«Не верю!»

Несколько слов в защиту Леонида Слуцкого

Сборная России играет плохо. Еще не все потеряно, но от этого суть не меняется — играет команда действительно ужасно. И что удивительно, в обоих матчах сборная наступала на одни и те же грабли: сначала отдавала все что можно, потом героически пыталась что-то изменить. В первом случае это отчасти получилось, и матч с англичанами был сведен к ничьей, во втором удалось лишь сократить отставание от словаков. Хотя шанс в концовке был. Попробуем разобраться, что же происходит с нашей командой.

Сейчас, после того как сборная набрала одно очко в двух встречах, на нее посыпался камнепад из критических булыжников. А после первого матча высказывались лишь специалисты: мол, игры нет, середину отдали, из обороны выходим через пень-колоду. Но в конце матча в центр поля вышли Роман Широков, Денис Глушаков и Павел Мамаев, после чего игра переменилась. Гол Василия Березуцкого приглушил в принципе вполне разумную критику. Приятный патриотическому уху лозунг «Русские не сдаются» заретушировал негативный фон, оставленный качеством игры нашей команды.

Между матчами все рассуждали о переменах. Контраст между игрой команды до замен и после них был столь разительным, что окончательное сочетание сборной выглядело наиболее логичным. То есть с Мамаевым, Широковым и Глушаковым в роли опорного. Благо, он уже поправился и свои 10 минут отработал хорошо. Еще бы Березуцкого (любого) в центрфорварды, и успех был бы гарантирован. Но Леонид Слуцкий решил иначе: стартовый состав на вторую игру остался неизменным.

Честно говоря, это было удивительно. Все же мы ту встречу с англичанами действительно сыграли не выдающимся образом. Не провалили, в том смысле, что пропустили лишь один гол и тот со штрафного, но и не выиграли точно. Игорь Акинфеев прыгал по углам, как голодный леопард за добычей, иначе счет был бы совсем другой.

К тому же при варианте с Романом Нойштедтером и Александром Головиным в центре полузащиты у нас постоянно возникала проблема с выходом из обороны в атаку. Это было очевидно исходя из первого матча, когда защитники вынужденно гоняли мяч между собой, не видя иного продолжения. А словаки традиционно сильны умением виртуозно прессинговать на чужой половине. То есть наши слабости умножали сильные стороны соперника. Это было очевидно, но... И мы получили два гола в первом тайме.

Возникает закономерный вопрос: почему же Слуцкий и его помощники приняли такое решение? Он что, не понимал, чем это может обернуться? Или «на фарт» решил не менять стартовое сочетание? А может быть, он плохо знал сильные стороны словаков?

Конечно же нет. Леонид Слуцкий отличный специалист, который не верит в приметы и очень тщательно относится к анализу соперников. За годы работы в разных клубах он доказал свой уровень и сомневаться в его профессионализме у нас нет оснований.

Если всем очевидно, что состав с Широковым, Мамаевым и Глушаковым позволяет контролировать центр поля и вести комбинационную игру, то и тренерскому штабу тоже. И в отборе россияне играли именно так: в давление и контроль мяча. Более того, раз тренер и сейчас в критических ситуациях прибегает к такому варианту, значит, он по-прежнему считает его лучшим. Но тогда почему не с начала игры? Видимо, для этого есть веские причины, о которых широкой публике пока поведать нельзя.

Выражу свое субъективное мнение: похоже, главная проблема в физическом состоянии игроков. Слуцкий точно не апологет примитивного футбола. И клубы, и сборная под его руководством играли интересно, комбинационно, конструктивно. Но для такой игры необходимо, чтобы игроки много перемещались, чтобы ноги у них были легкими, чтобы они успевали открываться впереди и отрабатывать сзади. Видимо, сейчас наши ребята не в том состоянии, и тренерам приходится упрощать игру. Шесть человек в обороне — четыре впереди. Переход середины длинным пасом на Артема Дзюбу, вдруг выиграет? А там, может, Смолов или Кокорин зацепятся и что-то придумают. И так примерно час, до момента «Х», когда выйдут «трое из ларца» и все на поле поменяется. Главное — в первой фазе не пропустить слишком много. Не потому ли так переживал Слуцкий именно после второго гола словаков? Первый, в принципе, был допустим, и его можно было отыграть, а вот второй испортил все дело.

Наглядное подтверждение плохой физической формы наших игроков — заключительные минуты матча со словаками. Помните, кто делал последний и, кстати, неточный заброс в словацкую штрафную со своей половины? Сергей Игнашевич. Центральный защитник, который мог бы побороться за верховые мячи, уже не шел вперед, у него просто ноги подкашивались. Это ни в коем случае не критика, а наблюдение. К самоотдаче большинства наших игроков, во всяком случае защитников, претензий нет. А почему Федор Смолов и Александр Кокорин толком ни разу не смогли обыграть опекунов? Разучились? Или им не хватало легкости и резкости в решающий момент? И это тоже, видимо, следствие физиологического провала.

Возможно, команда должна была выйти на пик формы к середине турнира. Возможно, были допущены просчеты в плане подготовки или игроки небрежно отнеслись к данным им тренировочным нагрузкам. Сборная пока закрыта, и нам остается лишь предполагать. Но очевидно, что тренерский штаб действовал в заданных условиях и выбирал лучший вариант из имеющихся худших. В другое поверить просто невозможно. И сказать о том, что игроки пока не готовы, естественно, они не могли.

Не будем отчаиваться, ведь еще не все потеряно. А если удача повернется к нам лицом и сборная все же выйдет в плей-офф, то не исключены качественные сдвиги к лучшему. Если наши предположения верны, игроки за несколько дней должны прибавить в физике, и у тренерского штаба появится возможность выбора состава и тактики. В любом случае, наполовину полный стакан видеть приятнее, чем наполовину пустой. А окончательные выводы можно будет делать, когда сборная уже вернется в Москву.