Новости партнеров
Прослушать статью

Не, время умирать. Как юбилейный фильм бондианы навсегда уничтожил образ агента 007?

Кадр: фильм «Не время умирать»

Скоро в прокат выходит «Не время умирать» (No Time To Die) — 25-й фильм «бондианы» и последний для Дэниела Крэйга в роли агента 007. «Лента.ру» рассказывает, почему эта бойкая развлекательная картина не имеет ничего общего с одним из величайших киносериалов в истории.

Экс-агент МИ-6 Джеймс Бонд (Дэниел Крэйг) как никогда близок к обретению душевного покоя. Вместе с возлюбленной Мадлен Свонн (Леа Сейду) он колесит по Испании на верном «астон мартине» и готовится окончательно отпустить травматичное прошлое. С этой целью ему остается сделать один ритуальный жест — съездить на могилу Веспер Линд (Ева Грин), которая погибла 15 лет назад в финале «Казино "Рояль"». Склеп оказывается заминирован, так что Бонд моментально включает дремавшие рефлексы, виртуозно уходит от погони (помогает и бронированный автомобиль), а затем бросает Мадлен, обвинив в предательстве.

Проходит пять лет, и Джеймса, который тихонько спивается на Ямайке, навещает старый друг из ЦРУ Феликс Лейтер (Джеффри Райт) с молодым вертлявым коллегой по имени Логан Эш (Билли Магнусен). Они сообщают Бонду, что таинственный злодей Люцифер Сафин (Рами Малек) похитил из лаборатории МИ-6 ученого-перебежчика Валдо Обручева, который недавно закончил работу над новым оружием под названием «Геракл». Принцип его работы заключается в возможности запрограммировать микроскопические наноботы на геном одного человека или группы лиц. В перспективе эта британская разработка грозит населению Земли геноцидом, так что Бонду приходится вернуться к работе. Ситуацию немного осложняет не только вновь возникшая на горизонте Мадлен, у которой с Люцифером есть общая тайна, но и Номи (Лашана Линч) — агент МИ-6, получившая по наследству номер 007. В программе нового опасного путешествия Куба, Лондон и заброшенная военная база времен Второй мировой на острове между Японией и Россией.

«Не время умирать» это не просто юбилейный 25-й фильм «бондианы», но и последний с участием Дэниела Крейга, так что к его производству продюсеры во главе с Барбарой Брокколи подошли с понятным размахом. Сначала долго выбирали режиссера — Дени Вильнев отказался из-за «Дюны», Кристофер Нолан тоже не взялся. Сэм Мэндес, поставивший «Скайфолл» и «Спектр», отказался и вовсе наотрез. В итоге выбор остановили на Дэнни Бойле, который подтянул к проекту своего постоянного соавтора, сценариста Джона Ходжа. Подготовка к съемкам шла полным ходом, однако в августе 2018-го Ходж и Бойл покинули проект из-за творческих разногласий — вроде бы дело было в том, что Бойл настаивал на русском злодее. В итоге кризисным постановщиком назначили Кэри Фукунагу, который таким образом нарушил негласный мораторий на приглашение американцев в режиссерское кресло «бондианы».

Фукунага успел обмолвиться, что его первоначальный замысел был заключить действие фильма в голову Бонда, которого пытает в застенках террористической организации «Спектр» Эрнст Бломфельд (Кристоф Вальц). Сбыться смелым начинаниям было не суждено, так что постановщик «Настоящего детектива» здесь фигура все-таки скорее номинальная, а балом правили продюсеры. По тем же причинам сценарий фильма писали в восемь рук — последняя пара принадлежала Фиби Уоллер-Бридж, которая оживляла диалоги по личному приглашению Дэниела Крейга.

Учитывая все эти препятствия (не говоря уже о том, что переносы премьеры фильма стали важнейшей частью пандемического кинокризиса), даже удивительно, что «Не время умирать» почти не напоминает буриме в духе письма Дяди Федора. Это довольно стройное и даже бойкое приключенческое кино, которое почти не утомляет своим 160-минутным (рекорд бондианы) хронометражем. До определенного момента все это почти не похоже на лебединую песню. Машины летают, автоматы стреляют, Бонд пьет и шутит про лысых кошек. На траурный лад настраивает разве что вступительная песня в исполнении Билли Айлиш, но, к счастью, она так легко выветривается из памяти, что настроение не портит.

С точки зрения общей тональности «Не время умирать» доводит до логического завершения не столько линию, начатую в «Казино "Рояль"», сколько его продолжения, упорно пытавшиеся сделать из Бонда если не человека, то хотя бы Джейсона Борна. На протяжении всей своей предыдущей истории агент с двумя нулями был человеком ниоткуда, которому биографию заменяли выразительная мимика (Коннери, Мура или Броснана — неважно), шутки и общая цельность.

С каждым следующим фильмом невозмутимая физиономия все больше дергалась, из глаз все чаще текли слезы. Впечатление все это производило и производит двойственное. С одной стороны, последние пять фильмов изначально пародийной (пересмотрите фильмы с Коннери, это почти комедии) франшизы соответствуют стандартам «новой серьезности». С другой — десятилетиями складывавшийся образ агента без страха и упрека, ходячего символа Великобритании покрывался трещинами и вот, наконец, кажется, окончательно рассыпался. Главный герой «Не время умирать» вызывает сочувствие, но не имеет ничего общего с титром «Джеймс Бонд Яна Флеминга», который открывает каждый фильм бондианы.

«Не время умирать», да, увлекательное зрелище, но в то же время — крах одного из величайших киносериалов в истории. В страшном сне невозможно было представить, что в по определению ироничном бондовском фильме могут быть такие слезоточивые сцены, какие есть в «Не время умирать». Как и то, что две самых ударных будут отсылать к «Армагеддону» Майкла Бэя и, кажется, к «Титанику». Так что вполне логично, что в финале здесь поставлена самая жирная точка из возможных, а главный вопрос заключается не в том, кто примерит легендарный смокинг — Идрис Эльба или Том Харди, — а в том, как продюсеры в принципе планируют продолжать сериал. Пока же «Не время умирать» выглядит разве что надгробным камнем не только для «бондианы», но и для прекрасной эпохи, когда коммерческое кино предпочитало не бить зрителя по голове, а вызывать у него блаженную улыбку. Впрочем, справедливости ради, Бонд в лучшие годы выбирался и не из таких передряг.