Эксперт указал на главную беду российской экономики

Неучастие денежных властей в управлении экономическим ростом приводит к неоправданно низкой доступности денег в промышленном секторе и существенному накоплению средств в финансовом. При этом инфляция в России уже пятый квартал подряд находится на минимальных исторических уровнях и сейчас даже ниже целевых показателей Банка России, но темпы роста экономики остаются минимальными и неустойчивыми. Такое мнение высказал в журнале «Эксперт» главный директор по финансовым исследованиям Института энергетики и финансов, профессор Финансового университета при правительстве РФ Михаил Ершов.

По мнению эксперта, сохранение санкций и их расширение существенно затрудняет привлечение дешевых ресурсов для российских банков. Это негативно сказывается на инвестиционной деятельности предприятий и ухудшает их показатели. В такой ситуации компании все больше вынуждены переориентироваться на внутренние рынки капитала, масштабы которых незначительны, а условия на них хуже, чем на внешних рынках. И хотя процентные ставки по кредитам для реальной экономики снижаются вслед за снижением ключевой ставки ЦБ, но цена денег для нефинансовых организаций остается на более высоком уровне, чем рентабельность большинства отраслей обрабатывающей промышленности.

Такая ситуация, по мнению Ершова, уменьшает спрос на кредиты, что ведет к стагнации банковского кредитования и монетизации экономики в целом, одновременно тормозя экономический рост. В свою очередь, высокие процентные ставки являются фактором формирования структурного профицита ликвидности у банков, который, согласно прогнозу ЦБ РФ до 2020 года, сохранится на уровне трех триллионов рублей.

Однако, по мнению эксперта, при направлении денег в экономику возможности поддержки роста даже существующими, но неиспользуемыми финансовыми ресурсами могут быть очень значительны. Так, например, во многих ведущих экономиках мира (в частности, в США, Японии, Великобритании) устойчивый бюджетный дефицит отмечается наряду с минимальными значениями процентных ставок. Таким образом разница в процентных ставках на российском и иностранном рынках создает большие возможности для получения высоких доходов участникам мировых рынков. Операция, которая получила название carry trade, сводится к тому, что средства привлекаются на рынках, где ставки более низкие (на западных рынках), и вкладываются на рынках, где ставки существенно выше (в том числе в России). Однако, даже несмотря на снижение ставок, доходность по операциям carry trade остается в России одной из самых высоких в мире. Это способствует сохранению спекулятивного характера российского рынка. В свою очередь, ведение санкций против РФ только закрепит этот эффект.

Поэтому, как считает Ершов, даже минимальный уровень инфляции при высоких реальных процентных ставках и при высоком абсолютном уровне цен вводит реальный сектор и экономику РФ в целом в затяжную фазу низких темпов роста.

Актуальность проблем инвестирования, по его мнению, в ближайшие годы повышается и в связи с тем, что отдача от капиталовложений не является мгновенной, то есть инвестиции начинают оказывать основной общеэкономический эффект лишь с временным лагом около двух лет. Поэтому уже сейчас требуется перейти к наращиванию инвестиций для обеспечения более высоких темпов экономического роста после кризиса.

Как считает Ершов, в этом может помочь формирование «длинных» денег, необходимых для российской экономики. Однако это возможно в случае принципиального пересмотра механизмов формирования денежного предложения с повышением роли российских монетарных властей в этом процессе. А участие ЦБ в указанных механизмах позволит сформировать адекватный объем «длинных» денег, необходимый для финансирования бюджетных задач, не сокращая при этом ликвидность финансового рынка в целом и не создавая ограничений для отраслей реальной экономики. Формируемая в результате системная ликвидность будет залогом прочности экономики.