Экономика

Экономисты сравнили энергопереход с большим скачком в Китае

Михаил Делягин: энергопереход превращается в аналог маоцзэдуновского большого скачка

Фото: Andreas Gücklhorn / Unsplash

Одной из главных тем завершившегося в Вероне XIV Евразийского экономического форума стал разразившийся в последние месяцы энергетический кризис. По словам выступавшего на форуме главы «Роснефти» Игоря Сечина, европейские страны поторопились с энергопереходом и совершили много ошибок, что и привело к сегодняшней кризисной ситуации в энергетической отрасли.

Также он отметил, что из-за концепции поспешного энергоперехода традиционная энергетика сильнейшим образом недоинвестирована, поскольку сейчас принято вкладывать средства в другие направления, в частности, в ветряки, солнечные батареи и так далее. Объем недоинвестирования, по оценкам JP Morgan, в ближайшие годы составит 600 миллиардов долларов.

Эксперты объясняют эту тенденцию политическими решениями и отмечают, что мировая экономика не готова к подобным форс-мажорам.

«Тут вопрос не моды, а вопрос в том, что запущен в режиме форс-мажора поворот всей мировой экономики, — заявил доцент финансового университета при правительстве России Леонид Крутаков в эфире канала «Россия 24». — Именно об этом говорит Сечин. О том, что пришел в дисбаланс не только энергетический рынок. Следом за газовым рынком потянулись нефтяной и угольный рынок. Одновременно кризис охватил рынок металлов. Структура зеленой экономики, инфраструктура зеленой энергетики, требует качественно другого уровня производства. Она требует огромных аккумуляторных мощностей, несопоставимых с тем, что существует сейчас. Иначе мир не будет обеспечен энергоресурсами в условиях роста ее потребления. Сечин говорит, здесь о комплексной проблеме. Мы видим, что под давлением политически мотивированных судебных решений, акционерных решений, принятых в результате шантажа климатических активистов-миноритариев западные компании вынуждены разворачиваться в сторону зеленой энергетики. Сечин, собственно говоря, рассуждает не столько об экономической, сколько о политической составляющей. Он говорит о том, что адепты резкого энергоперехода и декарбонизации пытаются заставить развивающиеся страны оплачивать рост развитых стран, которые за счет дешевых энергоресурсов совершили экономический рывок. А теперь они пытаются не дать развивающимся странам повторить этот опыт», — отмечает эксперт.

При этом, добавляет он, переход на новую энергетику приведет к еще большим объемам выбросов. «Игорь Иванович привел убойные цифры. Он сослался при этом на «Международное энергетическое агентство». При производстве лития выбросы парниковых газов в три раза превосходят уровень выбросов при выплавке стали. При производстве алюминия в 7,8 раза, редкоземельных металлов в 50 раз. И в ближайшие годы общие выбросы при производстве лития увеличится в 3-4 раза, а никеля в шесть раз, в мировом масштабе, я имею в виду. Поэтому понятно, что на самом деле зеленая энергетика оборачивается очень грязными последствиями, которые будут расхлебывать будущие поколения. И нельзя забывать о слабой разработке зеленых технологий, стоимости утилизации как солнечных панелей, так и лопастей ветряков, которая в десятки раз превосходят возможности их захоронения. Это даже хуже, чем в ядерной энергетике, поэтому, Сечин поставил очень точный вопрос — а какова цель поспешного зеленого энергоперехода. Цель действительно реально очистить Землю или цель создать новые конкурентные преимущества для западных стран. «Я считаю, — отмечает эксперт, — что как раз о конкуренции и надо говорить. И еще одну важную деталь отметил глава "Роснефти". Он сказал, что проекты такого масштаба как глобальный энергопереход, нужно обсуждать всеми странами инклюзивно и сообща. А не так, что на Западе выработали новые нормы и объявили их обязательными для всего остального мира», — резюмировал Крутаков.

«Энергопереход — процесс естественный и необходимый. Но это именно переход, который почему-то пытаются превратить в аналог маоцзэдуновского большого скачка. Когда разрушается все до основания, происходит разрушение производительных сил. И полным ходом идут политические репрессии, пока еще в отношении корпораций.

Запад забежал вперед сломя голову, игнорируя реальность, — считает заместитель председателя комитета Госдумы России по экономической политике Михаил Делягин.

«Большой скачок — это всегда катастрофа, в том числе технологическая катастрофа. В Китае большой скачок затевался Мао Цзэдуном, чтобы сохранить и упрочить свою власть. Сейчас новый большой скачок под прикрытием всяких "гретанутых" мошенников реализуют действительно развитые страны, которые начали отставать, которые утратили своё лидерство. Соединенные Штаты Америки проиграли Китаю практически по всем критериям, кроме прямой военной силы. Даже по мягкой силе, даже по привлекательности экономической модели. Про Европу я вообще не говорю. Это способ взять имперский реванш. Колониальные империи, которые когда-то владели всем миром, этот мир упустили, они этот мир проиграли, они расслабились, они рассыпаются уже внутри самой Европы. Они хотят укрепить свою власть. Нам в этой ситуации, во-первых, не нужно играть по чужим правилам, не следует поддаваться на провокации. И я напомню, что самый зеленый проект все-таки реализуется у нас — это "Восток ойл", который в разы более экологичен, чем любой аналогичный проект на Западе», — подчеркнул Михаил Делягин.

«Технологии, которые нужны для энергоперехода, к 50-му году даже по западным прогнозам не будет разработаны даже наполовину. И непонятно даже теоретически, как удастся их разработать, потому что существует огромное количество нерешенных проблем. Но, с другой стороны, благодаря поспешному энергопереходу создаются неконкурентные преимущества для развитых стран, ну, и некоторых стран с большими запасами редкоземельных металлов по сравнению со всеми остальными странами. Это - способ раздавить конкурентов, грубо говоря: мы ввели стандарты, которым мы сами соответствуем, а вот вы теперь нам должны будете платить», — отметил экономист.

Прежний механизм экономического роста сейчас не работает, об этом говорил Игорь Сечин, ссылаясь на президента России. Вопрос в том, откуда возьмутся деньги на переход. Неважно есть ли технологии энергоперехода — важно другое: чтобы его организовать, нужны деньги, отмечает экономист Михаил Хазин.

«Я не видел в Европе за последние годы настолько системного описания общей ситуации в энергетике. Есть отдельные узкие места, которые обсуждают профессионалы. Но они никак не объединены в единую картину. Вот выступление Сечина — это была единая картина, именно этим оно прежде всего интересно. И там он описал все ключевые моменты развития мирового рынка. Если сегодня не начать срочно вкладываться в традиционную энергетику, заявил Сечин, мы рискуем, что экономическая пропасть из-за того, что альтернативные технологии не разработаны, будет настолько велика, что, скажем, в некоторых регионах, в Евросоюзе, в частности, может быть реальная катастрофа», — говорит Хазин.