Наука и техника

Дальше сами. Россия решила выйти из проекта МКС. Какое будущее ждет российскую космонавтику?

Фото: NASA / Shutterstock

26 июля президент России Владимир Путин провел рабочую встречу с недавно назначенным на должность генерального директора «Роскосмоса» Юрием Борисовым. Новый глава госкорпорации, ранее занимавший в российском правительстве пост вице-премьера, курирующего оборонно-промышленный комплекс и ракетно-космическую промышленность, заявил, что Россия выйдет из проекта Международной космической станции (МКС) после 2024 года и займется созданием Российской орбитальной служебной станции (РОСС). «Лента.ру» рассказывает о причинах, побудивших «Роскосмос» свернуть сотрудничество с НАСА.

На встрече с главой государства Борисов напомнил, что именно Россия первой в мире отправила человека в космос, а многочисленные поколения инженеров и конструкторов создали «огромный потенциал научно-технического задела, который необходимо будет конвертировать в конкретные услуги, которые сегодня востребованы российской экономикой». Среди других приоритетов госкорпорации гендиректор назвал пилотируемую программу, создание российской орбитальной станции и научный космос.

Безусловно, мы выполним все свои обязательства перед нашими партнерами, но решение об уходе с этой станции после 2024 года принято. Я думаю, что к этому времени мы начнем формировать российскую орбитальную станцию

Юрий Борисовгенеральный директор «Роскосмоса»

По мнению Борисова, будущее российской пилотируемой космонавтики «в первую очередь должно базироваться на взвешенной и системной научной программе, для того чтобы каждый полет обогащал нас знаниями в области космоса».

От «Мира» к РОСС

Появление МКС обязано двум основным причинам. Первая заключалась в том, что после распада Советского Союза в распоряжении России оказалась переразмеренная ракетно-космическая отрасль, обладающая рядом уникальных компетенций. Среди российских возможностей, которые к тому времени особенно заинтересовали США, была технология создания многомодульных орбитальных станций, наглядно продемонстрированная СССР, а затем и Россией, развертывания первой в мире многомодульной орбитальной станции «Мир», которая впоследствии стала прообразом не только МКС, но и китайской Tiangong, а также планируемых РОСС и Gateway.

Космическая станция «Мир»

Космическая станция «Мир»

Фото: NASA / Shutterstock

Вторая причина, по которой США пошли на сотрудничество с Россией в области космонавтики, связана с опасением, что советские ракетно-космические технологии попадут к конкурентам и противникам Америки. Впрочем, уследить за всем Соединенные Штаты не смогли, и часть инноваций утекла в Индию, Китай и другие страны. Именно поэтому, например, в настоящее время у Дели есть водородные ракетные двигатели, которых уже фактически нет у Москвы, а у Пекина — пилотируемая космонавтика. Но к утечке советских технологий причастна не только Россия, но и Украина, на территории которой после распада СССР оказалось большое число крупных аэрокосмических предприятий и конструкторских бюро.

Проект МКС берет начало с ноября 1993 года, когда Российское космическое агентство и НАСА подписали межправительственное соглашение о создании пилотируемого научно-исследовательского комплекса на низкой околоземной орбите. Строительство станции началось спустя пять лет с запуска ракетой «Протон-К» с Байконура функционально-грузового блока «Заря». Формально относящийся к российскому сегменту МКС блок был построен центром Хруничева на американские средства.

Кроме «Зари», в российский сегмент входят еще пять модулей, два из которых — «Наука» и «Причал» — были запущены в прошлом году. Учитывая возраст МКС, в последнее время НАСА и «Роскосмос» неоднократно поднимали вопрос о целесообразности продления сроков ее службы.

Как утверждал бывший гендиректор госкорпорации Дмитрий Рогозин, российский сегмент станции изношен на 80 процентов, а его поддержание «потребует примерно тех же самых средств, что необходимо будет с 2025 года на развертывание отдельной национальной российской орбитальной станции». Однако заявлялось это в прошлом году, на фоне отличной от текущей внешнеполитической обстановки.

Несчастливы вместе

В настоящее время в проекте МКС участвуют Россия, США, Япония, Канада, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Франция, Швейцария и Швеция. Станция управляется из Королева и Хьюстона. Грузовыми космическими кораблями для снабжения станции продовольствием, медикаментами, оборудованием и топливом располагают Россия («Прогресс МС»), США (Dragon и Cygnus) и Япония. Пилотируемые космические корабли есть только у Москвы («Союз МС») и Вашингтона (Crew Dragon). В ближайшие один-два года к ним добавятся еще два американских космических корабля — грузовой и пилотируемый.

В вопросе обеспечения нормального функционирования МКС Россия и США пока не могут обойтись друг без друга. В частности, российский сегмент с помощью двигателей грузовых кораблей «Прогресс МС» и служебного модуля «Звезда» обеспечивает выполнение коррекций орбиты станции и разгрузку гиродинов американского сегмента. В свою очередь, от последнего российский сегмент получает, в частности, электроэнергию. Американская сторона заявляет, что она сможет самостоятельно проводить коррекцию орбиты МКС при помощи Cygnus, однако в «Роскосмосе» напоминают, что для этого нужно предварительно развернуть станцию, а после маневра вернуть ее на место, что невозможно без российского сегмента.

В вопросе снабжения МКС американская сторона не зависит от России. После того как заработал Crew Dragon, «Роскосмос» лишился монополии на доставку людей к МКС. Когда к станции начнутся регулярные полеты космического корабля Starliner, этот отрыв еще больше увеличится. А вот с доставкой грузов могут возникнуть кратковременные сложности: на первой ступени средней ракеты Antares, выводящей Cygnus, стоит пара двигателей РД-181 российского производства, поставки которых «Роскосмос» запретил. Впрочем, для американской стороны это не непреодолимые трудности, поскольку у НАСА есть многоразовый Dragon, а для запуска Cygnus можно подобрать другую ракету.

В результате на МКС сложилась неопределенная ситуация, когда «Роскосмос» и НАСА физически не могут обойтись друг без друга и в силу отсутствия действующих альтернатив вынуждены продолжать сотрудничество. Положение кардинально изменилось после 24 февраля, когда Москве стало ясно, что дальнейшее взаимодействие сторон на прежнем уровне вряд ли возможно. Впрочем, к этому же решению США пришли гораздо раньше, решив постепенно доверять низкую околоземную орбиту частным компаниям и начав концентрироваться на лунной программе. В России, задумав построить РОСС и согласившись на сотрудничество с китайцами по лунной программе, пошли другим путем.

Своим путем

Согласно планам госкорпорации, первым базовым модулем РОСС станет Научно-энергетический модуль (НЭМ), который изначально планировалось отправить в 2025 году для стыковки с МКС. По словам первого заместителя генконструктора по летной эксплуатации, испытаниям ракетно-космических комплексов и систем РКК «Энергия» Владимира Соловьева, НЭМ полетит на «Ангаре» с Восточного. Переделка НЭМ под РОСС потребует около двух лет, в течение которых должны быть усовершенствованы его системы управления, питания и стыковки, а также оборудовано пространство для длительного пребывания космонавтов.

Возможный облик РОСС

Возможный облик РОСС

Изображение: РКК «Энергия»

В случае запуска НЭМ в 2025 году уже в следующем году к нему может полететь космический корабль «Орел» с экипажем на борту. «Орел», как и НЭМ, планируется запускать на «Ангаре» с Восточного. Тем не менее вероятнее всего первым к РОСС полетит «Союз» с Байконура или даже Восточного. Развертывание РОСС планируется осуществлять в два этапа. На первом этапе, который продлится с 2025 по 2030 год, планируется вывести четыре модуля РОСС: усовершенствованный НЭМ, модифицированный узловой «Причал», базовый и шлюзовой. На втором этапе, который намечен на 2030-2035 годы, к РОСС могут быть добавлены несколько целевых модулей.

Основное отличие РОСС от МКС будет заключаться в параметрах орбиты. Станцию планируется разместить на орбите с наклонением в 97 градусов, что позволит видеть 100 процентов территории России по сравнению с нынешними 20 процентами, которые видно с МКС, а также весь Северный морской путь. Между тем расположение РОСС на околополярной орбите примерно на треть увеличит радиационную нагрузку на космонавтов по сравнению с МКС. На это в «Роскосмосе» утверждают, что станция будет посещаемой, а полярная орбита, напоминающая лунную, позволит космонавтам тщательнее подготовиться к продолжительным миссиям на естественный спутник Земли.

Космос под санкциями

Вопрос о целесообразности дальнейшего продолжения сотрудничества России по программе МКС до начала спецоперации на Украине зачастую сводился к будущему российской пилотируемой космонавтики, которая продолжительное время, как и производитель ракетных двигателей, подмосковное Научно-производственное объединение (НПО) «Энергомаш», существовала в основном за счет сотрудничества с США. В настоящее время такой вопрос, по всей видимости, стоит достаточно серьезно, поскольку именно его на первой встрече с Борисовым как главой «Роскосмоса» задал Путин.

Отрасль находится в непростой ситуации, и вижу свою основную задачу вместе с коллегами — не уронить, а поднять планку, и в первую очередь обеспечить российскую экономику необходимыми космическими услугами

Юрий Борисовгенеральный директор «Роскосмоса»

То обстоятельство, что Россия решила выйти из МКС, как ни банально звучит, связано с тем, что все, что Москва могла получить от этого проекта, она уже получила. И здесь речь не про сокращение выручки из-за санкций (это бы все равно случилось потом), а скорее про гуманитарное и политическое значение, которое имела для России Международная космическая станция. Роль МКС огромна до сих пор, поскольку и сегодня она остается фактически единственным примером того, как Россия и США могут сотрудничать на относительно равных условиях.

Дмитрий Рогозин и Юрий Борисов

Дмитрий Рогозин и Юрий Борисов

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Можно допустить, что Россия останется на МКС с США до 2030 года, как это планировали в НАСА, однако что от этого получит «Роскосмос», который практически ушел с западного рынка? Поэтому каким бы непопулярным ни выглядело решение об уходе с МКС, альтернатив созданию собственной орбитальной станции нет. И решать она будет задачи, вероятно, совсем другого характера, чем российский сегмент МКС. В пользу того, что строить эту станцию нужно, говорит и то, что сегодня это единственный способ сохранить российскую пилотируемую космонавтику к началу следующего десятилетия.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.