Наука и техника

Тысяча и один танк Неизвестные страницы англо-советской оккупации Ирана

16 фото

Взлет самолетов ВВС России с авиабазы Хамадан в августе 2016 года — первое использование иранской территории иностранными войсками за 70 лет, с тех пор как в 1946 году оттуда ушли вооруженные силы антигитлеровской коалиции.

Для сравнения с нынешними многочисленными фото- и видео-свидетельствами российских и западных солдат в городах и пустынях Ближнего Востока «Лента.ру» представляет ретроспективу австралийского фотографа Фрэнка Херли (Frank Hurley), который запечатлел будни британской оккупации Ирана в годы Второй мировой.

Снимки Херли — яркое проявление эстетики военного ориентализма, особой оптики, где Восток видится только древним, диким и экзотическим, а Запад с его героическими солдатами, врачами и колоннами грузовиков — динамичной и прогрессивной силой.

Британские грузовики на дороге. Иран использовался союзниками для поставок в СССР по ленд-лизу. Грузы транспортировались морем в порты Персидского залива, а оттуда по железной дороге и на автотранспорте — к побережью Каспийского моря (в советскую зону оккупации), где их ждали суда Каспийской военной флотилии.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Британские грузовики на дороге. Иран использовался союзниками для поставок в СССР по ленд-лизу. Грузы транспортировались морем в порты Персидского залива, а оттуда по железной дороге и на автотранспорте — к побережью Каспийского моря (в советскую зону оккупации), где их ждали суда Каспийской военной флотилии.

Офицеры шахской гвардии. Влияние Российской империи на Вооруженные силы Персии было весьма велико — отсюда характерная униформа, сохранившаяся до 1940-х.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Офицеры шахской гвардии. Влияние Российской империи на Вооруженные силы Персии было весьма велико — отсюда характерная униформа, сохранившаяся до 1940-х.

Британские офицеры объясняют иранцам, как бороться с саранчой. Еще одна иллюстрация «прогрессивной роли» оккупантов.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Британские офицеры объясняют иранцам, как бороться с саранчой. Еще одна иллюстрация «прогрессивной роли» оккупантов.

Бассейн в военном лагере в горах Эльбурса под Тегераном.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Бассейн в военном лагере в горах Эльбурса под Тегераном.

Нищета Ирана: аккуратно сложенные кучи коровьих лепешек — топливо на зиму.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Нищета Ирана: аккуратно сложенные кучи коровьих лепешек — топливо на зиму.

Вход в дворец шахиншаха Ирана. Модернистская архитектура отражает мощный прогрессивный порыв Резы Пехлеви, который проводил в стране множество реформ.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Вход в дворец шахиншаха Ирана. Модернистская архитектура отражает мощный прогрессивный порыв Резы Пехлеви, который проводил в стране множество реформ.

Интерьер военного поста на вершине перевала Шахс — самого высокого в Иране.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Интерьер военного поста на вершине перевала Шахс — самого высокого в Иране.

Базарный день. Иран «пристегнули» к военной экономике стран-союзников, не думая о том, как это отразится на его экономической и общественной жизни. Валюта, которую тратили тысячи солдат и офицеров оккупационных войск, подстегнула инфляцию и способствовала возникновению дефицита на жизненно важные товары.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Базарный день. Иран «пристегнули» к военной экономике стран-союзников, не думая о том, как это отразится на его экономической и общественной жизни. Валюта, которую тратили тысячи солдат и офицеров оккупационных войск, подстегнула инфляцию и способствовала возникновению дефицита на жизненно важные товары.

Зеркальная зала в Голестане — дворце шахов из династии Каджаров (которую свергнул Реза Пехлеви в 1920-е годы). Дворец был закрыт и превращен в музей новым шахиншахом — как символ прогнившего старого режима. Пустая и красивая, эта зала стала для Херли идеальным символом «дремлющего» Востока.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Зеркальная зала в Голестане — дворце шахов из династии Каджаров (которую свергнул Реза Пехлеви в 1920-е годы). Дворец был закрыт и превращен в музей новым шахиншахом — как символ прогнившего старого режима. Пустая и красивая, эта зала стала для Херли идеальным символом «дремлющего» Востока.

Полковник Британской Индийской армии лечит иранца.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Полковник Британской Индийской армии лечит иранца.

Британский офицер с медсестрами.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Британский офицер с медсестрами.

Музыканты на деревенском празднике (Керманшах). Носитель ориенталистского взгляда видел мир как набор картин, театрализованных сцен, которые проходили перед объективом камеры, развлекая зрителей.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Музыканты на деревенском празднике (Керманшах). Носитель ориенталистского взгляда видел мир как набор картин, театрализованных сцен, которые проходили перед объективом камеры, развлекая зрителей.

Патруль англо-индийских войск на перевале Шахс.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Патруль англо-индийских войск на перевале Шахс.

Регулировщик движения на горном перевале.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Регулировщик движения на горном перевале.

Подразделение англо-индийских войск после погрузки ленд-лизовских сокровищ отдыхает на турнире борцов.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Подразделение англо-индийских войск после погрузки ленд-лизовских сокровищ отдыхает на турнире борцов.

Военные и гражданские в Тегеране.

Фото: Frank Hurley / National Library of Australia

Военные и гражданские в Тегеране.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.