Экономика

«На непредсказуемые события мы реагируем в режиме реального времени» CEO LIFE PAY о реальностях эквайрингового бизнеса

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Платежный сервис LIFE PAY стал одним из тех, чей бизнес и клиенты в июне этого года пострадали после отзыва лицензии у банка РФИ. В такой ситуации нужно быстро переключиться и восстановить функцию работы с платежами. Генеральный директор эквайринговой компании LIFE PAY Арсений Косенко рассказал «Ленте.ру» о своем бизнесе и о том, как его сервис работает после отзыва лицензии банка-партнера.

«Лента.ру»: Операции, связанные с оплатой пластиковыми картами, стали повседневными, так как это удобный и безопасный инструмент с множеством преимуществ. Но иногда банк-эквайринг или эквайринговая компания могут отказать продавцу в этой услуге. Почему так происходит?

Арсений Косенко: Все тренды говорят о том, что «безналичная» экономика будет развиваться, проникая во все сферы жизни. Во многом на это повлиял закон об онлайн-кассах, заставивший многие компании «обелиться» и принимать банковские карты к оплате.

И действительно есть ряд видов бизнеса, с которыми мы не работаем — он пересекается со списком банков-эквайеров, которые могут не сотрудничать, например, c туристическими компаниями. Это риски: если туроператор обанкротится, будут претензии на огромные суммы. Так что у каждого эквайера свой подход к выбору клиента.

Фото: страница Арсения Косенко в Facebook

Как вы следите за тем, чтобы карты не использовались для мошенничества и оплаты сомнительных сделок?

Мы не подключаем к эквайрингу компании, которые вызывают сомнения в отношении своей репутации. Например, бизнес находится в черном списке ЦБ, компания совершала экономические преступления, имеет плохую репутацию на рынке, предоставляет противоречивую информацию о своей деятельности. Мы не работаем с теми, у кого сомнительная репутация. Каждый банк соответствует закону «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В соответствии с ним банк формирует список запрещенных бизнесов.

Что грозит банку или эквайринговой компании за проведение мошеннических сделок?

Надо понимать, что мошенническими сделками занимается «псевдомерчант», а не платежный сервис или банк. Если выявляется какой-то инцидент, то, как правило, возврат средств происходит с помощью заявления покупателя, с карты которого были списаны деньги. Это так называемый chargeback. Схема следующая: деньги списали у покупателя, он приходит в банк, и банк делает chargeback. По сути, в этом процессе взаимодействует банк-эквайер, МПС (Международная платежная система — Visa, Mastercard или «МИР» — прим. «Ленты.ру»). Банк-эмитент отправляет запрос в МПС о сомнительной операции, и начинается разбирательство. В это время банк-эквайер выясняет у мерчанта, владельца специального программного обеспечения, которое позволяет продавцам осуществлять прием денежных средств, списанных с банковских карточек, от покупателей, почему так произошло. После происходит возврат денег, которые удерживаются из баланса мерчанта.

Всегда ли возвращают деньги?

Если у плательщика прошла оплата по договору, и она подтверждена пин-кодом или через телефон, а мерчант прислал чек или любой другой первичный документ, подтверждающий оплату и оказанные услуги или выданные товары, то средства не вернут. Если подтверждения авторизации нет, то такие операции, как правило, можно оспорить. Например, карточку «прокатали» на терминале, по номеру карты провели транзакцию без подтверждения пин-кода или в системе нет данных об авторизации плательщика. В этих случаях можно запрашивать chargeback.

Центробанк продолжает отзывать лицензии у банков с сомнительной репутацией. Для ваших клиентов это всегда малоприятная ситуация. Что делать, если у банка, с которым вы работаете, отозвали лицензию?

Наша компания работает под брендом LIFE PAY с 2016 года, и единственный раз, когда у «нашего» банка отозвали лицензию, была ситуация с банком РФИ. Как мы обеспечили переход клиентов с банка-эквайера РФИ? В первую очередь мы думаем о клиентах и стараемся максимально смягчить удар. У нас много партнеров — крупных, надежных банков. Мы сразу предложили своим клиентам переключиться на эквайринг другого банка, чтобы восстановить прием платежей. В результате всех, кто согласился и предоставил документы, мы перевели в другой банк нашего платежного сервиса или «передали» нашим партнерам. Чтобы сделать это максимально оперативно, некоторые наши сотрудники работали в выходные дни.

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Как сильно страдает клиент при отзыве у банка лицензии и можете ли вы ему помочь в возврате средств?

Отзыв лицензии приводит к тому, что у банка сразу перестают работать системы приема платежей — нельзя принять платеж и «достать» деньги из банка. Ничего критичного в том, что у компании зависает дневная выручка в банке, нет. Намного важнее то, что перестает работать система приема платежей, и мерчант начинает терять клиентов и заказы. В такой ситуации владельцу бизнеса нужно быстро переключиться и восстановить функцию работы с платежами. За возврат средств отвечает только банк, а Агентство страхования вкладов может оценивать ситуацию и консультировать клиентов.

Четыре банка, являвшиеся партнерами вашей платформы, попали под санкции ЦБ: «Москомприватбанк», Банк24.ру, «Пробизнесбанк» и РФИ банк. Большая ли доля операций LIFE PAY шла через них?

Еще раз отмечу, что наша компания работает с 2016 года, а события, произошедшие до этого времени, в том числе, попадание под санкции ЦБ вышеперечисленных банков, кроме РФИ, мы комментировать не можем. Банк РФИ был лишь одним из банков-эквайеров нашего сервиса. Через него работало менее пяти процентов наших клиентов.

Хорошо, как вы пережили отзыв лицензий у РФИ банка?

С РФИ работала незначительная часть мерчантов, и с точки зрения бизнеса, произошедшую ситуацию трудно назвать катастрофической. Тем не менее мы прекрасно понимаем, с какими трудностями столкнулись клиенты. Это был стресс и для них, и для нас. Мы сделали все возможное, чтобы максимально быстро перевести таких клиентов в другие банки и восстановить прием платежей.

Как вы выбираете банки-партнеры? Какие факторы влияют на принятие решения?

Мы выбираем банки с понятной бизнес-стратегией, совпадающей с нашей. Смотрим, насколько удобно работать с потенциальным партнером, насколько отлажены его внутренние процессы. Нам важно не просто дать клиенту эквайринг, но и обеспечить качественный сервис и высокую скорость подключения. Это важные факторы в принятии решения, но самое главное — надежность банка. В надежности банков из ТОП-10 сложно сомневаться, по остальным мы проводим комплит-анализ.

В первую очередь мы смотрим, в каком контексте банк упоминался в СМИ за последние несколько лет. Если есть информация об отмывании денег, значительных убытках, обысках или уголовных делах, то это повод усомниться в необходимости сотрудничества. Мы также смотрим на отчетность, динамику активов банка, рентабельность и другие показатели текущего года. При этом существуют комплаенс-риски, которыми банк должен сам грамотно управлять. Мы не имеем доступа к внутренним процессам банка, поэтому нам важно увидеть общую картину. На непредсказуемые события мы вынуждены реагировать в режиме реального времени.

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Что можете сказать о системе лицензирования эквайринговых компаний и стандартах платежных систем по надежности, по безопасности, по защите данных?

LIFE PAY ежегодно проходит внешний аудит PCI DSS (стандарт безопасности данных индустрии платежных карт, разработанный Советом по стандартам безопасности индустрии платежных карт, учрежденным международными платежными системами Visa, MasterCard, American Express, JCB и Discover — прим. «Ленты.ру»). Помимо этого мы обязаны подключать к эквайрингу только те устройства, у которых есть все необходимые сертификаты безопасности. Аудиторы платежных сервисов проверяют все наши системы и инфраструктуру на соответствие требованиям, мы проходим сертификацию PCI DSS. Эти меры обеспечивают технологическую безопасность данных и системы в целом.

Какие банки вы бы назвали главными партнерами?

Мы сотрудничаем с крупными и надежными банками: ВТБ, Тинькофф, Точка, Открытие, Райффайзенбанк и другими. Из эквайеров основным в нашем портфеле является ВТБ.

С кем работать комфортнее и почему?

В целом со всеми банками работать комфортно. Для нас важна скорость подключения и качество процессов: какие-то банки действуют более оперативно, какие-то — менее. Сейчас нас все устраивает, но предела совершенству нет.

Насколько жесткой, с вашей точки зрения, является конкурентная борьба на рынке эквайринга?

Да, на рынке эквайринга — жесткая конкуренция, потому что каждый банк, который стремится привлечь клиентов своими ключевыми продуктами, использует все доступные лид-магниты, то есть делает выгодное предложение для потребителя в обмен на его контактную информацию. Эквайринг — это одна из самых популярных услуг, с помощью которой банки привлекают клиентов.

Как вы оцениваете сегодня российский рынок эквайринга? В каком направлении вы видите его развитие?

Это растущий рынок, который уже прошел агрессивную фазу роста, но будет развиваться и дальше. Одна из предпосылок — рост онлайн-эквайринга, стимулирующий рост безналичных платежей.

Я считаю, что игроки, которые не развивают свои платежные сервисы, не ищут новые модели монетизации и не создают добавленную стоимость, — умрут.

Сейчас мы активно развиваем кассовый и учетный софт на базе платежного сервиса, который помогает автоматизировать управление платежами и заказами, и мы даем эту добавленную стоимость нашим клиентам. Можно сказать, мы делаем ставку на кассовое и учетное ПО с широкими интеграционными возможностями.

Для нас эквайринг — это SaaS-продукт. Сейчас мало просто дать клиенту эквайринг — нужно еще предоставить кассовое ПО. Как и любой SaaS-продукт, оно должно хорошо интегрироваться с другими сервисами. Поэтому наш приоритет — разработка качественных интеграций с партнерами, которые будут улучшать бизнес наших клиентов.

Правительство регулярно обсуждает снижение комиссии за эквайринг. Для отдельных сфер бизнеса эти ограничения уже существуют. Как вы относитесь к государственному регулированию эквайринговых и банковских комиссий?

В госрегулировании нет ничего плохого. Но ко всему нужно подходить осознанно. Ограничивать эквайринговую комиссию «сверху», не понимая или не уделяя внимания тому, из чего она складывается, — явно неправильно.

Рынок эквайринга очень конкурентный, а конкуренция — это лучшее средство против роста цен. В комиссии за карточный эквайринг, которую платит мерчант, бОльшую долю составляет сумма, которая уходит банку-эмитенту. Поэтому логично регулировать комиссию, которая уходит банку-эмитенту в рамках соглашения эквайера, эмитента и платежной системы. Все остальное банки-эквайеры и платежные сервисы будут демпинговать, и рынок начнет выравниваться — комиссия станет ниже.

По моим оценкам, больше двух процентов, которые сейчас уходят банку-эмитенту, — это много. В Европе конечные ставки по эквайрингу сильно ниже.

Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Европа давно уже имеет очень низкие эквайринговые комиссии и высокий процент безналичных платежей. Может, России пришло время переходить на европейскую модель, когда банки предоставляют только расчетные услуги, а ретейлеры сами покупают оборудование и обслуживают его?

Я не сторонник того, что нужно переходить на какую-либо модель. Считаю, что рынок такой, каким его сформировали игроки в конкурентной среде. Ретейлеры и так покупают оборудование и обслуживают его — например, наши клиенты. Если не покупают, то берут в аренду. В любом случае стоимость «железа» заложена в комиссию.

Процент безналичных платежей в России будет расти и дальше. И путь у него свой — будут и платежи по картам, и через Apple/Google Pay, и через СБП, которая сейчас набирает обороты.