Спите, трактористы

Ярослав Загорец о болезненной упертости чиновников

Представьте, что вы тракторист. Вы сидите в своем тракторе посреди какого-нибудь болота, рыча и разбрасывая огромными колесами грязь из колеи, но сдвинуться с места никак не можете. Сначала вы пытаетесь сдать назад. Потом вперед. Потом снова назад. У вас ничего не получается, но вы все равно пробуете раскачать машину. Уже темнеет, но вы упорный. Представили? Вот именно так выглядят сегодня наши самые важные чиновники. Если не все, то уж точно большинство.

В первую очередь, так выглядит генеральный прокурор Юрий Чайка. Юрий Яковлевич, может, и не увлекается гонками по целине на коптящих "Беларусах", но от нашего воображаемого друга-тракториста отличается мало. Попав однажды в колею заявлений о купленности антипутинских митингов, он упорно елозит по ней, в отчаянных попытках продвинуться вперед. Но как продвинешься, если никаких новых идей тебе в голову не приходит? Только и остается, что глупо жечь дизель на месте.

Ну казалось бы, что стоило пресс-службе Чайки не включать в список вопросов для интервью "Российской газете" вопрос о прошедших в декабре митингах за честные выборы. Если бы мнение генпрокурора осталось при нем, это мало кого бы расстроило - в конце концов, Чайка не Путин, не Медведев и даже не Чуров. Нет, надо было спрашивать его про "ваше отношение". И ладно бы, если генпрокурора можно было бы раскрутить дальше - мол, рассказывайте, сколько конкретно платят за участие в митингах, кто платит, кому платит, откуда вы об этом знаете и так далее. Но формат интервью в "РГ" это не предполагает.

Конечно же, Чайка в своем тракторном упорстве не одинок. Есть, например, Геннадий Онищенко, который так любит выискивать всякую гадость в недружественном вине, сыре и молоке, что, кажется, при желании может в одиночку перекрыть Енисей. Его колея укатывалась настолько долго, что превратилась в траншею, в которой главный санитарный врач чувствует себя защищенным и расслабленным. Зачем же оттуда вылезать? Да и как?

Как может, например, губернатор Дмитрий Мезенцев признать, что кто-то подделывал подписи избирателей в его пользу? Даже если это снято на камеру и выложено в интернет. Это же выходит за рамки чиновничьей колеи, которая топит в словах "провокация" и "вымысел" любые крупицы здравого смысла. Что, кстати, и произошло с видеозаписями нарушений на выборах - их просто признали фальшивкой с явными признаками монтажа.

Нет, будем справедливы. Иногда чиновники выходят за рамки своего уютного болотца и выдают что-то необычное по теме. Но и тогда не очень понятно, зачем же они это делают, поскольку смысла в их заявлениях оказывается не намного больше. Как у Николая Патрушева, который рассказал, что митинги на Болотной и Сахарова на самом деле были выгодны исключительно коммунистам. Какой поворот! Необычно ведь, правда? Только вот почему, а главное - что все это значило, Патрушев не объяснил. С таким же успехом он мог моргнуть фарами посреди ночной топи - вроде бы и ярко, но как-то не эффективно.

И, кстати говоря, это довольно грустно. Грустно, что с каждым днем в стране появляется все больше увязших в грязи тракторов, прожигающих казенное топливо и загрязняющих атмосферу своими неприятными выхлопами. Но и из этой ситуации есть выход.

Когда Дмитрий Медведев в самый разгар декабрьских протестов в очередной раз сделал в своем твиттере какую-то неуместную запись (дело было уже ночью), один из читателей ответил ему: "Спите уже, ради бога". Эта фраза настолько подходит сегодняшнему президенту, что хочется использовать ее снова и снова. И не только в отношении него, но и в отношении его подчиненных. Именно поэтому я говорю им. Юрий Яковлевич! Геннадий Григорьевич! Дмитрий Федорович и Николай Платонович, в конце концов! Спите уже. Трактористам ведь тоже нужен отдых.