Интернет и СМИ

Прекрасная Россия будущего Как будет выглядеть Россия, когда люди станут роботами, а роботы — людьми

16 фото

Здесь у облезлых панелек парят огромные научные станции, а бабушки в платочках подкармливают красноглазых дронов пшеном вперемешку с гайками, пока мимо пролетает киберпятерка. В мире, который рисуют российские цифровые художники, в суровую российскую реальность беспощадно ворвались футуристичные технологии, и теперь не поймешь, где человек, а где — машина.

Это мир победившего киберпанка — то, к чему человечество стремительно приближает глобальная пандемия. Антиутопия, которая в условиях безудержно меняющейся реальности не кажется такой уж несбыточной, будет представлена на выставке «Кибер-Россия 2020». Этим летом проект развернется на территории арт-пространства Hyper Port на Васильевском острове.

Никто не придет, никто даже в дверь стучать не станет. Это реальность в эпоху самоизоляции и карантина, когда напуганный вирусом и властями человек заперт в своей пятиэтажке в ожидании пиццы. 


«Параллельная постапокалиптическая вселенная, в которой курьеры стали последним связующим звеном между изолированными убежищами. Oh, wait», —  пишет автор Born to Deliver Евгений Зубков. Эта его работа, созданная в коллаборации с сервисом доставки, только во «ВКонтакте» собрала больше миллиона просмотров.

Проект Born to Deliver

Изображение: Евгений Зубков

Никто не придет, никто даже в дверь стучать не станет. Это реальность в эпоху самоизоляции и карантина, когда напуганный вирусом и властями человек заперт в своей пятиэтажке в ожидании пиццы.

«Параллельная постапокалиптическая вселенная, в которой курьеры стали последним связующим звеном между изолированными убежищами. Oh, wait», — пишет автор Born to Deliver Евгений Зубков. Эта его работа, созданная в коллаборации с сервисом доставки, только во «ВКонтакте» собрала больше миллиона просмотров.

CARBONGRAD 1999 — прошлое, которого никогда не было. Это переосмысление зайца-робота из «Ну, погоди!» и всего существования человека, окружившего себя техникой и уже начавшего срастаться с ней. В сочетании с актуальной повесткой творчество Зубкова заставляет зрителя не просто думать о прошлом, но рисовать будущее, и яркие краски нам для этого не понадобятся.

Проект CARBONGRAD 1999

Изображение: Евгений Зубков

CARBONGRAD 1999 — прошлое, которого никогда не было. Это переосмысление зайца-робота из «Ну, погоди!» и всего существования человека, окружившего себя техникой и уже начавшего срастаться с ней. В сочетании с актуальной повесткой творчество Зубкова заставляет зрителя не просто думать о прошлом, но рисовать будущее, и яркие краски нам для этого не понадобятся.

Продажи антисептиков весной 2020 года взлетели на тысячи процентов, а медицинских масок не хватает даже врачам. Теперь человек должен защищать себя даже от воздуха, по которому передвигается опасность и смерть. Но как он это делает? 


«Вообще, вся эта ситуация вскрыла многие социальные проблемы и необразованность огромного количества людей, что было не так заметно в стабильной обстановке. Ношение масок на подбородках, игнорирование мер предосторожности, религиозное мракобесие, "противовирусная" гомеопатия и так далее. Список можно продолжать бесконечно. Это большая проблема всего мира и России в частности», — рассказал художник в интервью для Hyper Port.

Проект Born to Deliver

Изображение: Евгений Зубков

Продажи антисептиков весной 2020 года взлетели на тысячи процентов, а медицинских масок не хватает даже врачам. Теперь человек должен защищать себя даже от воздуха, по которому передвигается опасность и смерть. Но как он это делает?

«Вообще, вся эта ситуация вскрыла многие социальные проблемы и необразованность огромного количества людей, что было не так заметно в стабильной обстановке. Ношение масок на подбородках, игнорирование мер предосторожности, религиозное мракобесие, "противовирусная" гомеопатия и так далее. Список можно продолжать бесконечно. Это большая проблема всего мира и России в частности», — рассказал художник в интервью для Hyper Port.

Человек не в состоянии уследить за самим собой, поэтому... следить за ним должен кто-то другой. Полицейских на улицах, кажется, теперь больше, чем обычных прохожих, — у них, в свою очередь, должен быть либо пропуск, либо веская причина покидать свое жилище. Между тем в России полиции собираются дать еще больше полномочий, не увеличивая при этом степени ее ответственности. А во вселенной победившего киберпанка вместе с сотрудниками правоохранительных органов за безопасностью улиц следят роботы.

Изображение: Дмитрий Листов

Человек не в состоянии уследить за самим собой, поэтому... следить за ним должен кто-то другой. Полицейских на улицах, кажется, теперь больше, чем обычных прохожих, — у них, в свою очередь, должен быть либо пропуск, либо веская причина покидать свое жилище. Между тем в России полиции собираются дать еще больше полномочий, не увеличивая при этом степени ее ответственности. А во вселенной победившего киберпанка вместе с сотрудниками правоохранительных органов за безопасностью улиц следят роботы.

Эпидемия — лучшее время для фейков и теорий заговора. Интернет и телевидение наперебой вещают о вышках 5G, которые якобы убивают людей, о чипировании всех на планете и массовой травле населения. А кто-то даже располагает документами, которые «все доказывают». 


В такой ситуации легко поверить, что во всем виновато мировое правительство. Или, может, вирус пришел к нам из другого мира?

Проект CARBONGRAD 1999

Изображение: Евгений Зубков

Эпидемия — лучшее время для фейков и теорий заговора. Интернет и телевидение наперебой вещают о вышках 5G, которые якобы убивают людей, о чипировании всех на планете и массовой травле населения. А кто-то даже располагает документами, которые «все доказывают».

В такой ситуации легко поверить, что во всем виновато мировое правительство. Или, может, вирус пришел к нам из другого мира?

Люди и гаджеты начали сливаться и наконец стали единым целым. Защитившись от коронавируса, новые биороботы не выработали абсолютного иммунитета, но врачей все равно стало меньше: в «России-2077» их вытеснили кибертерапевты.

Проект RUSSIA 2077

Изображение: Евгений Зубков

Люди и гаджеты начали сливаться и наконец стали единым целым. Защитившись от коронавируса, новые биороботы не выработали абсолютного иммунитета, но врачей все равно стало меньше: в «России-2077» их вытеснили кибертерапевты.

Работу теряют даже те, кто устроился на нее временно. Их вытесняют машины, безотказные и холодные: им не нужно оплачивать условные восемь часов в день и страховку. Им не страшен вирус. 


Общепит исчезает как понятие, и теперь люди скучают даже по очередям за бургером и картошкой — в них стоят на расстоянии двух метров друг от друга только сотрудники службы доставки.

Проект Born to Deliver

Изображение: Евгений Зубков

Работу теряют даже те, кто устроился на нее временно. Их вытесняют машины, безотказные и холодные: им не нужно оплачивать условные восемь часов в день и страховку. Им не страшен вирус.

Общепит исчезает как понятие, и теперь люди скучают даже по очередям за бургером и картошкой — в них стоят на расстоянии двух метров друг от друга только сотрудники службы доставки.

Ровные пацанчики перед карантином успели закупиться патронами и бейсбольными битами, пока остальные обходили одну аптеку за другой в поисках масок и перчаток. Теперь и вся гречка на районе — их.

Проект CARBONGRAD 1999

Изображение: Евгений Зубков

Ровные пацанчики перед карантином успели закупиться патронами и бейсбольными битами, пока остальные обходили одну аптеку за другой в поисках масок и перчаток. Теперь и вся гречка на районе — их.

«Киберпятерка» отрывается от земли и от реальности и буквально летит по пустым улицам страны под названием RUSSIA 2077.

Проект RUSSIA 2077

Изображение: Евгений Зубков

«Киберпятерка» отрывается от земли и от реальности и буквально летит по пустым улицам страны под названием RUSSIA 2077.

Отыскать в себе остатки человечности становится все труднее, но пока это еще возможно.

Изображение: Дмитрий Листов

Отыскать в себе остатки человечности становится все труднее, но пока это еще возможно.

Человечество задумывается о том, чтобы покинуть города и уйти в самую настоящую самоизоляцию, жить в сарае посреди поля. Но наедине с природой человек уже не будет: он слишком привык к тому, что его окружают машины. «Обычный сельский сарай превращается в майнинг-ферму, а сгоревшие видеокарты расстраивают фермера сильнее любого неурожая», — предрекает Зубков.

Проект Russia 2046

Изображение: Евгений Зубков

Человечество задумывается о том, чтобы покинуть города и уйти в самую настоящую самоизоляцию, жить в сарае посреди поля. Но наедине с природой человек уже не будет: он слишком привык к тому, что его окружают машины. «Обычный сельский сарай превращается в майнинг-ферму, а сгоревшие видеокарты расстраивают фермера сильнее любого неурожая», — предрекает Зубков.

Мы ищем ответы на два вопроса: «Когда все это кончится?» и «Каким будет мир, когда все это кончится?» Очевидно, что прежним он если и станет, то нескоро. Пока же планету ждут масштабные изменения в том, что люди привыкли называть повседневной жизнью.

Изображение: Ильяс Узяев

Мы ищем ответы на два вопроса: «Когда все это кончится?» и «Каким будет мир, когда все это кончится?» Очевидно, что прежним он если и станет, то нескоро. Пока же планету ждут масштабные изменения в том, что люди привыкли называть повседневной жизнью.

Социальная изоляция теперь — необходимость. А ее несоблюдение — еще один повод для осуждения.

Изображение: Ильяс Узяев

Социальная изоляция теперь — необходимость. А ее несоблюдение — еще один повод для осуждения.

Цифровые художники считают, что пандемия еще долго будет самой актуальной темой. Человечество будет бороться с ее социальными последствиями — экономическим кризисом и безработицей. В будущем борьба с вирусами может даже заменить борьбу с мировым терроризмом как инструмент социального контроля и сдерживания.

Изображение: Дмитрий Листов

Цифровые художники считают, что пандемия еще долго будет самой актуальной темой. Человечество будет бороться с ее социальными последствиями — экономическим кризисом и безработицей. В будущем борьба с вирусами может даже заменить борьбу с мировым терроризмом как инструмент социального контроля и сдерживания.

Но однажды это закончится. И люди наконец двинутся в будущее, которое назовут светлым и счастливым.

Изображение: Daniil Hirchyts

Но однажды это закончится. И люди наконец двинутся в будущее, которое назовут светлым и счастливым.

Работы лучших цифровых художников страны появятся на выставке «Кибер-Россия 2020», которая запланирована на лето. Участники выставки продемонстрируют, какой может стать страна, «когда человеческая культура упадет, а технологический прогресс продолжит свое развитие».


«Хотел бы я пожить в мире, который показываю в своих работах? Сложно сказать. Есть как свои плюсы, так и минусы. Трансгуманизм — да. Антиутопия — нет. Хотя в антиутопии пожить все-таки придется, судя по всему», — прогнозирует Евгений Зубков.

Изображение: Евгений Зубков

Работы лучших цифровых художников страны появятся на выставке «Кибер-Россия 2020», которая запланирована на лето. Участники выставки продемонстрируют, какой может стать страна, «когда человеческая культура упадет, а технологический прогресс продолжит свое развитие».

«Хотел бы я пожить в мире, который показываю в своих работах? Сложно сказать. Есть как свои плюсы, так и минусы. Трансгуманизм — да. Антиутопия — нет. Хотя в антиутопии пожить все-таки придется, судя по всему», — прогнозирует Евгений Зубков.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.