Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации

Пресс-конференция
12.12 13:17
Валентина Матвиенко. Фото предоставлено пресс-службой Совета Федерации
Валентина Матвиенко. Фото предоставлено пресс-службой Совета Федерации

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации

Как изменится Совет Федерации?
В сентябре 2011 года бывший губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко стала спикером Совета Федерации. Вскоре после начала работы в новой должности Матвиенко инициировала структурную реформу верхней палаты парламента, предусматривающую, в частности, значительное сокращение числа комитетов и комиссий. В чем отличие работы губернатора от работы спикера Совета Федерации? Что изменится в верхней палате после завершения всех задуманных реформ? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.ру" ответила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Уважаемые читатели, обращаем ваше внимание на то, что интервью состоялось 5 декабря.


В.И. Матвиенко: Вы тоже эту ночь не спали?

Лента.ру: Честно говоря, более или менее спал.

В.И. Матвиенко: Были спокойны за результаты выборов?

Лента.ру: Да, а вы нет?

В.И. Матвиенко: Я - нет, конечно!

Лента.ру: Почему?

В.И. Матвиенко: Все-таки переживала, как сложатся итоги выборов.

В том, что "Единая Россия" одержит победу, я не сомневалась. Прежде всего, потому, что партии было чем отчитаться перед избирателями. Что ни говори, кризис 2008 - 2009 годов был одним из самых масштабных и острых за последние несколько десятилетий. Мы прошли его с минимальными издержками по сравнению со многими другими государствами, сохранив все социальные обязательства государства перед населением. И уровень доходов большей части населения практически не снизился, и безработицу удалось удержать в пределах, не создающих угрозу общественно-политической стабильности. Просто не могло быть такого, чтобы избиратели не заметили этого и отказали бы в доверии "Единой России".

Вместе с тем, разумеется, истекшие четыре года оказались, мягко говоря, не простыми. Не все из того, что намечали, удалось осуществить. Ну, и критики власти, противники "Единой России" вели избирательную кампанию в этот раз особенно агрессивно и, не побоюсь этого слова, не всегда чистоплотно.

Понятно, что все это заставляло переживать, волноваться. Повторю, не за то, останется ли "Единая Россия" самой многочисленной и влиятельной партией в Государственной Думе, тут сомнений не было, а за результат, за то, какой окажется конкретная конфигурация политических сил.

Лента.ру: Вы довольны итогами выборов?

Да, довольна. Притом по ряду причин.

Во-первых, несмотря на то, что определенные политики внушали нашим гражданам, что от их голоса ничего не зависит, что результаты выборов предрешены, люди не поддались и на избирательные участки пришли. Явка составила свыше 60 процентов, и это говорит о том, что людям, конечно, небезразлично, что будет со страной, кто будет представлять их интересы. То, что российские граждане не поверили, не приняли внушаемый им миф о нечестности, несправедливости выборов, на мой взгляд, очень важно.

Второе. Считаю, что и сам ход выборов, и их результаты развеяли еще один миф - об активном использовании властью административного ресурса. Поверьте, если бы этот ресурс был действительно пущен в ход, победа "Единой России" была бы значительно более впечатляющей. Потом, нужно учитывать и присутствие небывало большого количества наблюдателей на этих выборах: более чем 700 иностранных наблюдателей, сотни тысяч представителей от разных партий практически на всех участках.

Были ли нарушения? Наверное, их допускали все партии. С этим должен разобраться ЦИК, суды в соответствии с действующим законодательством.

Третье. Выборы показали, российская политическая система не есть нечто окостеневшее, данное раз и навсегда. Политическая конкуренция, без которой демократия не более, чем пустой звук, у нас есть. Более того, она усиливается. И сложившийся по итогам выборов расклад политических сил в Думе это подтверждает.

Да, по итогам выборов "Единую Россию", скажем прямо, потеснили. Но именно потеснили, не более того. Получить 50 процентов голосов, обеспечить большинство в Государственной Думе - это по европейским меркам просто оглушительная победа.

Лента.ру: А по нашим меркам?

А по нашим, на мой взгляд, это безусловная победа "Единой России", ведь именно ее курс получил наибольшую поддержку избирателей. Притом с большим перевесом. Занявшая второе место КПРФ получила вдвое меньше голосов. Что бы там ни твердила оппозиция, это факт, что надежды на достойное будущее - страны и свое - люди связывают с "Единой Россией", ее программой. Вы видите, что в последнее время происходит в Европе: правящие партии терпят поражения. Люди сомневаются в их способности преодолеть последствия кризиса, восстановить динамичный рост экономики и отказывают им в доверии. У нас же 50 процентов поддержки избирателей, большинство мест в нижней палате. Это очень хороший результат.

Лента. ру: Значит, все хорошо, менять ничего не надо?

Безусловно, надо. Снижение уровня поддержки - серьезный сигнал для партии. Она должна очень основательно проанализировать все плюсы, минусы, допущенные промахи, ошибки в своей деятельности, внести коррективы в свою работу. И в первую очередь, - встряхнуться, то есть избавиться от налета самоуспокоенности, некритического к себе отношения. Партии предстоит научиться работать в новых политических условиях, когда нет монополии, зато есть конкуренция. А также вытекающая из нее необходимость заключать коалиционные соглашения, чтобы принимать и претворять в жизнь назревшие решения. Нужно будет учитывать мнения других политических партий, отражающие мнение своих избирателей.

Словом, спокойная жизнь для партии закончилась. Ей, думаю, предстоит пройти через обновление - и по содержанию своей работы, и кадровое. Собственно, практическое движение в этом направлении началось еще до выборов. Я имею в виду создание по инициативе лидера "Единой России" В.В. Путина широкого народного объединения - Общероссийского народного фронта, проведение своего рода всенародного опроса, результатом которого стала предвыборная платформа партии.

Лента.ру: Раз спокойная жизнь закончилась, получается, что выборы все-таки сложились не очень успешно.

Ну, почему же? Такое впечатление, что где-то в глубинах сознания немалой части людей все еще живы критерии, сложившиеся в советскую эпоху. Нельзя с этими мерками подходить к современным политическим реалиям. Нам надо привыкнуть к тому, что правящая партия - это совсем не обязательно партия, которая имеет в парламенте подавляющее большинство. В условиях демократии этого практически не бывает. Приведу такой пример. Социал-демократическая партия Швеции много раз возглавляла правительство страны. В том числе с 1936 по 1976 год, то есть на протяжении 40 лет подряд. Но ни разу за все это время она не получала на выборах 50 процентов голосов, всегда ее результат был в районе 40 процентов, чаще меньше. Зато партия умела создавать прочные, жизнеспособные коалиции. И это хорошо, так как и "Единой России" нужно будет взвешивать и полнее принимать во внимание другие точки зрения. Это гарантия того, что будет меньше ошибок, что мнения жителей страны, разных ее слоев будут в большей степени учитываться.

Вот почему я считаю, что усиление политического соперничества - для страны очень полезная вещь.

Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранены.
Мария [29.11 06:25]

Здравствуйте, Валентина Ивановна! Увидев на ленте анонс конференции с Вашим участием, попыталась вспомнить, а что же такое Совет Федерации, спикером которого Вы являетесь. Поэтому посетила официальный сайт Совета Федерации. Когда-то структуру аппарата государственного управления мы проходили в школе. Однако сейчас все знания порядком подзабыты. На сайте есть исчерпывающая информация обо всех структурах Совета Федерации (кроме информации о спикере), представлено множество комиссиий и прочих учреждений аппарата. Но простому гражданину трудно понять, для чего нужна такая структура, какие функции выполняются различными комиссиями. Большинство граждан, я думаю, вообще не имеют представления о роли Совета Федерации. Какими способами можно просто и понятно разъяснить простому человеку зачем нужен такой орган? Может быть на сайте можно публиковать какую-то статистику деятельности (например представители какого региона самые активные)? Заранее спасибо за ответ.

Алексей К. [30.11 03:26]

Уважаемая Валентина Ивановна.

Скажите просто - в чем роль и смысл верхней палаты парламента? Близкий вопрос уже был, но все же...

Нижняя палата - ее деятельность видна, активна, заметна. А что там в верхней... Я, как и большинство народа, не в курсе.

Пожалуйста, объясните нам, зачем нужен СФ (верхняя палата, если угодно).

Вы можете сделать работу Совета Федерации более заметной и понятной для обычных людей?

Судя по этому вопросу, мы не очень хорошо знаем свою Конституцию, а надо бы. Как тут не вспомнить, что в свое время в школах нашей страны преподавался такой предмет, как Конституция. Для того чтобы быть законопослушными гражданами, всем нам надо знать свою Конституцию, знать свои права, но в то же время знать – как гражданам – и свои обязанности. Я думаю, что нужно вообще обратить больше внимания на развитие правовой культуры, которая является залогом того, чтобы граждане были законопослушными и в то же время понимали, как государство должно соблюдать их права.

Но вернусь к заданному вопросу. Итак, зачем Совет Федерации, если уже есть Государственная Дума? Россия - федеративное государство. У нас 83 субъекта Российской Федерации. В России проживает около 200 народов. В Государственную Думу избирают по партийным спискам, за ее депутатами стоят политические партии. Тогда как Совет Федерации формируется из представителей органов законодательной и исполнительной власти субъектов. Это значит, что верхняя палата – это палата регионов, которая выражает и отстаивает интересы территорий в целом. Я процитирую образные и вместе с тем точные слова Петра Струве: "Как первая палата создает непосредственную связь всякого избирателя с законодательной властью, так вторая палата является выражением момента многообразия различных частей России. Равновесие этих двух сторон политической жизни страны может быть достигнуто организацией двух палат".

И это, безусловно, накладывает отпечаток на всю нашу деятельность, в том числе и на законотворческую. Как только появляется концепция закона, все комитеты Совета Федерации еще на стадии нулевой разработки активно включаются в работу вместе с Государственной Думой. Высказывают предложения, доносят мнение регионов. Все законы проходят экспертизу: не ущемляются ли права субъектов федерации, не ухудшается ли их положение при принятии того или иного федерального закона. Больше эту миссию и функцию никто не исполняет.

К ведению Совета Федерации относятся очень важные общегосударственные вопросы: изменение границ между субъектами Российской Федерации, одобрение указов президента о введении военного положения и чрезвычайного положения, утверждение даты выборов президента России, назначение судей всех высших судов, аудиторов Счетной палаты, Генерального прокурора и другие вопросы.

Словом, наша палата призвана выполнять одновременно и функцию оптимального учета в законотворческой и законодательной деятельности позиций, мнений, интересов регионов, и функцию "фильтра" законов, одобренных Государственной Думой. Приходится отклонять законы, которые, на наш взгляд, либо не соответствуют действующему законодательству, либо недостаточно учитывают интересы регионов. Так, только за последнее время мы отклонили два закона. Кто еще может сделать это до того, как закон поступит на подпись главы Российского государства? Только наша палата. Что, конечно, накладывает на нас огромную ответственность.

Вместе с тем то, что граждане задают вопросы о том, что такое Совет Федерации, чем он занимается, подтверждает: взятый нами курс на повышение роли палаты в государственно-политической жизни страны – курс правильный. Моя задача как председателя Совета Федерации – сделать все, чтобы вопросы такого рода больше не возникали. А для этого нужно, чтобы деятельность палаты стала, с одной стороны, более активной и плодотворной, а с другой - открытой, понятной людям.

Вот почему мы приступили к обновлению нашего сайта, имея в виду повышение его информативности и удобства для пользователей. Мы планируем вести в режиме онлайн парламентские слушания, обсуждение тех или иных законов. Собственно, первые шаги в этом направлении уже сделаны. Парламентские слушания по бюджету были проведены в режиме онлайн, и это имело широкий общественный резонанс. По интернету поступило свыше 50 вопросов. Высказывались мнения, вносились конкретные предложения.

Многое зависит от активности самих сенаторов. Регламент палаты предусматривает время нашей работы непосредственно в своем регионе, когда сенаторы выезжают на места, встречаются с местными властями, трудовыми коллективами, рядовыми гражданами, выслушивают мнения и пожелания, информируют людей о своей деятельности, о работе палаты. Это и есть обратная связь. Никакие официальные мероприятия, докладные записки и аналитические материалы не заменят живые мысли и чувства людей.

Лента.ру: Здесь есть вопросы как раз о том, что Совет Федерации штампует законы, которые принимаются в Госдуме. Как вы считаете, таких отклоняемых Советом Федерации законов должно быть больше или наоборот?

Я догадываюсь, почему сложилось такое нелестное для нас представление. В самом деле, в год принимаются многие сотни законов, а Совет Федерации заворачивает из этого потока единицы. Но это не значит, что Совет Федерации не требователен или не профессионален. Невозможно даже представить себе, чтобы члены Совета Федерации, делегированные регионами, очень опытные и самодостаточные люди, авторитетные каждый в своей сфере, не высказывали свою точку зрения и механически голосовали – такого нет.

Дело в ином. В том, что Совет Федерации в определенном смысле соавтор законов, принимаемых Государственной Думой. Комитеты Совета Федерации, члены Совета Федерации принимают непосредственное участие в законодательной работе уже на стадии разработки и принятия закона в первом чтении. Между первым и вторым чтением мы вносим достаточно много дополнений, изменений и отстаиваем их. К нам приходят министры, идут горячие споры, обсуждения, уточнения позиций. Мы сейчас взяли за правило, чтобы министерства и ведомства представляли нам не только законопроекты, но и так называемые подзаконные нормативные акты уже на стадии проектов. Потому что в законе все прописать невозможно, и если мы не знаем концепции, замысла этих актов, их структуры, то сталкиваемся с риском и сам закон недостаточно точно сформулировать, и создать возможность их искажения в правоприменительной практике. Сейчас, когда мы подключаемся к законодательству, образно говоря, на стадии нулевого цикла, то получаем возможность своевременно высказать серьезные замечания, соображения, конкретные пожелания как в адрес самих нормативных актов, так и по срокам их принятия. Потому что очень часто подзаконные нормативные акты запаздывают, и закон не вступает в полную силу. Получается дисбаланс: вроде бы закон есть, а применяться он не может.

В результате ситуация, когда палаты, что называется, "упираются рогами", возникает редко. Но когда все-таки возникает, мы закон отклоняем. Создаем рабочие группы, согласительные комиссии, в итоге находим компромисс. Ведь дело не в том, чтобы продемонстрировать другой палате и себе самим свою значимость, а в том, чтобы дать стране хорошие, умные законы. Это главное.

Безусловно, в Государственной Думе градус дискуссии выше, накал политических страстей сильнее. Но ведь она и формируется совсем иначе, по спискам партий. Совет Федерации не политизирован. Он представляет интересы всех слоев населения, отражает спектр самых разных политических взглядов, потому что ориентирован в своей работе на регионы, их жителей. У нас одна ответственность – ответственность перед людьми и перед теми регионами, которые делегировали нас в Совет Федерации.

Костя [28.11 19:13]

Валентина Ивановна, здравствуйте.

Скажите, Вы согласны со своим соратником Б. Грызловым в том, что необходимо "полностью избавиться от той ситуации, когда Совет Федерации отклоняет принятые Госдумой законы". Если да, то в чем Вы видите роль Совета Федерации ФС РФ в законодательном процессе? Заранее признателен за ответ.

На мой взгляд, фраза о том, что парламент не место для дискуссий, вырвана из контекста или просто неправильно интерпретирована. Я знаю Бориса Вячеславовича Грызлова, он не мог сказать этого в прямом смысле. Всем очевидно, что парламент и есть место для дискуссий, именно там должны быть споры, горячие дискуссии. Не случайно говорят, что в спорах рождается истина. Конечно же, это высказывание абсолютно не соответствует и духу работы Государственной Думы – вы видите, какие там происходят баталии. И у нас в Совете Федерации законы зачастую обсуждаются очень горячо. Особенно в комитетах. Но не надо забывать, что есть видимая часть айсберга – когда проходит пленарное заседание. А есть еще вторая, более основательная и серьезная часть, когда законопроекты рассматриваются в комитетах, куда приходят представители исполнительной власти, где идут горячие споры, обсуждения, уточнения позиций. Кроме споров Государственная Дума должна еще и думать. Ведь не случайно нижняя палата называется Дума.

Андрей [28.11 21:11]

Валентина Ивановна.

Вы не считаете, что в России достаточно одной палаты в лице ГосДумы?

Во многих государствах именно однопалатная система, и ничего, живут и процветают.

Уверен налогоплательщики будут благодарны, экономия бюджета будет колоссальна.

Если вы не согласны, обоснуйте пожалуйста необходимость данного института.

Спасибо.

В России, в федеративном многонациональном, многоконфессиональном государстве, именно верхняя палата является балансом интересов регионов. Эта задача возникает потому, что у каждого региона своя специфика: Кавказ, Сибирь, Север, Юг. Вот верхняя палата как раз и выступает тем органом, который приводит к общему знаменателю интересы регионов, создает правовые условия для их развития.

И потом, как я уже сказала, у нашей палаты очень важные полномочия в сфере государственной политики.

Костя [29.11 22:46]

Валентина Ивановна, здравствуйте.

1) Считаете ли Вы возможным сделать СФ выборным и почему?

2) Какой вообще смысл в СФ если по кол-ву и важности полномочий ГосДума даёт СФ фору.

3) Как деятельность СФ может повлиять на жизнь простых людей?

Спасибо.

Совет Федерации за время своего существования прошел разные этапы. Порядок его формирования неоднократно реформировался. Тем не менее, на мой взгляд, оптимальное решение этого вопроса пока не найдено.

Да, определенное продвижение в сторону выборности есть. Членом Совета Федерации может стать только человек, который прошел муниципальные или региональные выборы, то есть получил мандат доверия населения на тех или иных выборах. Однако этот механизм несовершенен, абсолютно точно. Я считаю, что член Совета Федерации должен быть обязательно привязан к региону. Это должен быть авторитетный, уважаемый, известный в регионе человек. Регионы представляют всего два человека, то есть это должны быть, так скажем, представители регионов эксклюзивного качества.

Мы сейчас создали рабочую группу и работаем над новым законом "О порядке формирования Совета Федерации". Изучаем мировой опыт. В чем нюансы? В Конституции прописано, что Государственная Дума избирается, а Совет Федерации формируется из представителей законодательных и исполнительных органов власти. Те, кто писал Конституцию, уже заложили такой механизм, такой порядок.

Если говорить о мировом опыте, он тоже очень разный. Скажем, сенаторы в США выбираются, но эта норма была введена менее века назад, а до этого они так же делегировались. Состав Сената на треть меняется каждые два года.

Во Франции, например, другая система: там сенатор выбирается на 9 лет путем косвенных выборов на заседании специальных коллегий. То есть это не всеобщие выборы. И если даже говорить о всеобщих выборах – это ведь не панацея. Как можно избрать всего двух человек на целый регион? Даже если выбирать прямым голосованием населения. Я абсолютно уверена: для того, чтобы сенатор был легитимен, он должен получать мандат доверия непосредственно от граждан. Но как это сделать правильно, учитывая положение Конституции и другие факторы - над этим надо думать. Вот сейчас рабочая группа, где участвуют сенаторы, привлечены эксперты, пытается найти оптимальную форму механизма формирования Совета Федерации. Как только будет сформулирована концепция закона, мы вынесем ее на публичное обсуждение. Я надеюсь, что мы сможем найти такой механизм, который будет понятен людям.

Лента.ру: Обсудить с населением планируется на сайте?

Да, мы разместим это на сайте. Но этим не ограничимся. Намечаем провести серию парламентских слушаний. Вообще, мы хотим сделать обсуждение этого законопроекта как можно более широким, чтобы граждане стали его соавторами. Это хорошая возможность рассказать о том, что такое Совет Федерации вообще, чем он занимается и как лучше его формировать, чтобы он в наибольшей степени отражал интересы регионов.

mecreant [28.11 19:16]

Недавно В.Путин сказал, что намеревался приостановить полномочия ГД во время кризиса. Насколько я понимаю государственные механизмы, такое решение принимает Президент и оно должно быть одобрено СФ. Прокомментируйте данное высказывание с точки зрения Совета Федерации и вероятность одобрения такого действия СФ.

Вы знаете, я таких высказываний Путина не слышала. Конституция РФ таких полномочий главе правительства не дает, а Владимира Владимировича отличает, я бы сказала, подчеркнутое уважение к законам. 23 ноября, когда он выступал в Государственной Думе, он говорил лишь об одном – что нужно наладить более эффективное взаимодействие правительства и Государственной Думы, особенно когда речь идет о кризисных ситуациях. Любую программу выхода из кризиса можно долго обсуждать, забалтывать, спорить, но это хуже, чем принять решение, пусть даже не единодушное, и потом его, по мере необходимости, корректировать.

Александр [29.11 16:47]

Уважаемая Валентина Ивановна, добрый день! Поясните, пожалуйста, получают ли члены Совета Федерации какое-либо вознаграждение за свою работу в палате? Если да, то какое? Какие льготы предоставлены члена СФ? Каждый ли из них пользуется служебным автомобилем или они передвигаются на своих личных? Сколько людей работает в аппарате палаты? Обязаны ли они декларировать как-то свои доходы? На сайте палаты я такой информации не нашел. Спасибо.

Безусловно, работа в Совете Федерации – это постоянное место работы сенатора на период выполнения его миссии. Как и работа на любой другой должности, эта работа оплачиваемая. Уровень заработной платы находится примерно на уровне федеральных государственных служащих высокого ранга. Заработная плата и все, что положено сенатору, регламентируется федеральным законом о статусе как депутатов Государственной думы, так и членов Совета Федерации. Все сенаторы представляют свои декларации о доходах (так же, как и сотрудники аппарата), вся эта информация размещена на официальном сайте Совета Федерации, она доступна любому гражданину.

Никаких особых льгот у сенаторов нет. Кроме заработной платы, положена служебная машина, ограниченное регламентом количество оплачиваемых из бюджета услуг связи, оплата транспортных расходов, когда мы выезжаем в регионы. Служебное жилье – только на период работы в Совете Федерации. Как только сенатор лишается своих полномочий, служебное жилье он, естественно, освобождает. Как видите, каких-то особых льгот у сенаторов нет. Только все то, что нужно для обеспечения их эффективной, качественной работы как законодателей, как представителей регионов.

Сейчас мы провели серьезную оптимизацию наших внутрипарламентских структур. Как вы знаете, вместо 27 комитетов и комиссий мы оставили только 10. Это, естественно, приведет к сокращению аппарата как минимум на 20 процентов. Разумеется, это экономия средств, хотя верхняя палата не самый дорогой для налогоплательщиков орган власти. Но мы хотим оставить ровно такое количество сотрудников аппарата, которое обеспечило бы эффективную бесперебойную работу палаты. Потому что нам приходится рассматривать практически все законы, мы ратифицируем или денонсируем различные международные договоры (это тоже полномочия и функции верхней палаты), а для этого должна быть качественная юридическая экспертиза, часто необходимо привлечение экспертов. Никаких лишних людей мы здесь содержать не будем.

Андрей [28.11 22:07]

Здравствуйте, Валентина Ивановна.

Не приведет ли к коллапсу законодательной системы такая гипотетическая ситуация: в СФ ЕР сохраняет большинство, но ЕР теряет большинство (и конституционное тоже) в нижней палате парламента. Другие фракции организуют коалицию, что позволяет им принимать законы, которые, теоретически, могут противоречить политике большинства СФ.

Каким образом тогда будут приниматься федеральные законы? Не будет ли такая расстановка сил негативно сказываться на законотворческом процессе?

Спасибо.

Давайте посмотрим, как начнет работать новая Государственная Дума, будут ли создаваться коалиции. Но в любом случае роль Совета Федерации останется важной, так как он не политизирован, не ангажирован и будет и впредь рассматривать все проекты законов, исходя из их соответствия Конституции РФ, интересам Российского государства, многонационального российского народа. Мы стремимся также приводить все свои законы в соответствие с международным законодательством. Поскольку и в Конституции РФ записан приоритет ратифицированных международных правовых актов перед национальным законодательством, и Россия все больше и больше интегрируется и в глобальную мировую экономику, и в международное правовое пространство. Совет Федерации и впредь останется фильтром, который не будет допускать прохождения популистских законов, равно как и законов, выражающих узкие групповые интересы. Мы можем эти законы отклонять и отправлять обратно в Государственную Думу, высказывая, почему мы это делаем и что мы считаем необходимым в них изменить.

Еще один момент. Совет Федерации – это орган, который ни на один день не прекращает своей деятельности. Поэтому если вдруг в нижней палате возникнет какой-то политический кризис, который сделает невозможной ее нормальную работу, если воспоследует досрочное прекращение ее полномочий, еще что-то в этом роде, то в этой ситуации Совет Федерации является парламентским органом, который обеспечивает стабильность.

Михаил [30.11 11:57]

Валентина Ивановна,

что Вы намерены делать с существующей ситуацией, когда очень крупные бизнесмены просто покупают себе депутаские и сернаторские мандаты с целью обеспечения иммунитета?

Да, в Совете Федерации были и есть состоятельные люди, недавние крупные бизнесмены, но факты покупки ими своих нынешних мест мне неизвестны. Вообще, ни один такой случай официально установлен не был. Поэтому отношусь к этому как к слухам, досужим разговорам.

И второе – мы должны понимать, что право делегировать в Совет Федерации предоставлено исполнительным и законодательным органам власти, и никто на их решение влиять не может. Если они направляют того или иного представителя, то это их ответственность. У Совета Федерации нет полномочий принять или не принять посланца региона. Повторю, это целиком и полностью на усмотрение субъектов Российской Федерации, их органов власти. Это их ответственность, их, если хотите, дело чести и совести – кого они направляют в верхнюю палату. Скажу откровенно, в отношении некоторых сенаторов вопросы у меня возникают.

Я думаю, что, когда мы примем новый закон о порядке формирования Совета Федерации, мы исключим малейшую возможность направлять сюда случайных людей. Но у всякой медали есть и обратная сторона. В новом законе необходимо четко сформулировать условия и порядок отзыва членов Совета Федерации. Не так, чтобы – сегодня мне нравится этот сенатор, а завтра – раз! – и я его поменял. Должны быть основания для досрочного прекращения полномочий сенатора. Какие мотивы отзыва? Он чем-то провинился? Он плохо работал? Я полагаю, что член Совета Федерации, который добросовестно трудится, должен сохранять свой мандат как минимум на период работы губернатора или период работы Законодательного собрания, то есть 4 или 5 лет. Если только он не совершит чего-то такого, что подпадет под критерий отзыва. Если он плохо, безответственно работает, если он не ходит на заседания, не участвует в работе комитетов, не выдвигает законодательных инициатив, не бывает в регионе и так далее – такой перечень порядка отзыва мы, безусловно, сформулируем. А если он отстаивает свое мнение, если он активен, то, конечно, он должен чувствовать защищенность хотя бы на период работы губернатора или Законодательного собрания.

Лента.ру: В Совете Федерации был Александр Починок, я с ним более или менее знаком и знаю, что он был довольно активным сенатором.

Да, это как раз ситуация, о которой я говорила. Я считаю, что Починок был очень профессиональным законодателем, очень активным, дееспособным и ответственным. Он работал в Совете Федерации, что называется, с утра до ночи. Но это было право губернатора – заменить своего представителя. Влиять на это право никто не может.

Лента.ру: Вы сказали, что нужно как-то объяснять причину подобных решений. Губернатор как-то объяснил это?

Наверное, губернатор посчитал, что новый кандидат будет более эффективно отстаивать их интересы. По-видимому, в этом дело.

Лента.ру: Вы дали понять, что не все сенаторы Вас устраивают. Много ли таких личностей? Не надо их называть поименно, просто в принципе.

Я сказала иное, а именно, что у меня есть вопросы в отношении некоторых сенаторов. А это другая вещь, нежели "устраивает, не устраивает". Речь о профессиональных, деловых качествах. В своем абсолютном большинстве Совет Федерации состоит из опытных, профессиональных людей, прошедших хорошую жизненную школу в разных сферах. Скажем, если губернатор проработал на своем посту два или три срока, то, конечно же, он может быть очень полезен на общегосударственном уровне, тем более в палате регионов. Потому что как никто другой знает проблематику и территорий, и страны в целом. Он мудрый человек и в политическом, и государственном плане. Почему же его не делегировать в Совет Федерации? Почему сразу ставится клеймо – это "бывшие" и так далее? Это неправильно. Присутствие таких людей в Совете Федерации оправданно с государственной точки зрения.

В американском Сенате, в других государствах зрелый возраст политика не считается недостатком, скорее, идет ему в плюс. Там есть понимание, что в законодательской работе должны быть люди, которые способны привнести в политику то ценное и полезное, что дается только с опытом. И у нас в Совете Федерации немало именно таких людей, за плечами которых большая жизнь, разносторонний опыт, взвешенность в принятии решений.

Геннадий [28.11 20:04]

Валентина Ивановна,

Предположите пожалуйста, если бы в то время, когда вы стали председателем СФ, на эту должность выбирал бы народ, сколько % людей, из пришедших на выборы председателя СФ, проголосовали бы за вас? а при отсутствии других кандидатов?

Геннадий.

Ваш вопрос из категории тех, ответ на которые сродни гаданию на кофейной гуще. Вместе с тем могу сказать, что, как бы там ни пытался кто-то что-то говорить, на тех муниципальных выборах в Петербурге, через которые я проходила, явка была необычно высокой, 37 процентов. Обычно на муниципальные выборы ходит от 5 до 10 процентов людей. Тем более, что было лето, период отпусков, дач. Однако люди специально приезжали, чтобы проголосовать и тем самым выразить мне поддержку. Она была очень убедительной, и я очень признательна петербуржцам за это.

Я знаю, что во многих регионах страны меня помнят еще с тех пор, когда я работала вице-премьером правительства по социальным вопросам. Работала в самый тяжелый период, как говорили тогда, на "расстрельной" должности. Она действительно была "расстрельная". У нас всех, знаете ли, очень короткая память. Если вспомнить 1998 год, после дефолта, когда я вошла в состав правительства Примакова, мы тогда не говорили вслух и десятую часть о том положении, в котором находилась страна, потому что мы просто ввергли бы людей в шок. Страна была банкротом, мы уже находились на самом краю пропасти. Еще шаг, два, и мы просто рухнули бы туда. Последствия этого представить было бы нетрудно - развал России. Были сильны сепаратистские настроения, казна пустая, огромный внешний долг, пенсии не платились годами, зарплаты бюджетникам, военнослужащим задерживались по полгода, огромные внешние долги. Все это надо было разрулить, сохранив спокойствие в обществе и единство страны.

В правительстве РФ я была, по сути, кризисным менеджером. Объехала все регионы. Уговаривала учителей не перекрывать дороги, шахтеров – уйти с рельс, приходила на многотысячные митинги протеста, объясняла людям, что мы делаем, обещала помочь и помогала. За очень короткое время – на второй месяц после формирования нового правительства – наладили регулярную выплату пенсий, за год отдали все долги перед народом. Только по пенсиям было 32 миллиарда рублей долгов. Сейчас об этом никто не помнит. С одной стороны, не надо людям постоянно помнить о плохом, трудном. А с другой, слыша иной раз безответственную критику, демагогические обещания, думаю: недостатков немало, но вспомните, что было еще недавно, и сравните с нынешними трудностями. Небо и земля!

Я и сейчас намерена ездить по стране, потому что как председатель Совета Федерации должна чувствовать пульс, ритм регионов, понимать, как люди живут на местах, какие у них проблемы и что мы должны учитывать в своей работе.

Поэтому, возвращаясь к заданному вопросу, хочу повторить: гадать не собираюсь. Но твердо могу сказать, что в Петербурге я всегда чувствовала поддержку и понимание людей.

Лента.ру: Поскольку вы сами затронули тему муниципальных выборов, которые прошли в середине года в Петербурге, и упоминали, что на этих выборах не было использовано административного ресурса, хотя в принципе понимаете, что он бывает, вам не кажется, что этот ваш результат – за 90 процентов – во многом, может быть, был обеспечен административным ресурсом? Это практически чеченские цифры, очень высокие.

Не считаю подобные сравнения корректными. Вы понимаете, когда на выборы идет губернатор, который отработал восемь лет, какой ему нужен административный ресурс? Я не вела избирательную кампанию, я сразу сказала, что горожане могут и должны дать оценку мне как губернатору по итогам моей восьмилетней работы. Поэтому никакой выборной кампании не проводилось, плакатов не вывешивалось, митингов в поддержку не организовывалось. Мы только известили людей о дате голосования и пригласили их на выборы. Что касается пресловутого административного ресурса, то при всем желании даже малейших следов его не найдете. Такого внимания, как к этим муниципальным выборам, в России, наверное, никогда не было. Я уже говорила на эту тему – даже фотографировали людей, считали, сколько пришло на участки. Присутствовало огромное количество наблюдателей – в том числе из Москвы, от "Другой России", с удостоверениями журналистов или наблюдателей, просто отпечатанными на коленке на принтере. Мы всех приняли. С первой минуты, когда открылись избирательные участки, до закрытия голосования все проходило публично и наглядно. Ну, какой административный ресурс здесь можно было применить?

Лента.ру: Я был на этих выборах. В частности, в Петровском я видел, как привозили кадетов из находящихся там училищ.

Вы, наверное, имеете в виду курсантов Военно-космической академии? Они зарегистрированы в этом округе как избиратели. Но они составляют порядка семи процентов (или даже меньше) от общей численности избирателей. Они полноправные граждане, почему их участие в выборах сразу же записывается в административный ресурс? Кстати, в свое время город немало сделал для Военно-космической академии. В частности, мы снесли старую котельную и построили новую, переложили коммуникации, помогали в решении других вопросов. Естественно, люди это видят, ценят. Это что, тоже административный ресурс? Тогда получается, что власть ни сделает хорошего для граждан, это все на выборах оказывается административным ресурсом, подкупом избирателей. Для чего же тогда, спрашивается, губернаторы, мэры, министры?

Полагаю, что такое большое и, к сожалению, не всегда здоровее внимание к этим выборам во многом связано с тем, что они стали своего рода праймериз перед выборами в Государственную Думу. Оппозиции они предоставили возможность проявить себя, пошуметь, попытаться дискредитировать и эти выборы, и меня как кандидата в депутаты. Но люди проголосовали так, как они считали нужным. Не поступило ни одной жалобы ни по ходу выборов, ни по подсчету голосов, потому что все было открыто, честно, по закону. Все наблюдатели подписались под протоколами.

Обвиняли только в том, что эти выборы якобы были скрыты от страны, города. Но, извините, если кто-то там, грубо говоря, проспал их или хотел проспать, чтобы потом пошуметь, это их проблемы. Суд несколько раз проверял и не нашел нарушений в законодательстве о порядке объявления этих выборов. Поскольку я член Высшего совета "Единой России", региональный политсовет высказал рекомендацию пойти по двум округам из нескольких возможных. Я могла пойти и по одному округу. Но нужно было пройти выборы как можно быстрее, чтобы не затягивать ситуацию. Любая подвешенная ситуация – это плохо для дела. В этих двух округах выборы были назначены раньше других. На них и пал выбор.

Лента.ру: Они же были там назначены, потому что несколько человек вдруг неожиданно сдали мандаты.

Чуть ли не половина муниципальных органов власти готова была досрочно сложить свои полномочия (естественно, потому что другого способа не было), чтобы дать мне возможность пройти через муниципальные выборы и быть делегированной в Совет Федерации, чтобы Санкт-Петербург был представлен в Совете Федерации в таком качестве. И они открыто об этом объявили. Более половины муниципальных округов готовы были досрочно сложить полномочия. Это тоже открыто, легитимно.

Лента.ру: В принципе, да. Просто я приезжал и общался, естественно, с оппозицией, поскольку с вами сложнее пообщаться.

Жаль, что мы с вами там не пообщались.

Лента.ру: Представители оппозиции утверждали, что им не сообщили о том, что довыборы пройдут на этих двух участках до окончания регистрации кандидатов, и, в общем, об этом действительно не сообщалось по Первому каналу. Они говорили, что это было опубликовано только в региональных газетах, которые лежали только в избиркоме и никуда не попали. Может, они действительно испугались и не стали участвовать в выборах?

Ну конечно, они понимали, что у них никаких шансов нет не то, чтобы победить, а хотя бы набрать более или менее внятное количество голосов. И поэтому они никогда бы не пошли на риск так дискредитировать себя перед парламентскими выборами. Если бы хоть один лидер оппозиционных партий заявил, что пойдет со мной бороться, мне было бы даже интересно, поверьте, у меня был азарт. Но никто из них об этом не заявил. Они подготовили подставные фигуры, шоуменов, клоунов, которые просто хотели устроить политический фарс. Поскольку это не удалось, они были очень разочарованы и начали нести всякую ересь. Я вообще была в отпуске. Когда вернулась, мне говорят: вот такой расклад выборов, есть возможность пойти по этим двум округам, потому что у них уже назначены выборы. Так и решили.

Лента.ру: Все думали, что вы в Ломоносов пойдете, насколько я помню.

Но это же не моя проблема, кто что думал. Кстати, в Ломоносов меня тоже звали. У меня там очень хорошие отношения с населением, мы столько сделали в Ломоносове к юбилею Ломоносова. Люди это очень ценят, и я уверена, что, если бы я пошла в Ломоносов, там была бы очень большая поддержка избирателей. Может быть, не совсем удобно так о себе говорить, но всю жизнь, где бы ни работала, я постоянно общаюсь с людьми. Это мое жизненное кредо. Я губернатор не кабинетный, не паркетный, а публичный. На протяжении восьми лет я каждую субботу район за районом объезжала, встречалась с населением, с разными слоями. Как правило, каждый день у меня были встречи с людьми. А еще ежемесячно прямые телепередачи, радиоэфиры, горячие линии. Без всего этого невозможно чувствовать пульс города.

К 2003 году, когда меня избрали губернатором, город был в тяжелейшем положении. В силу объективных причин: 1990-е годы нанесли Петербургу колоссальный урон, потому что был серьезный недостаток финансовых средств. Отсюда хроническое недофинансирование ЖКХ, транспорта и так далее. Мы не знали, за что браться в первую очередь, так как везде было плохо. И мы начали вытаскивать город из того тяжелейшего положения, в котором он был. Люди все эти изменения видели и знали. Они были настолько очевидны, что никакая оппозиция не могла их очернить. Да, придрались к тяжелой зиме. Здесь есть, за что укорять власть. Но до этого шесть лет никаких претензий по уборке зимой города ведь не было, правда? Только последние два года. Если аномалия – ну кто может с этим справиться? Нет в мире технологий, как в такие аномальные снегопады идеально очищать город. Это невозможно, такого не бывает.

Плюс специфика нашего жилого фонда. И здесь оппозиция оттопталась. Если у нее действительно имелась конструктивная позиция, что ей мешало сесть вместе с властью и сказать: давайте подумаем, что делать в условиях форс-мажора? Все силы, как правило, объединяются, если они думают о людях и о городе. А здесь за малейшее цеплялись, чтобы раздуть, потому что начался выборный год. Сценарии политического жанра в таких случаях понятны.

Макс [30.11 11:13]

Валентина Ивановна,

После вашего перехода на должность председателя СФ РФ,в подчиненном прежде вам, субъекте РФ, осталось прежнее количество острых для жителей города проблем.

Каково ваше к этому отношение.

Это абсолютная неправда. Да, в Петербурге острые проблемы есть и будут еще 20 - 30 лет. Ни за восемь, ни за десять лет их не решить. Дело в том, что Петербург, как я уже сказала, десятилетиями недофинансировался. Он работал на страну, зарабатывал деньги. В советское время все перечислялось в центр, а Петербургу (тогда Ленинграду) давали гроши, только на выживание. 1990-е годы усугубили эту ситуацию, и все сферы городского хозяйства были в состоянии тяжелой депрессии, в ветхости. Но говорить, что за восемь лет ничего не изменилось, можно только тогда, когда не хочется видеть позитивные изменения. Если брать ЖКХ, то за это время мы расселили более 600 ветхих аварийных домов, отремонтировали десятки тысяч домов, построили 18 миллионов квадратных метров жилья. Сотни тысяч жителей улучшили свои жилищные условия.

Инженерная коммунальная инфраструктура была просто в катастрофическом состоянии. Если бы мы не привлекли инвестиционные средства Федеральной сетевой компании, если бы мы не вытащили энергетику, город ни одной зимы не пережил бы нормально. В Петербурге за все восемь лет зимой ни разу не было коллапса с отключением жилых домов. Почему? Потому что мы, вместо того чтобы делать PR-акции и заниматься популизмом, ремонтировали тепловые сети, электрические кабели. Просто скажу одну цифру: с 1990 года по 2005 в городе не было построено ни одной электрической подстанции. С 2005 по 2011 мы построили 18, из них две – 330 киловольт. Мы обеспечили надежное электроснабжение городу. В 2003 году не было даже киловатта свободной энергии. Сотни построенных бизнесом жилых домов висели на времянках, люди даже лифт не могли включить. Мы полностью переделали энергохозяйства трех районов – Петроградского, Курортного, Петродворцового. Полностью снесли все старые, изношенные встроенные угольные котельные. Переложили все внутриквартальные коммуникации, построили сотни современных модульных газовых котельных.

В здравоохранении была катастрофа: ни в одну больницу нельзя было войти. Оборудование было 1970-1980-х годов! И посмотрите на здравоохранение города сейчас.

Да, проблемы остались. Но если весь бюджет Санкт-Петербурга в 2003 году был 72 миллиарда, то мы его увеличили в пять с лишним раз, сегодня он почти 400 миллиардов. И только на здравоохранение мы тратим 70 миллиардов, на образование примерно столько же. Разница есть?

Сколько мы построили новых школ, детских садов с бассейнами, сколько мы отремонтировали. Каждый год мы ремонтировали по 18-20 школ, которые не ремонтировались по сто лет, и эти школы практически стали новыми. Более 500 спортивных объектов. Я горжусь тем, что мы построили более 450 пришкольных стадионов. Это новая инфраструктура. Мы благоустроили более 85 процентов дворов, куда было невозможно войти, где исчезло понятие асфальта, а не то что цветники, скамейки, клумбы. Сегодня это все другое. Сколько мы детских площадок построили.

Посмотрите, как преобразился исторический центр города. Сколько мы отремонтировали домов, фасадов в историческом центре города. Как мы сделали подсветку города, в том числе художественную. Озеленение, цветы – город стал другим по ритму, по энергетике, по деловому ритму, по своему внешнему облику. Это отмечают все петербуржцы, любого спросите.

Мы создали целый автомобильный кластер, построили более 25 новых современных заводов. В Петербурге вообще нет безработицы – в пятимиллионном мегаполисе! В то время как в Европе безработица от восьми до двадцати процентов. Потому что мы занимались рабочими местами. У нас было 17 программ поддержки малого и среднего бизнеса, и мы занимаем первое место по количеству предприятий малого и среднего бизнеса.

Да, есть недовольный малый бизнес – извините, мы убрали ларьки, эти рассадники наркотиков и антисанитарии, которые запрудили весь город, ни в одну станцию метро нельзя было войти. Да, вот это мы расчищали, зачищали – мы приводили облик города в надлежащий вид. А главное – обезопасили население от просроченных и некачественных продуктов и распивочных на каждом углу. Конечно, эта часть бизнеса недовольна. Невозможно всем нравиться. Я не червонец, чтобы всем нравиться. Власть должна проявлять власть, когда речь идет об интересах горожан. А если бы мы пытались всем кланяться и всем нравиться, тогда ни одного решения не было бы принято, город не приобрел бы такие темпы развития.

Посмотрите, как вырос валовой региональный продукт, как ежегодно росли темпы роста экономики, в том числе промышленного производства. Это что, с неба упало? Это просто так пришло? И все здравомыслящие люди это понимают и ценят. Мы создали такие благоприятные условия для инвесторов, что привлекали инвестиций по 5-6-7 миллиардов долларов в год. Скажите, в каком еще регионе это есть?

Я уже не говорю о том, что мы закончили строительство дамбы, 30-летний долгострой. Да, это была федеральная стройка, федеральные деньги, но организовать процесс, разработать программу, утвердить, наладить, осуществить – это все было непросто. Мы закончили кольцевую автомобильную дорогу, и не в том формате, в котором мне представили ее в 2003 году – это была дорога для автогонок, без соединения с улично-дорожной сетью, без развязок. Мы переделали весь проект, это надо было тоже выходить, доказать, получить финансирование и так далее. Мы начали строительство нового аэропорта. Мы построили новый пассажирский морской порт. Мы активно строим западный скоростной диаметр. Петербург стал другим. Он стал европейским динамичным городом, а не депрессивным, как это было в 2003 году.

Когда нечего сказать, надо критиковать – такова позиция людей, которые в своей жизни никогда ничем не управляли, ни за что не отвечали, не принимали решений.

Vladimir [29.11 08:45]

Валентина Ивановна, добрый день.

Следите ли Вы за судьбой Санкт-Петербурга и за действиями Георгия Сергеевича после Вашего назначения в СФ?

Конечно. Во-первых, я сенатор от Санкт-Петербурга. Во-вторых, где бы я ни была и кем бы я ни была, для меня Санкт-Петербург - это моя жизнь. Поэтому, безусловно, я внимательно слежу, стараюсь помогать, и, кстати, кое-что мне уже удалось сделать для увеличения финансирования Петербурга по ряду отраслей. Но у меня есть принцип: я ни разу ни одного плохого слова не сказала о моих предшественниках, и я никогда не буду вмешиваться в деятельность нового главы города.

Естественно, для любого человека период вхождения, осмысления, период кадровых назначений – это непростой период, но я уверена, что все будет в порядке. Ибо Георгий Сергеевич – человек с огромным опытом, в высшей степени ответственный, сторонник принятия взвешенных, а не скоропалительных решений.

Анатолий [29.11 12:56]

Валентина Ивановна,

Хотелось бы знать ваше мнение, почему до сих пор не принята 20я статья конвенции ООН о противодействии коррупции? Какие есть объективные причины ее отвергать. При том что сама конвенция нами подписана и ратифицирована еще почти 5 лет назад. Неужели за 5 лет так никто и не смог предложить хорошего законопроекта? Почему ЕР называвшая борьбу с корупцией своей основной задачей, так и не смогла поставить точку в этом вопросе?

Андрей [28.11 23:57]

Валентина Ивановна, когда будет принята Россией 20 статья конвеции о противодействии коррупции? Почему ее не принимают? Какие этому причины? Вы же имеете право призвать СФ, пре -зидента/-мьера к рассмотрению этого вопроса. Народ ждет. Пообещайте, что она будет принята, и Вы будете следующим президентом этой страны.

Vladimir Zitar [28.11 19:48]

Когда будут будут приняты международно используемые меры по борьбе с коррупцией?

Имеется ввиду КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА.

Спасибо,

Владимир

Надо сказать, что Россия одной из первых ратифицировала эту конвенцию, третья по счету из двадцатки. По-моему, ратификация состоялась в 2006 году. Что касается 20 статьи, то, как объясняют юристы, наш Уголовный кодекс находится в противоречии с этой статьей. Поэтому юристы сейчас смотрят, как поступить – либо нужно менять Уголовный кодекс, либо еще что-то. В общем, это вопрос больше правовой, нежели политический. Но вместе с этим я хочу отметить, как активно и президент, и премьер-министр ставят в повестку дня вопросы борьбы с коррупцией, и то, что было проделано за последние годы по созданию антикоррупционной нормативной базы – это и закон о борьбе с коррупцией, и национальная программа – заслуживает высокой оценки. На мой взгляд, современная развитая правовая база для борьбы с коррупцией в нашей стране сегодня имеется. Важно вести реальную борьбу.

Говорить "коррупция - это чиновники" (их только ленивый сегодня не ругает) на самом деле некорректно. К сожалению, коррупция пронизала все сферы нашего общества: и здравоохранение, и образование, и правоохранительную систему, и чиновников. Борьба с коррупцией - это серьезная системная работа. И так ею и надо заниматься. Сейчас все государственные чиновники заполняют декларации, есть и другие меры – не буду перечислять весь набор мер и форм, которые сегодня принимаются по борьбе с коррупцией. Но это такая задача, которую невозможно решить за один-два года. И одними фискальными мерами, на мой взгляд, ее не решить. По моему мнению, нужно больше уделять внимание другому, пусть это не покажется чем-то романтическим, утопическим, а именно: морали, этическому воспитанию. Сейчас в нашем обществе ощущается дефицит морали, нравственности. Взятки брать не стыдно. В такой ситуации с коррупцией очень трудно бороться.

К сожалению, мы очень много потеряли в этом смысле. Да, мы отказались от той идеологии, она была понятно какой, и не нужно к ней возвращаться. Но страна не может жить без духовных, моральных устоев. Ни одно государство без таких устоев не выживет. Тем более такое, как Россия. Мне кажется, нужно очень серьезно над этим думать: над духовностью, над тем, какой страной мы все-таки хотим быть.

Лента.ру: Вы говорите о религиозности?

Нет, я говорю не только о религиозности, хотя во всех религиях написано "не укради", все-таки это сдерживающие факторы. Я имею в виду духовность в более широком смысле этого слова: и нашу великую русскую культуру, и наши яркие, самобытные национальные культуры, и то, что мы читаем, и то, какие фильмы смотрим, и то, какое у нас телевидение. Потому что это все формирует личность. И то, как в семье это обсуждается. Из ребенка, который растет в семье, где нет духовности и морали, где все можно, все дозволено, не вырастет духовный, моральный человек, которому будет стыдно брать взятку. Это целая сумма факторов.

Посмотрите, кого мы героизируем на телеэкране. Где идеалы для молодежи, которым хочется подражать? Когда на одном из каналов идет сериал о публичном доме, и там героизируют проституток. Это же просто невозможно. Когда новости постоянно превращаются в фильм ужасов. Это же действует на психику людей. Да, нельзя скрывать информацию от людей, да, люди должны знать всю правду, и в этом задача средств массовой информации. Есть рубрика "Чрезвычайные происшествия" – пожалуйста, показывайте там, пусть все, кто этим интересуется, смотрят подобное в соответствующих передачах. Но нельзя каждый день давить на психику только таким ресурсом. Страна-то другая. На самом деле, в любом регионе сегодня работают люди, создают предприятия, занимаются бизнесом, у нас есть выдающиеся врачи, учителя, ученые, инженеры, рабочие, фермеры, молодежь – но этого мы не видим, у нас в стране нет единого информационного пространства, нет информации о том, чем живет страна. Мы сегодня не знаем, что в Иркутске интересного, что происходит в республике Коми или в Нижнем Новгороде, как живут люди, какие у них проблемы. У нас нет канала регионов, у нас страна даже информационно разрозненная. Поэтому я считаю, что наряду с фискальными мерами, наряду с жесткостью законодательства, с иными мерами по борьбе с коррупцией – их, безусловно, надо усиливать, ужесточать - нужно одновременно не забывать и о духовном, нравственном начале в жизни общества. Не будем его бережно выращивать, пестовать, укреплять - не построим ту Россию, в которой нам всем хочется жить, - гуманную, духовную, высокообразованную и высококультурную.

Лента.ру: Просто, я так понимаю, у зрителей не пользуются популярностью положительные герои. Да и про регионы мало кому интересно смотреть.

Это неправда. У людей, особенно у молодежи, есть потребность в идеалах, в героях, на которых можно равняться. Посмотрите рейтинги, когда идут хорошие старые советские фильмы. Пусть они в чем-то наивны, но их же смотрят! Это ностальгия по человечности, если хотите, по искренности чувств, по нормальной жизни. Нельзя одну только лабуду показывать столько времени. Это уже неинтересно. Вкусы людей надо подтягивать к более высокой нравственной, духовной планке, а не формировать и опускать их до уровня примитивной культурной жвачки, которой мы потчуем сейчас людей. Мы кормим людей примитивной бытовухой. Вы что, так думаете о наших людях, что они вот это вкушают с удовольствием? Да потому что везде одно и то же, выбрать-то нечего. Кроме канала "Культура", который мне всегда хочется смотреть.

Это не надо замалчивать, об этом необходимо говорить. Я высказываю не только свое мнение. Где бы я ни была на встречах с людьми, аудитория разная – учителя ли, врачи, интеллигенция, простые люди – все говорят об этом. Что невозможно: либо "новые русские", распальцованные, на мерседесах, в особняках и так далее. Либо вот эти ужасы. Уже невозможно, так нельзя.

Дмитрий [29.11 10:01]

Валентина Ивановна, добрый день!

Мой вопрос о коррупции. Совершенно очевидно, что стоимость одной одежды и аксессуаров на некоторых чиновниках превышает сумму их дохода, декларируемую ими ежегодно. В ряде стран, в связи с этим, установлен не только контроль доходов, но и расходов (по сути, такой же декларацией).

Как вы относитесь к подобной мере борьбы с коррупцией? Смогли бы официально задекларировать свои расходы?

Иван [29.11 16:31]

для модератора: если можно, в блок про 20 ст. Конвенции ООН по противодействию коррупции

Добрый вечер, Валентина Ивановна!

В каких странах ратифицирована 20 ст. Конвенции ООН по противодействию коррупции?

Нарушает ли она в тех странах презумпцию о невиновности и если да что они делают по этому поводу?

Честно говоря, я не знаю, в каких странах пишут декларации не только о доходах, но и расходах. Но это неважно. Я считаю, что контроль над расходами в той или иной форме вполне может быть, почему нет? Только это должно касаться всех граждан.

Лента.ру: Совет Федерации мог бы выступить с такой законотворческой инициативой?

Мы думаем над этим. Но это должно относиться ко всем категориям, вы согласны?

Лента.ру: Да. Вообще ко всем? То есть и я, например, тоже должен подавать такие декларации?

Я думаю, что и вы как журналист должны это делать, доказывать, что вы не получали зарплату в конвертах. Вы тоже должны будете декларировать свои доходы. Чего скрывать – многим журналистам платят зарплату в конвертах, тем самым уходя от налогообложения. Может быть, так выживают некоторые СМИ. То есть это должно касаться всех граждан. Но в первую очередь - чиновников всех уровней. И не только чиновников, любых руководителей бюджетных организаций. Мне кажется, должно быть такое общее правило для тех категорий населения, которые находятся, скажем так, в зоне повышенных коррупционных рисков.

Но я вижу опасность вот в чем: как бы не началась охота на ведьм. Это очень опасно. Вот почему надо осмыслить, понять, в какой форме это делать и как. Чтобы не получилось, что с помощью этого начали сводить друг с другом счеты. В общем, надо очень взвешенно подойти к этому вопросу. В принципе я "за". Вопрос в том, в какой форме это сделать.

bao [29.11 14:21]

Здравствуйте!

Как вы считаете, не должны ли гос.служащие закупать для служебных нужд машины российских брендов (не собранных в России, а именно российских марок)?

Это было бы экономичнее, а также способствовало бы воспитанию патриотизма.

Я слушал мнение, что наши машины дороже в обслуживании, но зато можно сэкономить на начальной цене, и разницу от стоимости импортной машины и нашей пускать постепенно на ремонт - это была бы ни сиюминутная, а продолжительная во времени трата, а значить не столь ощутимая. Зато какой патриотический эффект.

Вы согласны с мнением, что публичным политикам следует также носить часы российских марок?

Желаю успехов в служении Отечеству.

Принципиально – да, но здесь два момента. Первый: цена не очень различается, а качество пока отличается сильно. Второй – боюсь, что расходы на эксплуатацию и на содержание будут перекрывать разницу в цене между иномаркой и российским автомобилем. Да, это патриотично, но как бы мы тем самым не создали тепличные условия, не закрыли бы наших автопроизводителей от конкуренции и на отечественном, и на мировых рынках. Если мы хотим быть жизнеспособной страной, то неважно, что выпускает наша промышленность: холодильники, телевизоры или машины – продукция должна быть конкурентоспособной. Я думаю, что люди покупают иностранные автомобили не только потому, что им хочется ездить на иностранной марке, но и потому, что они по многим показателям получаются более экономичными в конечном итоге. Мне в ГАИ посчитали, что я за годы работы губернатором проехала более миллиона километров. Какая наша отечественная машина это выдержит? Назовите мне такую марку. Так что да, конечно, надо поддерживать своего отечественного производителя, но при этом не расслаблять его, чтобы он оставался конкурентоспособным и мог конкурировать с другими фирмами.

*anonymous* [30.11 16:29]

А для вас что важнее доверие руководства или народа?

Вряд ли правильно противопоставлять одно другому, потому что руководство тоже думает о народе, дорожит его доверием. Для любого политика, в первую очередь, конечно же, важно доверие народа, но не менее важно и доверие руководства. Я командный игрок, я член команды, я не одиночка, я так выросла и так воспитана.

Наблюдатель [30.11 07:52]

Валентина Ивановна, добрый день!!

Скажите пожалуйста, в чем заключается секрет успеха Вашего сына, как бизнесмена?

Каковы, на Ваш взгляд, перспективы в борьбе с коррупцией в России?

1. За эти годы я столько начиталась мифов и легенд о своем сыне, якобы миллиардере, что одно время у меня были порывы подать в суд, опротестовать это. Потом я стала понимать, что такие разговоры в сложившемся сейчас в стране духовном климате, к сожалению, неизбежны. Никто за восемь лет ни разу меня не обвинил в том, что я лоббировала какие-то фирмы, что у меня есть какой-то бизнес. Я вообще человек, далекий от бизнеса, я этим не занималась. Не мое это. Но любой политик всегда уязвим, и такие уязвимые места находят через сына, еще через кого-то и что-то. В данном случае я была уязвима в том плане, что у меня есть сын. Все это слухи и разговоры – хотелось бы, чтобы кто-то показал, где же эти миллиарды, где хоть один миллиард, который есть у моего сына.

Мой сын вырос в семье трудоголиков. Мой муж – полковник военно-медицинской службы, я всю жизнь вкалывала по 12-14 часов в сутки. Ребенок, который растет в такой семье, тоже по определению перенимает это. Он получил образование, защитил докторскую - он доктор экономических наук. Начинал с IT-бизнеса, который у него успешно двигался. Но его компании не выжили в условиях кризиса, и сегодня у него никакого крупного бизнеса нет. Все эти восемь лет я, наоборот, его сдерживала: ты не можешь себе это позволить, ты не имеешь права идти туда, ты не имеешь права идти сюда.

О моем сыне много писали, перечисляли десятки компаний – все это неправда! Он не занимается ни нефтью, ни газом, он не олигарх, он делает то, что умеет. На все эти мифы и легенды он, конечно, болезненно реагирует. Я человек более закаленный в политике. Ну критикуйте меня, занимайтесь мной, вот она я - политик, пожалуйста, критикуйте, оппозиция, кто угодно. Все это делается для того, чтобы оказывать на меня давление через детей, вывести меня из нормального состояния. Но у меня устойчивая психика, и меня этим не выведешь. Когда я пыталась несколько раз обратиться в суд – и неоднократно были такие основания – умные люди, в том числе адвокаты, которых я пригласила, сказали: "Валентина Ивановна, вы только раскрутите эту тему, только придадите пиара и тиража этим изданиям. Вы политик, это ноша любого политика, которую вы должны нести. Просто смиритесь с этим, воспринимайте это как плохую погоду". Я послушала умных людей. Но желание подать в суд у меня было много раз, и у Сергея тоже.

Лента.ру: И последний вопрос. Вчера (интервью проходило 5 декабря – прим. "Ленты.ру") на "Ленте.ру" вышел материал, его уже прочитало больше 300 тысяч человек, он получил довольно большую известность в интернете. Меня как журналиста пригласили поучаствовать в системе фальсификации. Человек, который состоит в оппозиционной организации, попал в структуру, занимавшуюся фальсификацией, позвал меня и еще пару коллег. И мы попали в эту структуру, где мне лично выдали десять бюллетеней за "Единую Россию" в неком помещении, которое находилось в ГУИСе, то есть фактически в московской префектуре. Мне дали сумку, положили туда десять бюллетеней, дали фальшивое открепительное, дали трамвайный билетик и сказали: "Надо пройти семь участков, на каждом участке наш человек, ты ему покажешь билетик, он тебе дает бюллетень, ты в кабинке вкладываешь в бюллетень, который тебе дали, остальные десять, и просто один из бюллетеней кидаешь".

А вам не кажется, что это заранее подготовленная и продуманная провокация? Как бы вы могли одновременно бросить десять бюллетеней в урну?

Лента.ру: Дело в том, что, естественно, я не дошел до конца, честно говоря, даже не пробовал, потому что, вообще-то, это уголовное преступление. Поэтому, когда мы зашли на участок с этим всем, мы, естественно, подняли шум, сказали, что происходит фальсификация. Попросили полицию задержать участников фальсификации, там несколько человек даже задержали, потому что мы позвали Гудкова, благо он пришел, более-менее все зашевелились, какое-то дело будет. Как вы можете оценить этот факт?

Конечно же, огромная страна. Конечно же, огромное количество избирательных участков. Нельзя исключать, что для того, чтобы выслужиться, для того, чтобы прогнуться, для того, чтобы не сняли с работы, для того, чтобы не поругали, - какие-то идиоты сделают что-то подобное. Причем это относится не только к "Единой России". Я знаю эти выборные технологии, и эти "карусели", и какие-то "ручейки". Я даже знаю, не буду называть партии, что и в Петербурге это было, знаю, сколько платят за голос. Это все, к сожалению, имеет место. Это проблемы роста нашей демократии. Этим грязным политтехнологиям очень быстро научились. Единственное, что мне кажется, - может быть, я опять буду выглядеть идеалистом, - что этого становится меньше. Но пока это, безусловно, имеет место. Попытки фальсифицировать выборы, насколько я знаю, предпринимают все партии. Считаю, что руководители партий к этому непричастны. Но на каком-то уровне, достаточно высоком, ведь для фальсификации большие деньги нужно иметь, это практикуется. Это пока издержки нашей неокрепшей демократии. США, например, тоже проходили через это. Помните рассказ Марка Твена "Как я избирался в губернаторы"? Картина сходная.

Лента.ру: Получается, "Единая Россия" тоже использует эти методы?

У меня нет таких фактов. Думаю, в таких случаях неправомерно говорить о "Единой России" вообще. Ведь это какой-то конкретный функционер или какой-то конкретный чиновник решил таким образом сработать. За фальсификацию надо тут же привлекать к ответственности, причем к жесткой ответственности, вплоть до уголовной. И тогда будет меньше желающих использовать эти технологии. Если говорить обо всех партиях, то я даже не знаю, у кого больше было нарушений, потому что претензии звучали в адрес всех участников выборов. Но вместе с тем, на мой взгляд, грязных технологий на выборах стало меньше. Хотя идеализировать ситуацию не стоит.

Лента.ру: Мы подали заявление в полицию, но я, например, боюсь, что это могут спустить на тормозах.

Нет, раз вы подали заявление, вы должны обязательно добиться его рассмотрения. Необходимо выявлять факты, хватать за руку, и все это делать публично. Только так можно отбить желание заниматься фальсификациями.

Лента.ру: А если полиция не будет расследовать этот случай, можно будет направить письмо от Совета Федерации?

Если вы ко мне обратитесь, естественно, я направляю соответствующее обращение и возьму этот вопрос на контроль. Я готова поддержать ваше заявление, если в нем будут не просто подозрения, а конкретные факты.

Обсудить