Новости партнеров
Прослушать статью

«Для Москвы это стало сюрпризом». Запад намерен ввести санкции против Белоруссии. Как они навредят России?

Фото: Czarek Sokolowski / AP

Задержание основателя Telegram-канала NEXTA Романа Протасевича в Минске сразу после экстренной посадки самолета ожидаемо спровоцировало негативную реакцию Запада. Европейские политики раскритиковали Александра Лукашенко, несколько стран ЕС ввели ограничения на полеты над Белоруссией и задумались об ужесточении санкций. И это в то время, когда отношения Минска и Запада и без того переживают не лучшие времена с тех пор, как в 2020 году ЕС и США поддержали протесты белорусской оппозиции. В этой непростой обстановке Лукашенко удалось сохранить власть и уберечь экономику от обрушения из-за санкций. Но теперь ситуация выглядит гораздо серьезней, и последствия белорусского кризиса вполне могут затронуть Россию. 28 мая состоялась встреча Лукашенко и Владимира Путина, на которой наверняка обсуждались последствия недавних событий и пути их преодоления. С какими трудностями столкнулся белорусский лидер на этот раз и во что обойдется России очередное спасение союзника, «Ленте.ру» рассказал политолог, программный директор Российского совета по международным делам и международного дискуссионного клуба «Валдай» Иван Тимофеев.

«Лента.ру»: Почему вообще инцидент с принудительной посадкой самолета Ryanair спровоцировал такую реакцию Запада?

Иван Тимофеев: Во-первых, речь идет о том, что информация о предполагаемом минировании была очень противоречивой. Расследование идет, но все же у западных наблюдателей возникло ощущение, что это был фейк и обман.

Отсюда вторая причина: на обман пошли ради ареста представителя белорусской оппозиции. С учетом того, что США, ЕС и ряд других стран осуждали происходившее в Минске после президентских выборов в прошлом году, инцидент с самолетом еще больше обострил ситуацию.

При этом схожие истории с принудительной посадкой самолетов уже случались. И действительно, каждый подобный инцидент вызывал резонанс. При этом Белоруссия — суверенная территория, и по Конвенции о международной гражданской авиации она действительно может руководствоваться соображениями безопасности и посадить самолет.

Инциденты, подобные происшествию с самолетом Ryanair

В 2013 году самолет Dassault Falcon 900 с боливийским президентом Эво Моралесом на борту был вынужден сесть в Вене. Это произошло после того, как власти стран Франции, Испании, Италии и Португалии запретили ему лететь через свое воздушное пространство. Предполагается, что это сделали по запросу США.

В 2016-м пассажирский самолет, летевший из Киева в Минск, был вынужден вернуться на территорию Украины — якобы командиру корабля пригрозили, что поднимут в воздух истребители. Тогда тоже был задержан активист, журналист «Антимайдана» Армен Мартиросян. В тот же день украинские правоохранители отпустили его, и он улетел в Минск. Кроме того, экс-президент Украины Петр Порошенко извинялся перед своим белорусским коллегой Александром Лукашенко за произошедшее.

То есть все было бы хорошо, если бы не задержали Протасевича?

Да. Из-за этого возникает устойчивое ощущение, что сообщение о минировании — это повод для ареста. Конечно, подобное сразу вызывает жесткую реакцию.

Если бы Минск просто посадил самолет из-за угрозы теракта, никаких последствий не было бы. Если бы оппозиционер был арестован на территории Белоруссии, это бы просто встало в ряд событий, к которым многие привыкли еще с прошлого года. Но эти события произошли одновременно, и возник резонанс.

Можно сейчас сгладить остроту конфликта Запада и Белоруссии?

Судя по заявлениям белорусского президента Александра Лукашенко, он сам не собирается идти на смягчение конфликта. Да и на Западе уже идут разговоры о том, чтобы ввести новые санкции против Белоруссии. Там никому уже не интересно, действительно ли местные власти посадили самолет из соображений безопасности, а Протасевича просто арестовали по ходу дела или нет.

С учетом всего этого ситуация останется напряженной. От Лукашенко будут требовать освобождения оппозиционера, извинений и так далее. На это он вряд ли пойдет. Ставки выросли, и я даже не думаю, что США и ЕС удовлетворятся одними только санкциями против высокопоставленных лиц.

С первого дня западные политики обвиняли в инциденте не только Минск, но и Москву. Так, глава британского МИД Доминик Рааб заявил, что белорусские власти не могли действовать без ведома России. Это подготовка к новым санкциям в отношении России или просто привычная риторика?

У меня недостаточно фактуры, чтобы рассуждать об этом, и, думаю, у Доминика Рааба ее тоже нет. Речь идет о его предположениях.

Безусловно, есть Союзное государство, есть другие обязательства. Но я все равно убежден, что ситуация с самолетом Ryanair была большим сюрпризом для Москвы. Настолько же большим, как и для западных стран. Так что не думаю, что страны ЕС и США введут санкции против Москвы именно из-за этого инцидента и что западный мейнстрим будет обвинять Россию в причастности.

Однако тут важно отметить, что подобные действия Лукашенко — это головная боль для Москвы, для всей российской дипломатии. Возникает проблема: с одной стороны, Россия никакого отношения к посадке Ryanair не имеет. Более того, последствия инцидента могут повредить ее интересам. С другой стороны, Москва и Минск — партнеры, и первая не может безоговорочно подписаться под позицией западных стран.

Давайте чуть подробнее поговорим о санкциях. В каком направлении могут действовать ЕС и США?

Первые антибелорусские меры — это то, что связано с ограничением или запретом полетов над территорией Белоруссии или запретом на рейсы в эту страну. Они могут исходить как от авиакомпаний — например, Lufthansa, — так и от государств: стран ЕС, Канады и Украины. Во-вторых, на Западе могут ввести санкции против отдельных официальных лиц республики.

Кроме того, ЕС и США могут ввести ограничения на инвестиции в Белоруссию. Так, европейское объединение уже заморозило инвестиционную помощь этой стране на сумму в размере трех миллиардов евро. Возможно и введение западными странами санкций против системообразующих компаний Белоруссии.

Могут ли эти меры затронуть Россию?

Да, все они в разной степени могут повредить Москве. Все эти ограничения на полеты, например, повышают издержки для наших авиакомпаний и аэропортов. Уже есть прецеденты, когда отменяют рейсы, летящие в российскую столицу через Белоруссию.

Повредить Москве могут и ограничения на инвестиции. Из-за этого в какой-то момент может возникнуть запрос, чтобы Россия давала Белоруссии то, что она недополучает из-за этих ограничений.

Но самое худшее — это последний вариант, санкции против крупных белорусских компаний. Если США и ЕС их введут, то возникнет вопрос, как быть уже нашим предприятиям. При угрозе вторичных санкций со стороны Вашингтона российские компании будут вынуждены прекращать сотрудничать с белорусскими, либо нам придется настраивать альтернативные механизмы расчета в рублях. Они есть и сейчас, но придется проделать огромную работу для их налаживания. Моментально перевести все финансовые потоки на рубль наверняка не получится.

И потом, санкции против системообразующих компаний нанесут серьезный урон белорусской экономике. Возможно, в этом случае Москве придется оказать Минску помощь — и тогда мы сами понесем серьезные издержки.

Насколько высока вероятность, что ЕС и США введут санкции против крупных предприятий?

Знаете, сейчас она довольно высока. Значительно выше, чем была до инцидента с самолетом Ryanair.

Конечно, тревожные сигналы были и до 23 мая: например, что ряд крупнейших белорусских компаний может вот-вот попасть в черный список США (Specially Designated Nationals List, согласно которому гражданам США и постоянным жителям страны запрещено заниматься бизнесом с этими лицами — прим. «Ленты.ру»). Да, пока в отношении этих предприятий продлили генлицензию, против них не действуют такие меры, но только до 2 июня, а что будет дальше? Кроме того, возможность санкций против крупных компаний обсуждали в Совете ЕС.

Сейчас риски выросли. Сейчас много эмоций, ситуация накалена. И Вашингтону, и Брюсселю нужно принимать решения. Скорее всего, Соединенные Штаты продлят генлицензию белорусам и после 2 июня — а если нет? Видите, уже сейчас возникает много «но», которые повышают риски для разных белорусских компаний.

Точно ли санкции против системообразующих предприятий настолько критичны для Москвы? Уже сообщалось, что ограничения могут наложить на экспорт белорусских калийных удобрений. Для Минска удар по крупнейшему «Беларуськалию» точно будет тяжелым: ЕС за его счет покрывает 25 процентов потребностей в калии. Но ведь восполнить поставки может и Россия — например, «Уралкалий».

Какие-то локальные поставщики, вероятно, действительно от этого выиграют. Но не думаю, что это компенсирует потери от общего удара по экономике.

Опять же: такой удар последует в том случае, если санкции коснутся системообразующих предприятий Белоруссии. И тогда России, вероятно, придется оказывать ей помощь. К тому же пострадают производственные цепочки: ведь у нас очень тесные торговые отношения между странами, многие компании — в том числе нефтеперерабатывающие заводы — связаны друг с другом.

Могут ли санкции против официальных лиц затронуть Россию?

Думаю, нет. Если бы речь шла о координации московских и минских усилий, на что намекал Рааб, — это одно. И да, тогда санкции могли бы ввести. Но о причастности России нет речи, так что подобных мер опасаться не стоит. Да и вообще, экономический эффект от санкций против высокопоставленных чиновников почти нулевой.

Россию непосредственно затронут санкции против системообразующих компаний и меры по ограничению или запрету авиасообщения. А остальное — это скорее фоновые трудности.

28 мая состоялась встреча президентов России и Белоруссии, где поднимался и вопрос происшествия с Ryanair. Обсудили ли Путин и Лукашенко негативные последствия, которыми поведение Минска оборачивается для Москвы? Говорили ли о конкретных действиях в случае введения санкций?

Вопросы [ответных действий] будут подниматься по мере введения таких мер. А пока что обсуждается политическая ситуация, выстраивается позиция Москвы по этому поводу. Да, она уже высказывалась, но не системно. Думаю, после встречи Путина и Лукашенко мы можем услышать более комплексное заявление на эту тему.

Вся эта ситуация с самолетом и возможным введением санкций для Москвы действительно неудобна, и она в нее попала не по своей воле. А потому не думаю, что Кремль намерен расхлебывать эту ситуацию за белорусского лидера. С другой стороны, так как подписаться под позицией Запада в Москве тоже не могут, то, скорее всего, после встречи в России продумают некий промежуточный вариант и будут продвигать именно его.

Кстати, через несколько недель Путин встретится с американским коллегой Джо Байденом. Чего мы можем ожидать от этой встречи именно по линии белорусской повестки?

Думаю, в рамках обсуждения взаимных мер ни Москва, ни Вашингтон обсуждать Минск не станут. Это просто не входит в повестку этих стран, у России и США достаточно своих тем. Так что если Белоруссия и войдет в темы встречи, то уж точно во второстепенном ключе.