Новости партнеров
Прослушать статью

Есть контакт. Главы МИД России и США встретятся с глазу на глаз. Смогут ли они разморозить отношения двух стран?

Фото: Chip Somodevilla / Getty Images

Первая личная встреча главы МИД России Сергея Лаврова и его американского коллеги Энтони Блинкена назначена на вечер 19 мая. Как ожидается, она пройдет по завершении основной программы Арктического совета в Рейкьявике. Фон для этих переговоров, мягко говоря, далек от идеального: скандальное интервью президента США Джо Байдена, новая волна санкций, взаимная высылка дипломатов и отзыв послов. Между тем Рейкьявик — символическое место для российско-американских отношений. 35 лет назад личная встреча советского лидера Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана в Рейкьявике стала первым шагом к завершению холодной войны. «Лента.ру» разбиралась, готовы ли стороны к диалогу, где могут совпасть интересы России и США и могут ли отношения между двумя державами стать еще хуже.

Атмосфера ненависти

Сложности в отношениях России и США начались задолго до того, как Байден занял президентский пост, — а точнее, когда он был вице-президентом в администрации Барака Обамы с 2009 по 2017 год. Когда в Белом доме оказался Дональд Трамп, отношения с Россией продолжали ухудшаться: Вашингтон с завидной регулярностью вводил все новые санкции против Москвы, взаимные ограничения и высылка дипломатов привели к закрытию российских и американских генконсульств, а контакты между двумя столицами практически сошли на нет.

А потому, когда Байден одержал победу на президентских выборах 2020 года, ожидания от его политики в отношении России были весьма невысокими. И они оправдались: уже в середине марта 2021-го американский лидер дал скандальное интервью телеканалу ABC News, в котором назвал российского президента Владимира Путина убийцей и пригрозил Москве расплатой за вмешательство в американские выборы.

Подобные заявления сложно назвать сюрпризом, ведь Байден не скрывал своего негативного отношения к России и Путину еще во время праймериз. И все же их резкость ожидаемо вызвала возмущение и негодование в Москве, российского посла в Вашингтоне Анатолия Антонова вызвали на консультации на родину. Российский лидер не стал усугублять ситуацию и отшутился: «Кто как обзывается, тот так и называется».

Через месяц Байден подписал указ о введении дополнительных санкций против России. Под новые ограничения попали несколько десятков физических лиц и организаций, из США были высланы десять российских дипломатов. Более того, американским компаниям с лета запретили напрямую приобретать российские долговые обязательства, выпущенные Центробанком, Фондом национального благосостояния и Минфином, но санкции затронули лишь первичное размещение гособлигаций.

Ответ России ждать себя не заставил: из страны выслали десять американских дипломатов, включая пресс-секретаря посольства, Москва опубликовала черный список действующих и бывших чиновников США, а американским дипмиссиям запретили нанимать граждан России и третьих стран. Введение последнего запрета, впрочем, было решено пока отложить. Кроме того, Москву временно покинул американский посол Джон Салливан — ему посоветовали провести консультации на родине.

Позже Россия включила США в список недружественных стран. А прямо в день переговоров в Рейкьявике Государственная Дума единогласно проголосовала за выход Москвы из Договора по открытому небу (ДОН), разрешающего разведывательные полеты стран-участниц над территорией друг друга. От этого соглашения Вашингтон отказался еще при Трампе.

Таким образом можно сказать, что при Байдене продолжилась деградация отношений между Вашингтоном и Москвой, считает генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов. «К сожалению, если говорить о нынешних тенденциях, они по-прежнему тянут наши отношения вниз, а не вверх», — подчеркнул эксперт в беседе с «Лентой.ру».

Нот грейт, нот террибл

Впрочем, изначальные опасения экспертного сообщества, что приход Байдена к власти обернется полной катастрофой в двусторонних отношениях и «адскими санкциями» против Москвы, не оправдались, считает Кортунов. «Политика Байдена оказалась более сбалансированной. Да, конечно, санкции продолжаются, но эти санкции не существенно отличаются от предыдущих», — отметил эксперт.

Более того, ограничения соседствовали с призывами Байдена к проведению саммита с Путиным и заявлениями о необходимости построения «более стабильных и предсказуемых отношений» между Москвой и Вашингтоном.

Алан Кафруни, профессор в области международных отношений из колледжа Гамильтона (США), в беседе с «Лентой.ру» отметил, что и по вопросу газопровода «Северный поток-2», которому Вашингтон изначально противился, Байден занимает достаточно компромиссную позицию. Несмотря на публичное осуждение проекта и угрозы санкций, в Белом доме избегают крайностей и отдают себе отчет в том, что попытки сорвать строительство газопровода могут не только привести к обострению противостояния с Россией, но и подорвать отношения с Германией — ключевым партнером США в Европе.

Более того, Москве и Вашингтону удалось достичь прогресса в вопросе контроля над вооружениями и договориться в кратчайшие сроки о продлении Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ, неофициальное название — СНВ-3). При победе Трампа это соглашение, вероятнее всего, было бы обречено на коллапс.

Кортунов также напомнил, что первая встреча между Трампом и Путиным состоялась лишь спустя полтора года после того, как республиканец занял президентский пост. Байден же готов на личные переговоры значительно раньше: при благополучном стечении обстоятельств встреча лидеров может состояться уже в ближайшие недели.

А поговорить?

Несмотря на видимую готовность обеих сторон к диалогу, риск провала встречи все еще сохраняется. Одним из таких сценариев, по мнению Кортунова, может стать сведение Блинкеном разговора к нравоучениям.

Так, госсекретарь может остановиться на том, как России следует обращаться с Алексеем Навальным (учредитель Фонда борьбы с коррупцией, включенного Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента) или как выполнять Минские договоренности с Киевом. «То есть он может занять менторскую позицию для того, чтобы дома сказать: я все высказал, зафиксировал нашу официальную позицию в отношении России», — предположил эксперт.

Том Сауэр, профессор международной политики из бельгийского Университета Антверпена, в свою очередь, предположил, что Блинкен практически наверняка начнет встречу с заявлений о том, что США не приемлют посягательств России на свои национальные интересы. «Остается надеяться, что после этого переговоры перейдут на другой уровень», — заявил он «Ленте.ру».

Если обе стороны все же сохранят настрой на обстоятельный разговор, то одной из наиболее многообещающих тем переговоров может стать контроль над вооружениями. В частности, Лавров и Блинкен могут обсудить дальнейшую судьбу СНВ-3 и возвращение обеих стран в Договор по открытому небу. Впрочем, в Москве уже отказались откладывать процедуру по выходу из соглашения, категорично указав: у Вашингтона было предостаточно времени, чтобы предпринять какие-то шаги по его спасению.

Кроме того, стороны могут найти точки соприкосновения по проблематике Ирана. Администрация Байдена выражала стремление вернуться к выполнению ядерной сделки с Тегераном, которую США покинули при Трампе. Россия, которая также заинтересована в сохранении соглашения и поддерживает достаточно тесные отношения с Исламской Республикой, может этому посодействовать.

Еще одна сфера общих интересов двух стран — это Арктика. Неслучайно встреча дипломатов проходит именно на полях Арктического совета, в котором Россия будет председательствовать следующие два года. Кортунов отмечает, что взаимодействие по проблематике этого региона, по сути, один из немногих случаев успешного сотрудничества между двумя странами. «И Россия, и США сделали максимум возможного для того, чтобы вывести Арктический регион из общего геополитического противостояния», — подчеркнул эксперт.

И все же надеяться на практические договоренности в ходе встречи в Рейкьявике не приходится. Кортунов отмечает, что для предметного и обстоятельного диалога необходима подготовительная работа на более низком уровне. Однако из-за предшествовавших взаимных ограничений каналы коммуникации между дипломатами России и США были фактически заморожены.

Что было, что будет, чем сердце успокоится

Спрогнозировать исход переговоров в Рейкьявике, а уж тем более потенциального саммита между Байденом и Путиным, который до сих пор находится под вопросом, крайне сложно. Слишком многое зависит от того, как стороны расставят приоритеты в своих переговорных позициях.

Москва и Вашингтон могут сфокусироваться только на прощупывании потенциально взаимовыгодных вопросов, но могут рискнуть и коснуться болезненных тем. Вопрос еще и в том, смогут ли они пойти на компромиссы и проявить инициативу — без оговорок и предварительных условий.

В то же время при любых раскладах единственная встреча, которой предшествовало несколько лет весьма напряженных отношений между США и Россией, два месяца игры на повышение и практически полная заморозка всех контактов, не в состоянии развернуть ситуацию на 180 градусов.

Кроме того, обитатели Капитолийского холма — как демократы, так и республиканцы — пока не готовы к полному примирению с Россией, считает Том Сауэр.

События последних месяцев нередко сравнивали с возрождением холодной войны. Однако, оглядываясь на них, можно заметить: несмотря на всю гневную риторику и «игру мускулами» и Москва, и Вашингтон проявили крайнюю осторожность в своих шагах и смогли избежать вывода конфронтации на новый уровень, считает Кортунов.

Более того, администрация Байдена осознает, что противостояние с еще одним «главным врагом Америки» — Китаем — может оказаться куда опаснее, а потому в интересах Вашингтона приложить реальные усилия для того, чтобы выстроить более стабильные и предсказуемые отношения с Россией. Так или иначе, нормализация отношений потребует кропотливой и долгой работы «за кулисами», и маловероятно, что мы увидим ее первые результаты в ближайшем будущем.