Песков отказался считать потерю Пальмиры уроном для репутации России

Пальмира

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков считает, что захват боевиками Пальмиры наносит урон имиджу всего мирового сообщества, а не только одной России. Об этом сообщает корреспондент «Ленты.ру» в понедельник, 12 декабря.

«Угрозы потери Пальмиры — это урон для имиджа всего цивилизованного человечества, которое, будучи раздираемо противоречиями, будучи подверженным ангажементам, которые не способствуют налаживанию сотрудничества, которые сидят сложа руки и ничего не делают», — заявил Песков. Так он ответил на вопрос о том, является ли произошедшее репутационным уроном для Москвы.

Он также напомнил, что Пальмира сирийский, а не российский город. Кроме того, он подчеркнул, что Москва «будет продолжать свою работу по противодействию международному терроризму и по оказанию помощи вооруженным силами Сирийской Арабской Республики в их борьбе с террористами».

Ранее в понедельник сообщалось, что сирийским правительственным силам удалось остановить продвижение боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) к западу от города Пальмира.

Боевики ИГ накануне установили полный контроль над городом Тадмор, на окраине которого расположены руины Пальмиры. Таляль аль-Барази, губернатор провинции Хомс, подтвердил, что сирийская армия покинула Пальмиру, уступив позиции ИГ, и вступила в бой на городских окраинах.

В марте этого года Вооруженные силы Сирии при поддержке ВКС РФ освободили Пальмиру от боевиков ИГ. За период оккупации многим культурным объектам города, входящего в реестр Всемирного наследия ЮНЕСКО, был нанесен серьезный ущерб. В частности, террористы полностью разграбили национальный музей. Отступая, боевики заминировали руины, в разминировании которых впоследствии участвовали российские специалисты.

Россия00:0016 апреля

«Это война против собственного народа»

Россия решила ответить на санкции. Тысячи россиян лишатся лекарств и умрут
11:5513 апреля

«Я с бабой работать не буду»  

Она забралась в самое сердце мужского мира, точнее — под капот