Ковровчанина осудили за убийство «неправильной» жены, «непослушного» сына и кота

Суд приговорил к 18 годам лишения свободы 53-летнего жителя города Коврова Владимирской области Игоря Ладыгина за убийство жены, сына и кота. Об этом в среду, 11 октября, сообщила пресс-служба регионального управления Следственного комитета.

Осужденный будет отбывать срок в колонии строгого режима. Мужчине также назначено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.

Следствием и судом установлено, что с середины 1990-х годов Ладыгин фактически не проживал с женой, но после рождения сына в 2002 году переехал в Ковров. Со временем отношения в семье усложнились, супруги оформили развод, но продолжали жить вместе. Конфликты между ними возникали из-за расхождений во взглядах на воспитание сына.

Ладыгин признался следователю, что не смог «привить жене правильные взгляды и ценности, а утратив контроль за воспитанием сына, считал, что потерял смысл собственной жизни», передает РИА Новости. За два дня до трагедии мужчина перевез свою мать в новую квартиру и раздал заказчикам компьютеры, видеокамеры, телевизоры, которые он ремонтировал дома.

Утром 6 сентября 2016 года Ладыгин увидел супругу в хорошем настроении, но указал ей на «бардак» в комнате, а сын «нежится» в кровати, не делая обязательную, по мнению отца, утреннюю зарядку, по квартире «ходит довольный кот». Разозлившись, мужчина начал бить супругу по голове ножкой от табурета, а затем нанес ей множественные ножевые ранения. На крики женщины о помощи прибежал 14-летний сын, которого Ладыгин зарезал. Он также убил кота — «непослушное животное, метившее углы».

После убийства мужчина вызвал полицию. На следствии он не называл погибших супругой и сыном, а говорил «женщина» и «мальчик». Он заявлял, что «это должно было произойти» и он «поступил правильно».

Ладыгина обследовали эксперты из института судебной психиатрии имени Сербского и признали вменяемым. Они отметили у него замкнутость, эмоциональную холодность, повышенную требовательность к окружающим, сопровождающуюся при жизненных обстоятельствах выражением досады, обреченности и истощения личных ресурсов.