Роскомнадзор объяснил свой отказ называть заблокированные сайты

Александр Жаров
Александр Жаров

Отказ афишировать названия заблокированных сайтов в Роскомнадзоре объяснили нежеланием привлекать к этим ресурсам внимание общества. Об этом заявил 2 февраля в интервью «Газете.Ru» руководитель ведомства Александр Жаров.

«Знакомство с контентом заблокированных сайтов позволяет сделать однозначный вывод: их цель — сеять ненависть и вражду. Распространение такого контента представляет прямую угрозу безопасности общества и личности», — заявил чиновник.

Закон о внесудебной блокировке сайтов за экстремизм направлен прежде всего на ресурсы, не зарегистрированные как СМИ, а не на электронные издания, которые и ранее были обязаны модерировать контент, и не станет «поводом для репрессий в отношении электронных СМИ», подчеркнул Жаров. В то же время глава Роскомнадзора предположил, что во «избежание неприятных последствий» увеличить контроль за деятельностью пользователей (начиная со смены правил функционирования сообществ и предупреждений о недопустимости нарушения закона и до самостоятельной блокировки контента без требования прокуратуры) придется руководству социальных сетей.

Комментируя временную блокировку Livejournal, произошедшую 1 февраля, Жаров подчеркнул, что операторы ограничили доступ к ресурсу всего на несколько минут, поэтому «многие пользователи этого просто не заметили». Чиновник отметил, что уже в первый день работы нового закона Генпрокуратура, Роскомнадзор и операторы действовали быстро, скоординированно и эффективно, что стало возможным благодаря серьезной подготовительной работе.

Решение о том, является ли информация экстремистской, принимает Генпрокуратура, в то время как Роскомнадзор должен как можно быстрее уведомить об этом операторов. Это осуществляется через специальную «электронную систему взаимодействия с операторами», доступ к которой предоставляется сотрудникам Генпрокуратуры, рассказал Жаров. Роскомнадзор также связывается с хостинг-провайдерами и владельцами сайтов, которые должны удалить информацию, признанную Генпрокуратурой незаконной, для восстановления доступа к ресурсу. При этом закон не предписывает конкретных сроков блокировки сайтов (согласно документу, она должна осуществляться по требованию Генпрокуратуры «незамедлительно») и не устанавливает конкретных сроков для разблокировки. По словам главы Роскомнадзора, сейчас на информирование операторов уходит от двадцати минут до часа, однако эти сроки, а также сроки разблокировки, в будущем предполагается сократить, что требует «значительной концентрации технических ресурсов и организационных усилий».

Способ блокировки сайтов зависит от технических возможностей операторов: для ограничения доступа к отдельной странице необходимо оборудование, которое могут себе позволить только крупные операторы, отметил Жаров. По его словам, за время применения закона о защите детей от вредной информации доступ к 4,5 процента заблокированных сайтов был ограничен случайно при блокировке по IP-адресу.

Поправки к закону «Об информации», предполагающие досудебную блокировку сайтов за экстремизм (в том числе за призывы к участию в несогласованных мероприятиях, массовых беспорядках), вступили в силу 1 февраля. В первый же день был ограничен доступ четырем ресурсам, из которых был назван только один — Livejournal. При этом у ряда пользователей «Живого журнала» оказался ограничен доступ ко всему ресурсу, а не только к конкретному блогу или записи.

Обсудить
Машины, которые не угонят
Какие машины не пользуются спросом у угонщиков
Невозможно короткие автомобили
Как бы выглядели машины, если бы у них была всего одна ось
Машины, которые оказались никому не нужны
На них потратили кучу времени и денег, но что-то пошло не так
До сингулярности подбросишь?
Land Rover Discovery против двух крайностей: Audi Q7 и Mercedes G 350d