Культура

Берегись автомобиля. Как и почему на Каннском фестивале победил фильм о забеременевшей от «Кадиллака» убийце?

Кадр: фильм «Титан»

74-й Каннский фестиваль, из-за пандемии коронавируса получившийся не только первым за два года и самым замаскированным в истории, но и, возможно, самым представительным по программе за последнее десятилетие, подошел к концу во Франции. Жюри с великим афроамериканским режиссером Спайком Ли во главе сенсационно наградило «Золотой пальмовой ветвью» буйную и броскую картину Джулии Дюкорно об автомобильной беременности «Титан», сумев при этом удивить и в плане распределения остальных наград. «Лента.ру» рассказывает о том, кто выиграл каннские призы — и насколько заслуженно.

«Золотая пальмовая ветвь» за лучший фильм
«Титан» (Titane), Франция, режиссер Джулия Дюкорно

Фото: Eric Gaillard / Reuters

Джулия Дюкорно, сделавшая себе несколько лет назад имя провокационным веганско-каннибальским хоррором «Сырое», судя по ее новому фильму не утратила таланта к эффектным экранным жестам: «Титан» начинается с секса трудящейся на автошоу танцовщицы с «Кадиллаком», а продолжается ее последовавшей беременностью, вспышкой кровавых убийств, бегством и удивительным обретением себя в доме свихнувшегося от горя и стероидов капитана пожарных — в качестве его сына! Во всем этом жонглировании жанрами и калейдоскопе образов вроде текущего из утробы машинного масла можно при желании рассмотреть религиозные аллюзии в диапазоне от древнегреческой мифологии до раннего христианства. А можно — не разглядеть ничего, кроме звенящей грохотом металла пустоты, замаскированной трюковой режиссурой. Спайк Ли и его жюри, в свою очередь, вполне могли увидеть в «Титане» самый сюжетно бойкий и визуально эффектный фильм конкурса.

Гран-при
«Герой» (Ghahreman), Иран, режиссер Асгар Фархади, и «Купе номер шесть» (Hytti nro 6), Финляндия, режиссер Юхо Куосманен

В условиях, когда в основном конкурсе соревновались сразу 24 картины (в обычных условиях это число не превышает двадцати), неизбежными оказались призы, разделенные между двумя фильмами — причем такое решение жюри приняло сразу дважды. Гран-при, вторую по престижности награду фестиваля, разделили два фильма о персональной цене свободы в реалиях тотальной девальвации последней. Так новая лента двукратного лауреата «Оскара» из Ирана Асгара Фархади «Герой» высказывается об иранской несвободе через сюжет о мужчине, пытающемся выбраться из долговой тюрьмы — с непредсказуемыми для его совести последствиями. Типичный для славящегося любовью к неразрешимым моральным дилеммам Фархади сюжет. А снятый с российским участием и в России фильм финна Юхо Куосманена «Купе номер шесть» всматривается в лихие, захлебнувшиеся обещанием свободы девяностые из окна поезда МоскваМурманск — и через фигуры двух случайных попутчиков, бегущей от несчастной любви финской студентки и обалдевшего от пьянства молодого русского шахтера. Куосманен, стоит отметить, доезжает на своем скором почти до пародии на русскую жизнь. Может быть, впрочем, это входило в его замысел.

Лучший режиссер
Леос Каракс, «Аннетт» (Annette), Франция

Кадр: фильм «Аннетт»

Француз Леос Каракс, некогда слывший вполне себе радикалом, в своем новом фильме несколько преображается — обращается к жанру мюзикла (на песни группы Sparks), существенно смягчает интонацию и, что самое главное, раскрывает душу на самом личном сюжете в карьере, о мужчине, доводящем любимую до смерти и остающемся один на один с дочерью. Все это — в эксцентричном антураже из песен во время куннилингуса, пародий на Супер Боул и криповатой куклы в заглавной роли. Причуды и искренность Каракса жюри, видимо, и оценило — предпочтя не обращать внимания на то, что в сущности режиссер здесь признается в том, что ему всерьез не интересен никто, кроме него самого. А значит, и проникнуться его лукавой тоской могут лишь те, кто терпелив к чужой жалости к себе.

Прочитать о фильме «Аннетт» подробнее можно здесь

Лучший актер
Калеб Лэндри Джонс, «Нитрам» (Nitram), Австралия, режиссер Джастин Курзель

Кадр: фильм «Нитрам»

Хорошо известный ролями в таких фильмах, как «Прочь» и «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», американец Калеб Лэндри Джонс — пожалуй, лучшее, что есть в картине Джастина Курзеля «Нитрам», разочаровывающей все сильнее и сильнее с каждой пятиминуткой экранного времени. Начинающийся как вдумчивый, почти импрессионистский портрет страдающего от депрессии и задержки в интеллектуальном развитии молодого обитателя Тасмании (как раз Лэндри Джонс), «Нитрам» к финалу вдруг съезжает в историю самого трагичного в австралийской истории массового убийства — и делает это не то, чтобы элегантно и оправданно. Бравурного перформанса Лэндри Джонса это, впрочем, не отменяет и не обесценивает.

Лучшая актриса
Ренате Реинсве, «Худший человек на свете» (Verdens verste menneske), Норвегия, режиссер Йоаким Триер

Кадр: фильм «Худший человек на свете»

Йоаким Триер снял один из самых последовательно изобретательных фильмов основного конкурса — портрет норвежки Юли с 25 до 30, более того, портрет, в котором трудно не считывать приговор всему поколению, так остроумен Триер в иронии к женщине, мечущейся между профессиями, мужчинами и, самое главное, полярными представлениями о самой себе. Тем любопытнее, что замечая и укрупняя недостатки своей никак не взрослеющей героини, Триер при этом напрочь отказывается ее судить, обнаруживая в себе ресурс не только к сарказму и стилю, но и к редкой эмпатии. Его можно понять, как минимум глядя на перформанс Ренате Реинсве в заглавной роли — ухитряющейся одновременно быть и невыносимой, и понятной, и магнетичной.

Лучший сценарий
Рюсукэ Хамагути, Такамаса Оэ, «Сядь за руль моей машины» (Doraibu mai ka), Япония, режиссер Рюсукэ Хамагути

Кадр: фильм «Сядь за руль моей машины»

Пожалуй, один из самых оправданных призов всего расклада: Рюсукэ Хамагути и его соавтор Такамаса Оэ действительно проделали блестящую драматургическую работу. Лаконичный рассказ Харуки Мураками в их руках превратился в одновременно эпический (на три часа времени!) и интимный портрет современной японской печали, не меньшим фундаментом для которого служит не только их соотечественник-литератор, но и наш — Антон Чехов. Его «Дядю Ваню» главный герой «Сядь за руль моей машины» ставит — в авангардной лингвистической форме — на театральной сцене, попутно пытаясь на своем алом Saab доехать до того же неба в алмазах, о котором мечтали чеховские герои. Без особой надежды на успех — но с желанием жить, несмотря ни на что, которое постепенно разливается и по зрителю.

Прочитать о фильме «Сядь за руль моей машины» подробнее можно здесь

Приз жюри
«Память» (Memoria), Колумбия, режиссер Апичатпон Вирасетакун, и «Колено Ахед» (Ha'berech), Израиль, режиссер Надав Лапид

Спайк Ли и компания самое удивительное свое решение оставили для приза жюри — который они разделили между двумя впечатляюще не похожими друг на друга фильмами. Один, «Память», первый заграничный опыт тайского визионера Вирасетакуна — демонстративно медленный, созерцательный, следующий за героиней Тильды Суинтон в колумбийские джунгли на поиски терзающего ее парадоксального (и насильственного для барабанных перепонок) звука — где она находит контакт с памятью не только своей, но как будто бы и всего человечества. Другой, «Колено Ахед» Надава Лапида — напротив, резкий, суетливый, борзой, бесстрашно бросающий вызов израильскому порядку вещей с помощью сюжета о бунтующем на показе собственного фильма режиссере-нонконформисте. Оба фильма — так или иначе выдающиеся.

Прочитать о фильме «Колено Ахед» подробнее можно здесь

«Золотая камера» за лучший дебют
«Мурина» (Murina), Хорватия, режиссер Антонета Аламат Кусиянович

Кадр: фильм «Murina»

Приз за лучший дебют в Каннах вручают без оглядки на принадлежность к конкретной секции киносмотра (причем делает это специальное жюри) — и в этот раз его лауреатом стала участвовавшая в программе «Двухнедельник режиссеров» хорватская лента «Мурина». В ее центре — живущая с родителями на острове в Адриатике девушка, взросление которой ускоряется с прибытием сюда богатого бразильца, в свое время бывшего любовником ее матери. Антонета Аламат Кусиянович насыщает этот типичный для кинороманов воспитания сюжет таким напряжением, что смотрится «Мурина» почти как триллер, в котором отдельным персонажем становится само окружающее остров море — в нем героиня чувствует себя куда как комфортнее, чем на земле, среди завравшихся и зарвавшихся взрослых.

Гран-при секции «Особый взгляд»
«Разжимая кулаки», Россия, режиссер Кира Коваленко

Кадр: фильм «Разжимая кулаки»

Призы во второй по престижности программе Каннского фестиваля «Особый взгляд» вручили на отдельной церемонии еще 16 июля, но обойти их упоминанием невозможно — хотя бы потому что главным триумфатором секции, в свое время открывшей десятки великих режиссеров, стала россиянка Кира Коваленко. Ее драма «Разжимая кулаки» разворачивается в Северной Осетии (и снята на осетинском), где главная героиня, по которой в детстве прошелся жуткий теракт, пытается вырваться из тесных уз отцовской гиперопеки. Не меньше сюжета в фильме Коваленко впечатляет режиссура — тонкая, зрелая, внимательная не только к персонажам, но и к миру, в котором они обитают. А что еще важнее — сама способная из уз реализма и истории вырваться эффектными стилистическими решениями.

Прочитать о фильме «Разжимая кулаки» подробнее можно здесь

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.