Новости партнеров

В лондонском суде отец Филипп изменил свое мнение о Закаеве

Отец Филлип, бывший заложник чеченских боевиков, дающий показания по делу Ахмеда Закаева. Съемка НТВ, архив, Москва, ноябрь 2002 года

Показания по делу об экстрадиции Ахмеда Закаева дал 10 июля в магистратском суде Лондона бывший заложник чеченских боевиков отец Филипп (в миру Сергей Жигулин). Он рассказал об обстоятельствах встреч с Закаевым и своего похищения. Как передает интернет-издание "Грани.Ru", при этом священник утверждал, что сам Закаев никак не давал ему понять, будто причастен к похищению. Между тем на допросе в Генпрокуратуре России отец Филипп утверждал обратное.

Напомним, отец Филипп был похищен 29 января 1996 года в Чечне вместе с настоятелем грозненского храма отцом Анатолием (Чистоусовым). Первоначально Генпрокуратура утверждала, что Закаев лично расстрелял обоих священников. Однако отец Филипп оказался жив. В конце 2002 года он сделал ряд крайне противоречивых заявлений по поводу роли Закаева в событиях 1996 года.

По информации издания, во время судебных слушаний на Боу-стрит отец Филипп рассказал, что впервые встретился с Закаевым в мае 1995 года на переговорах в миссии ОБСЕ. В середине января 1996 года священник прибыл в Грозный для переговоров об освобождении пленного российского военнослужащего. Вместе с отцом Анатолием они дважды побывали в доме Закаева в Урус-Мартане, и тот обещал им помощь.

Затем на выезде из Урус-Мартана машину священников захватили боевики. Одного из похитителей отец Филипп, по его словам, видел накануне в доме Закаева. Кроме того, как указывает издание, священник заявил в суде, что на утро после пленения один из боевиков, охранявших заложников, якобы сообщил им, что их "привез сюда Ахмед Закаев". На следующий день священников повезли в другое место, и там, как утверждает отец Филипп, он снова увидел Закаева - тот "стоял неподалеку и с кем-то разговаривал". Затем заложников разлучили, а весной отец Филипп узнал о гибели отца Анатолия.

Летом 1996 года отец Филипп был освобожден. В 1998 году он вновь встретился с Закаевым на инаугурации губернатора Красноярского края Александра Лебедя. По словам отца Филиппа, Закаев узнал его и якобы произнес: "Я не виноват, меня заставили".

На вопрос о том, интерпретирует ли он эти слова как признание Закаева в причастности к похищению, отец Филипп ответил суду отрицательно. В то же время в своих показаниях в Генпрокуратуре в ноябре 2002 года отец Филипп назвал эти слова Закаева "стопроцентным признанием в организации похищения". Но на суде, как передает издание, отец Филипп утверждал, что сделал такое заявление на допросе "под влиянием эмоций" и на самом деле так не считает.

Как уточняет издание, в ходе допроса отец Филипп также заявил, что его первое интервью "Известиям", в котором он отказался от показаний против Закаева, было сфабриковано - журналист вложил в его уста слова, которых отец Филипп не говорил. Что касается опубликованного в "Московском комсомольце" 15 ноября 2002 года письма отца Филиппа, в котором он называет Закаева "бандитом и убийцей", то на суде священник сказал, что не писал и этого текста. "Это просто корреспондент, подслушав мой частный разговор, пересказал его в виде письма. Я никогда не обвинял Закаева в моем похищении", - заявил свидетель.

Защита Закаева обращает внимание на то, что в серии интервью сразу после освобождения отец Филипп ни разу не упомянул ни о разговоре с охранником, который сказал о причастности Закаева к похищению, ни о том, что заложник видел самого Закаева, когда находился в плену. Защита ссылается, в частности, на интервью отца Филиппа газете "Труд" от 7 октября 1996 года и запись его беседы с сотрудником "Мемориала" Александром Черкасовым, состоявшейся в июле 1996 года в Центральной клинической больнице. Черкасов выступает на процессе в качестве свидетеля защиты.

В качестве эксперта со стороны защиты выступит священник Глеб Якунин, подробно исследовавший связи РПЦ и КГБ. Как указывают "Грани.Ru", на слушаниях он будет говорить о том, насколько независим отец Филипп в своих показаниях. На предыдущем судебном заседании на эту тему высказывался правозащитник и депутат Госдумы Сергей Ковалев. Он усомнился в независимости отца Филиппа на том основании, что подробности своего плена тот вспомнил лишь несколько лет спустя. Кроме того, подозрения Ковалева вызвал тот факт, что отец Филипп был единственным бывшим заложником, который лечился в ЦКБ и встречался с экс-директором ФСБ Сергеем Степашиным.

Как передает ежедневная газета "Коммерсант", в ответ на просьбу адвоката Закаева Эдварда Фитцжеральда пояснить, почему показания священника, данные им правоохранительным органам в 1996 и 2002 годах, различаются, отец Филипп подчеркнул, что допрос в ноябре 2002 года "длился пять часов, а сразу после освобождения – пять-семь минут". По его словам, прошлогодние показания лишь расширяют сделанные ранее, а не противоречат им.

А в завершение слушаний 10 июля суд выслушал показания жителя Урус-Мартана Ивана Соловьева. Он был захвачен чеченскими боевиками, и во время допроса Ахмед Закаев, по утверждению Соловьева, несколькими выстрелами отстрелил и повредил ему пальцы на руках. На 11 июля запланирован перекрестный допрос Соловьева. В тот же день суд заслушает министра по делам Чечни Станислава Ильясова и представителя Чечни в Совете Федерации Ахмара Завгаева.

Российская Генпрокуратура обвиняет Закаева в убийствах, нанесении тяжких телесных повреждений и терроризме. Защита доказывает, что требование об экстрадиции продиктовано лишь политическими соображениями и что Закаев - чеченский лидер, признанный Россией на официальном уровне в качестве переговорщика. Кроме того, защита утверждает, что в случае выдачи Закаеву грозят пытки и смерть в тюрьме. В связи с этим на слушаниях подробно обсуждалась судьба чеченских лидеров, оказавшихся в российских тюрьмах. 30 июня и 1 июля прокурор Джеймс Льюис провел перекрестный допрос свидетелей защиты.

Как стало известно "Граням.Ru", адвокаты Закаева обратились к российским правозащитным организациям с просьбой предоставить копию альтернативного доклада, подготовленного к июльской сессии Комитета ООН по правам человека, где должна была рассматриваться ситуация в Российской Федерации. В последний момент российские власти перенесли рассмотрение официального доклада на осень. Массовые нарушения прав человека в Чечне и в российских тюрьмах - один из основных аргументов защиты Закаева, которая уже предоставила в суд соответствующие материалы правозащитных организаций.