Что немцу хорошо…

Как сокращение госфинансирования отразится на отечественном футболе

В городе Коврове на заседании совета по спорту, приуроченном к спортивному форуму «Россия — спортивная держава», Владимир Путин заявил о необходимости сокращения государственных расходов на профессиональный спорт. И уточнил, что речь идет о госкорпорациях и местных бюджетах, за счет которых в основном финансируется российский клубный футбол.

Это совершеннейшая правда: в элите нашего футбола есть только четыре частных клуба — ЦСКА, «Спартак», «Краснодар» и «Анжи». Это не значит, что они не получают спонсорской помощи от госкорпораций (скажем, ЦСКА — от «Россети»), но в основном их содержат частные хозяева. Все же остальные клубы в той или иной форме сидят на шее государства. Или их кормят компании, где контрольный пакет принадлежит государству — «Газпром», РЖД, ВТБ, или бюджеты субъектов федерации. Конечно, с привлечением (или назначением) спонсоров из местного бизнеса. Что, естественно, влечет за собой какие-то преференции и приводит к опосредованным бюджетным потерям.

Слова президента, понятно, нашли отклик в сердцах простых людей. Хватит, мол, тратить деньги на этих зажравшихся миллионеров, которые еле по полю бегают, несчастную Коста-Рику обыграть не могут! Лучше деньги на пенсионеров потратить, на больницы, школы… Все верно и привычно. Теперь еще одна цитата из президента: «Мы наблюдаем очевидные проблемы: непрозрачные действия футбольных агентов, порой странные трансферы, большое число легионеров, которые перекрывают дорогу нашим собственным воспитанникам, а еще зарплаты игроков, сопоставимые с показателями ведущих национальных чемпионатов той же Европы. Спортивная борьба футбольных клубов порой походит на борьбу кошельков, к сожалению. Это даже не спорт — это борьба каких то амбиций».

Красиво, правда. Эти слова Владимир Владимирович произнес… в начале декабря 2015 года на аналогичном совете по спорту. Почти год назад. И что изменилось?

Правильно — ничего. Перемены в нашем футболе если и случились, то связаны они были не с этим. Например, сменился босс РЖД, и несколько сократилось финансирование «Локомотива». ВТБ и Ротенберг решили провести свое «Динамо» через чистилище и отправили клуб в ФНЛ. ЦСКА не смог укрепиться из-за финансовых трудностей его владельца. «Ростов» лихорадит. Но это не системные сдвиги, а нормальная волатильность, как теперь принято говорить. В принципе же, не изменилось ровным счетом ничего. Ушел из «Зенита» Халк, пришел его соотечественник Жулиано; уехал синьор Виллаш-Боаш, приехал мистер Луческу. В «Спартак» подтянулась пара «итальянских» бразильцев, в Казань — испанцев. Бюджеты клубов РФПЛ в среднем такие же, структура расходов — та же. На Евро выступили не лучше и не хуже, чем на предыдущем турнире, такой же уверенный вылет после группового этапа. И те же слова…

Год назад министр спорта бодро рапортовал президенту, что у нового руководства РФС (то есть он сам) имеется четкая программа действий, особенно в том, что касается детского футбола. Обещал развивать специализированные региональные центры. По словам Виталия Леонтьевича, каждый центр будет получать деньги, если согласится работать по единой стандартизированной методике — как в Бельгии или Германии. «Мы должны до 2020 года 70 тысяч таких (одаренных — прим. «Ленты.ру») мальчишек подготовить по одной методологии. Эта система, конечно, сыграет», — утверждал Мутко. Правда, тут же оговорился, что нужны деньги на создание полей и разработку единой методики, а строительство манежей требует политического согласования. Но звучало красиво.

В этом году в Коврове о случившемся в развитии детского футбола прорыве мы не услышали. О созданных центрах — тоже. Вместо программы развития футбола до 2020 года теперь предлагается программа до 2030-го. Собственно, за основу взяли план бывшего генерального секретаря РФС Анатолия Воробьева, но растянули его во времени. А использование немецкого опыта — это его идея. Кстати, весьма интересная.

О чем идет речь. После провала на ЧМ-1998 года в Германии поняли, что нужны реформы. Тогда немецкий футбольный союз на свои деньги, что очень важно, организовал 366 опорных пунктов, в которых за небольшое вознаграждение (около 300 евро в месяц) работает тысяча тренеров-общественников. Большинство из них не профессионалы, а просто люди, любящие футбол, хотя многие на каком-то уровне играли. Пройдя короткое специальное обучение и получив тренерскую лицензию низшей категории, они по выходным посещают матчи детских любительских команд и выделяют самых одаренных. Оценка производится по специально разработанным критериям: скорость, техника, прием и контроль мяча, дриблинг, физическая подготовка, тактическая грамотность, а также личные черты характера. Если тренер считает игрока достойным, он приглашает его в «Программу поддержки талантов».

Парня прикрепляют к одному из опорных пунктов. Там ребята могут тренироваться раз в неделю — дополнительно к регулярным тренировкам в команде, где они занимаются. В опорном пункте индивидуальный подход к каждому игроку: квалифицированные тренеры работают с его конкретными сильными и слабыми сторонами, наблюдают за ним во время матчей, проводят тесты на физическую подготовку и моторику, указывают, на что надо обратить особое внимание. Одним словом, сопровождают развитие талантливого подростка.

Эта часть программы рассчитана на ребят от 11 до 14 лет, общее их количество в программе — примерно 14 000. Количество опорных пунктов было рассчитано просто: путь ребенка на тренировку должен составлять не более 25 километров. Обычно футбольный союз арендует поля или договаривается с муниципалитетами и клубами.

Следующий уровень — профессиональные центры, их сейчас около пятидесяти. Это как раз то, что собрались у нас копировать. Большинство созданы при профессиональных клубах первой и второй лиг (в Германии 54 профессиональных клуба), для которых такой центр — обязательное условие сертификации футбольного союза. Клуб должен располагать минимум тремя квалифицированными тренерами на полной ставке, тремя игровыми полями и концепцией подготовки молодых футболистов. В группах — не больше 20 игроков одного года рождения. Идея в том, чтобы клубы занимались лучшими из лучших. Дети до 11 лет тренируются там 3-5 раз в неделю, затем 5-6 раз, а у тех, кто постарше, бывает 6-8 тренировок в неделю.

Каждый центр заключает договор о сотрудничестве со школой, чтобы детей отпускали на тренировки по утрам. Футбольный союз следит за этим и дополнительно финансирует государственные школы, где обучаются будущие «звезды».

На каждого игрока, попавшего в программу еще в юном возрасте, заводится карточка в компьютерной базе данных. Там — результаты тестов, характеристики специалистов и тренеров, видеозаписи. Это позволяет тренерам сборных без труда находить самых одаренных при формировании детских команд.

Помощь в этом тренерам оказывает координационный центр, объединяющий футбол и научную деятельность. В его задачу входит систематизация выводов разных научных работ, которые могут быть полезны футбольному союзу и отдельным его подразделениям. Например, тренерам сборных. Связь взаимная — если у специалистов НФС возникают проблемы, центр дает заказы исследовательским институтам на научные изыскания.

В Германии около 27 тысяч детских футбольных клубов, где играют два миллиона ребят до 18 лет — по 100-150 тысяч одного года рождения. И эта система не упустит ни одного таланта. Поэтому и проблем с кадрами у немцев нет ни на уровне сборной, ни на уровне клуба.

Вернемся к нам. Вы верите в возможность создания такой системы у нас? С трудом. Главная проблема — средства. Немцам удалось все сделать без привлечения больших денег, ресурсами футбольного мира — клубов и футбольного союза. При поддержке муниципалитетов и народной инициативы, но без ФЦП и госкорпораций. Но такой вариант не для нас. Нам требуются деньги государства. Без них ни о какой программе развития речи идти не может. Наши чиновники — мастера осваивать бюджеты, а не искать нестандартные шаги, так что немецкий опыт нам не нужен. Хотя, согласитесь, очень интересен.

На сегодня в большинстве уголков России только профессиональные клубы поддерживают серьезный детский футбол, у региональных федераций и местных спортивных организаций денег совсем мало. Собственно, именно на базе клубов и нужно делать такие центры, для этого достаточно ввести аналогичную немецкой сертификацию и следить за ее выполнением. Но это на словах, а на деле иное: во второй лиге (ПФЛ) в зоне «Восток» осталось всего шесть команд. А в зоне «Урал-Приволжье» — девять. И это на две трети территории нашей страны…

И вот еще парадокс: если сократить финансирование профессиональных клубов из бюджетов, то на чем они в первую очередь будут экономить? Конечно, на детском футболе. Получается, замкнутый круг: прижмут профессиональных футболистов, а пострадают дети.

Это все понимают. И слова о необходимости сокращения, так и останутся словами. Серьезных перемен в нашем элитном футболе вряд ли стоит ждать. Чемпионат будет жить — кто-то будет выигрывать, кто-то — тонуть. Разве что легионеры станут подешевле, а международные результаты — еще скромнее. Это на поверхности. А в глубине развернется борьба за выживание. С переменным успехом.

Похоже, что в руководстве страны понимают, что ситуация в футболе, да и в спорте вообще, критическая. И огрвыводы, конечно, последуют, президент об этом уже сказал. Говорят, собираются упразднить министерство спорта, создать госкорпорацию, назначить отвечающего за это направление вице-премьера. Но поможет ли это — большой вопрос. Менталитет людей от перестановки кадров не зависит. Хотя осознание того, что без серьезных структурных перемен дальше жить нельзя, — уже повод для оптимизма.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки