Выборы в ФИФА

Большой взрыв или буря в стакане

Неожиданный арест десятка высокопоставленных функционеров взорвал футбольный мир и поднял волну, грозившую перерасти в цунами. На него вынуждены были реагировать даже первые люди ведущих держав, обычно далекие от футбола. Попробуем разобраться, что же произошло и чем это реально грозит мировому и российскому футболу.

Коррупция в ФИФА — практически норма

Почему-то все забыли, что это не первый скандал в не самом благородном футбольном семействе. А между тем предшественник Блаттера, великий бразилец Жоао Авеланж, тоже был под колпаком швейцарского правосудия и не угодил в тюрьму лишь в силу преклонного возраста. Находился под следствием и его зять Рикардо Тейшейра — президент Бразильской конфедерации футбола, которого Пеле десятилетиями обвинял в коррупции. Ну а всех скандалов на национальных уровнях даже не упомнить — одно итальянское «кальчополи» чего стоит!

К счастью или к сожалению, но это закономерно. Не секрет, что в футболе крутятся огромные деньги. Миллиарды. А вокруг него — еще больше. Чемпионат мира по футболу по общему обороту денег — самое большое спортивное событие в мире, сравниться с которым может лишь летняя Олимпиада. Футбол любят во всем мире и смотрят его везде, это рекламный и маркетинговый Клондайк! И вы хотите, чтобы там не было коррупции?

Тем более что руководит всем этим довольно аморфная международная общественная организация, состоящая из представителей 209 стран, членов ФИФА. Высший орган — Конгресс ФИФА, проще — съезд делегатов от всех стран-участников. Подобный саммит — дело сложное и муторное, посему он бывает нечасто, обычно раз в год. Сейчас идет 65-й конгресс, а первый был аж в 1904-м. Отметим, что каждая делегация имеет один голос — хоть богатейшая США, хоть полуторамиллиардный Китай, хоть крохотные Малави или Бурунди.

Понятно, что большинство текущих вопросов решает не конгресс, а комиссии и комитеты, в которых заседают представители футбольных ассоциаций и функционеры ФИФА. И здесь главное поле для коррупции.

Купил или убедил?

Помните лозунг: «Два мира — два детства»? Это как раз про футбол. Какой-нибудь африканский или карибский футбольный функционер может быть поставлен в ситуацию, при которой от его голоса зависит судьба миллионных контрактов. Рекламных, информационных, спонсорских и т.д. А у него зарплата на родине — пара сотен баксов. Есть ли ему разница, какая, скажем, телекоммуникационная компания получит контракт с ФИФА: он в этом ровно ничего не смыслит. Но ушлые дельцы понимают, как обеспечить его голос. Умение проталкивать нужные решения (лоббирование) давно стало бизнесом, и в ФИФА это почти легально.

С выборами стран — организаторов чемпионата мира схожая ситуация. Всегда известно, в какой части света пройдет очередной мундиаль: здесь существует логическая очередность. А вот выбор конкретной страны — вопрос конкурсный. И какая разница представителю гипотетической Самоа или Молдавии, пройдет ли «африканский» чемпионат мира в ЮАР, Гане или Марокко? А вот оказанное вовремя внимание может помочь сформировать нужную точку зрения. Все видят, например, что представитель оргкомитета какой-то страны долго беседует в ресторане с определенным функционером, после чего тот делает «правильный» выбор. Но можно сказать: «Ясное дело — купили», — а можно: «Предоставили веские аргументы и убедили».

Хотя обвинений в коррупции и разговоров всегда было много, с доказательствами очень туго. Притом что ФИФА — организация наднациональная и посему трудно контролируемая. Формально она зарегистрирована в Швейцарии и подчиняется органам этой страны, но лояльность швейцарского правосудия всем хорошо известна — в определенном смысле на ней благосостояние страны строится. Сейчас за дело взялись американцы, и это для чиновников ФИФА новость крайне неприятная. В принципе, стечение обстоятельств, но так уж получилось.

В значительной степени ФИФА сама виновата, что вопрос коррупции так обострился. Нельзя было выбирать Катар как место проведения чемпионата 2022 года. Победа России в споре с Англией по 2018-му — это нормально. Россия отлично вписывается в идеологию максимально широкого охвата, которую пропагандирует Блаттер в последние десятилетия. ЮАР, Бразилия, Россия, ранее США, Япония-Корея — большие страны, новые рекламные и маркетинговые возможности. Очевидно, чемпионат мира дает скачок развитию футбольной инфраструктуры, что необходимо России. А англичанам, скажем, что развивать? Они, конечно, без труда проведут турнир, но развитию футбола в мире он ничего не даст. То есть на аргументы за Англию всегда найдутся аргументы за Россию.

Иное дело — Катар. Ни один человек в здравом уме и трезвой памяти не мог выбрать эту страну, только за очень-очень большие деньги. В июне-июле там за 50, инфраструктуры нет, к тому же под шариатским запретом употребление алкоголя и «легкомысленные» наряды. Строить в должном количестве стадионы, базы, отели, бары-рестораны и все прочее просто глупо, после турнира они никому не будут нужны — туризма в стране нет, а население — менее двух миллионов! Получается, ни новых рынков, ни перспектив турнир в Катаре не даст, да и сам проект напоминал Нью-Васюки. Поначалу делались неуверенные попытки рассказывать о кондиционируемых крытых стадионах (!), потом пришлось задуматься о переносе турнира на зиму. Похоже, это единственный реальный выход из ситуации, но он никак не устраивает Европу. Мундиаль — это минимум два с половиной месяца простоя для других турниров, а у европейцев свои чемпионаты, кубки и контрактные обязательства по каждому из них.

Был ли заговор против России?

«Почему опять янки? Неужели Россию лишат чемпионата?» Негодованию российской общественности не было предела, хотя о гипотетическом переносе турнира 2018 года говорили лишь обиженные англичане. Даже наш президент публично обвинил американцев в давлении на ФИФА, попутно укорив в том, что они неправомерно суют нос в чужие дела.

Конечно, Владимир Владимирович немного лукавил. Он как бы не заметил, что четверо из задержанных — граждане США, многие потерпевшие компании (McDonald’s, Coca-Cola, Master Card, Nike и другие) имеют американские корни и т.д. Кроме того, отмывание средств, что установлено, проводилось через банки США, с чего все и началось. В принципе, стоило бы поблагодарить янки за то, что они за свой счет международную коррупцию раскручивают, но политический тренд нынче не тот…

К тому же Россия должна была помочь Йозефу нашему Блаттеру. Он нам в свое время пособил с чемпионатом (помните «Лет ми спик фром май харт»), а мы, как известно, своих не бросаем. Высказывание Путина о происках США против России и Блаттера стоит воспринимать именно как поддержку выборной компании швейцарца, а не как что-то иное. Президент поддержал «союзника» и призвал тех, кому важно его мнение, голосовать за Блаттера. Заодно вроде как американцам врезал, хотя это актуально лишь для внутрироссийского употребления. Другое дело, что Блаттер, наверное, и так выиграл бы выборы. Слишком он опытный и хитрый, и два десятилетия вся организация строится под него.

Если смотреть на вещи здраво, то независимо от исхода выборов никто у нас чемпионат мира 2018 отбирать не собирался. Это нереально. Англичане могут сколько угодно беситься по поводу нечестно (с их точки зрения) выигранной борьбы. Но это носит только репутационный характер. В конце концов, таковы созданные ФИФА правила игры и мы действовали в соответствии с ситуацией. Тогда претензии нужно предъявлять всем прежним победителям конкурсов: японцам, немцам и т.д. И не случайно, когда британский премьер Дэвид Блейр заговорил о возможной блокаде ЧМ-2018, фрау Меркель его не поддержала. Говорят, в 2006 году тоже не все чисто было.

Вместе с тем до турнира осталось всего три года. Для подготовки с нуля это маловато, да и разорвать заключенные уже контракты с подрядчиками в России без компенсаций будет непросто. Нужно понимать, что, вообще-то, организатор турнира — ФИФА и наш оргкомитет, в конечном счете, подчиняется именно Блаттеру.

Другое дело, если мы сами ищем повод отказаться от чемпионата. Резкое и в целом необязательное вмешательство в футбольные дела Владимира Путина заставило вновь задуматься об этом. Намеки на подобный поворот событий встречались, еще когда актуальным являлся крымский вопрос. Кремль тогда готов был идти до конца, жертвуя даже ЧМ-2018. Впрочем, хочется верить, что это лишь домыслы и конспирология.

Итак, Блаттер победил. Это полезно для России, тем более что мы за него так активно ратовали. Вроде как наша победа, хотя собственно наш вклад в нее был невелик. Однако не стоит обольщаться. Швейцарскому динозавру 79 лет, и прямых наследников у него пока не видно. Его главный идеологический противник Мишель Платини вдвое моложе, и за ним поддержка Старого Света. Европейцы недовольны архаичной структурой ФИФА, коррупцией и дисбалансом между вкладом разных конфедераций в футбольную коммерцию и их ролью в руководстве организацией, который бесспорно существует. С другой стороны, пока жива нынешняя структура, Европа будет иметь свои 53 голоса, а, например, Африка — 54. То есть шансов на перемены законным путем у Европы нет никаких. Впрочем, это и опасно, поскольку именно безнадежность чревата революцией.

Спорт00:04Сегодня

Дети улиц

Суровые русские придумали играть в хоккей на морозе. Теперь так делает весь мир