Валентина Матвиенко будет не просто губернатором

Столица России переносится в Санкт-Петербург. Уже по-настоящему

В 1918 году большевики перенесли столицу в Москву. С тех пор она стала единственной столицей нашего государства. Между тем, две столицы - штука обычная. Существуют и более экзотические варианты.

Например, в немецкой конституции записано: "Целью федерального порядка является воспрепятствование излишней концентрации власти". Сказано - сделано. В Берлине находятся парламент, канцелярия федерального канцлера и президентская резиденция. Остальные государственные органы, как и раньше, рассредоточены по стране. Федеральный банк - во Франкфурте-на-Майне, крупном финансовом центре и одной из банковских столиц мира. Федеральный конституционный суд и Верховный суд - в Карлсруэ. Федеральный уголовный розыск - в Висбадене. А Гамбург можно считать медиастолицей ФРГ - исторически сложилось, что здесь расположено государственное информационное агентство DPA и редакции большинства крупных СМИ.

В Голландии все государственные органы находятся в Гааге, при этом столицей считается Амстердам. В Ливии до 1971 года официально существовали две столицы - Триполи и Бенгази, которые раз в два года сменяли друг друга. Столица Пакистана - Исламабад, но летом правительство и парламент, спасаясь от жары, переезжают в более комфортный Равалпинди. В официальной и исторической боливийской столице Сукре рапсоложен только Верховный суд, а правительство и парламент - в Ла-Пасе. В Шри-Ланке в административной столице Шри-Варденапуре заседают законодательная и судебная власти, а кабинет министров располагается в Коломбо. В ЮАР по конституции три столицы - законодательная (Кейптаун), административная (Претория) и юридическая (Блумфонтейн). Иерусалим - столица Израиля, но многие государства ее не признают и держат посольства в Тель-Авиве. Островное тихоокеанское государство Науру до 1988 года вообще не имело столицы. В списке стран, где крупнейший город не является столицей - США (Нью-Йорк и Вашингтон), Бразилия (Рио-де-Жанейро и Бразилия), Казахстан (Алма-Ата и Астана) и Турция (Стамбул и Анкара).

В России тоже не все так просто.

Первой столицей можно считать Великий Новогород - именно здесь в 862 году обосновался призваный русскими на княжение скандинав Рюрик. После его смерти княжить стал Вещий Олег. Перед тем, как "прибить щит на врата Цареграда", он захватил в 882 году Киев и перенес столицу туда. Но и этот город потерял столичный статус. В 1157 году Андрей Боголюбский, князь Владимиро-Суздальский, унаследовал трон Древней Руси в Киеве от Юрия Долгорукого, но вопреки обычаю править там не стал, а перенес столицу сначала в Суздаль, а затем во Владимир, куда переехал и митрополит. На владимирском троне до 1238 года восседали местные князья, затем тверские, костромские и московские. В конце концов, в 1363 году великий князь владимирский и московский Дмитрий Донской перенес столицу в Москву. Русь под властью Москвы объединилась, свергла монголо-татарское иго и существенно расширила территорию.

Однако в 1712 году царь Петр опять перенес столицу - в заложенный 9 годами ранее Санкт-Петербург. Причины - желание приблизить стольный град к Европе, поставить его на морском берегу, чтобы туда легче было добираться дипломатам и купцам, утвердиться на Балтике, увековечить собственное имя, убрать престол подальше от боярской оппозиции и пережитых в юности страхов.

Тем не менее, у России до 1917 года было две закрепленные императорскими указами столицы - Санкт-Петербург и Москва. Цари короновались в первопрестольной, а правили в сиятельном Санкт-Петербурге. Кроме этого, императорские резиденции Царское Село и Петергоф выполняли столичные функции во время нахождения в них государя - в этот период туда перемещались двор и дипломатические представительства.

В 1918 году Ленин возвращает столицу в Москву. Причины - символические (Петроград - воплощение царизма, а Москва - народная глубинка) и, конечно же, военные (под Псковом и Нарвой шли ожесточенные бои с немцами).

И, наконец, 2000 год. Коммунисты отстранены от власти, Ленинград вновь стал Санкт-Петербургом, Запад провозглашен нашим стратегическим партнером, а президент страны - уроженец Питера. Россия морально готова к переносу столицы в град Петров.

Первым, как теперь принято говорить, "озвучил" мысль о переносе части столичных функций в Санкт-Петербург спикер Госдумы Геннадий Селезнев. По его мнению, в Москве не хватает помещений для плодотворной деятельности народных избранников, а мэр Юрий Лужков не желает выделять участки для строительства современного парламентского комплекса. В Питере же законодатели смогли бы вольготно разместиться в "родных пенатах" - Таврическом дворце, в котором заседали еще первые российские Думы. Селезнев демонстрировал публике эскизы застройки прилегающей к Таврическому дворцу обширной территории.

Предложение Селезнева вызвало бурю недовольства, поэтому о переносе Федерального собрания в Северную столицу временно забыли, однако в Петербурге продолжила заседать Межпарламентская ассамблея СНГ, полным ходом реставрировался Константиновский дворец в Стрельне (в мае 2003 года он получил статус Государственного дворца конгрессов, и там прошел саммит Россия - Евросоюз).

Столицей пытался сделать Питер и госсекретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин. Столицей, разумеется не России и не Белоруссии, а именно Союза. Идея казалась более простой в реализации: не требовалось даже переписывать существующую Конституцию РФ, поскольку это странное государственное образование все равно создавалось с нуля. Однако нынешние перспективы Союза выглядят неубедительно, и прежде чем заполучить столицу, СРБ требуется преодолеть несколько более существенных препятствий.

В январе 2002 года была сделана еще одна попытка поднять тему - председатель Совета Федерации Сергей Миронов заявил, что в ближайшее время внесет в Госдуму законопроект о передаче городу части функций столицы. Проект готовили сам Миронов и питерский губернатор Владимир Яковлев. Негодование общественности заставило Миронова уже в апреле заявить, что он "никогда не высказывал такую идею", но, вместе с этим, сказать, что перевод отдельных ведомств в Петербург является "дискуссионным".

В феврале 2003-го - третий заход. Валентина Матвиенко, тогда еще вице-премьер, объявила, что выступает за передачу Санкт-Петербургу части столичных функций: "Если мы хотим по-настоящему возродить город, поднять его деловую активность, то нужна передача определенных функций, перевод сюда ряда федеральных министерств и ведомств, поскольку бизнес идет за властью".

Тем временем не только петербуржцы, но и вся Россия постепенно привыкла к новому статусу города на Неве. В Питере побывали с визитами британские премьер-министр и принц, королева Швеции, канцлер Германии, премьер Японии, президенты Украины, Австрии, Франции, США и даже глава КНДР Ким Чен Ир и американский экс-президент Джордж Буш-старший. Международным саммитам и конференциям сами жители давно потеряли счет, а 300-летие города праздновала вся Россия.

    Вот как ответили россияне в июне 2002 года на вопрос социологов из Фонда "Общественное мнение" "Не много ли внимания уделяют власти Санкт-Петербургу?":
  • 40% - "Столько, сколько нужно".
  • 30% - "Затрудняюсь ответить".
  • 21% - "Слишком много".
  • 9% - "Слишком мало".

В ходе избирательной губернаторской кампании Валентина Матвиенко не уставала повторять, что поддерживает идею передачи Питеру части столичных полномочий, а после избрания главой города прямо сказала: "Санкт-Петербургу надо передать не просто отрывочные функции - "ради галочки" перевести в город одно-два министерства. Я буду проводить линию на то, чтобы одна из ветвей власти находилась в Петербурге".

По ряду причин обещания Валентины Матвиенко следует воспринимать серьезнее, чем слова обоих спикеров. Что бы не говорил Центризбирком, Владимир Путин недвусмысленно показал, кого он хочет видеть питерским губернатором. И не будет ошибкой считать, что поддержка президентом кандидата переносится и на кандидатские обещания. Ну а уж если перемещать столицу возмется президент...

Словом остается только выбрать ветвь власти, которая будет паковать чемоданы. Их, как известно, три - законодательная, исполнительная и судебная. Последняя, при всей своей значимости, не достаточно символична для получения столичного статуса. Остаются две - парламент и правительство. А теперь угадайте, кто едет в Питер?

О необходимости переноса столицы в Санкт-Петербург говорит еще один человек, к чьему мнению, кажется, стоит прислушаться. Гендиректор Совета по национальной стратегии Станислав Белковский уже заслужил репутацию главного идеолога власти: в мае он предложил "прижать" олигархов - летом последовала атака на "Юкос"; в сентябре он высказался о вертикали власти - через две недели Путин подписал новый закон о местном самоуправлении.

Согласно разработкам СНС, единственный возможный путь для России - возрождение имперской идеологии. И по мнению Белковского, имперской власти нужна имперская столица. Таким образом, под случайный географический каприз уже подведена идеологическая база. Теперь перенос столицы это не лоббирование Путиным узко-питерских интересов, а дело государственного масштаба, начало возрождения великой державы.

Само же заявление гендиректора СНС вне всякого сомнения стоит того, чтобы его процитировать.

"Миссия губернатора: Санкт-Петербург должен возродиться как культурная и интеллектуальная столица

В том, что Валентина Матвиенко станет губернатором, сомневаться, конечно же, не приходилось. Но самое сложное для Валентины Ивановны впереди. Новый правитель Петербурга должен вернуть городу его особое самоощущение.

Уже 80 лет Питер живет фантомными болями. Город был задуман как столица Империи, а к концу 80-х годов прошлого века окончательно превратился, как сказала Ахматова, в банальный "крупный населенный пункт". Потом не стало и Империи, ради которой Санкт-Петербург затевался.

Питер по-прежнему мучительно ищет своей имперской молодости и не находит ее. "...Имперской власти не хватает зданьям, имперской властью грезит Главный штаб...". А это уже Коржавин. "Если Петербург не столица, то нет Петербурга", - сказал Андрей Белый. Разрыв между умыслом и данностью поверг город в тяжелую депрессию, вырваться из которой самостоятельно, без мощного внешнего импульса он не может.

Город запил и опустился, утратил чувство собственного всемирного достоинства. Как немолодой патриций после набега варваров, как ученый, внезапно осознавший, что главная теория его жизни признана несостоятельной, город умрет, если не вернуть ему вожделенную столичность - нечто гораздо большее, чем простой набор административных функций. Дух столицы. Это куда важнее, чем состояние ЖКХ или ремонт дорог. Симптоматическое лечение, не затрагивающее причину болезни, не поможет находящемуся на смертном одре Санкт-Петербургу.

Для решения такой задачи Питеру нужен лидер должного масштаба, мощный властелин судьбы, а не надутый местечковой пошлостью крепкий хозяйственник. Валентине Матвиенко придется обнаружить в себе этот масштаб. Ее политика должна подняться качественно выше уровня канализационной трубы. Ее миссия - преодолеть историческое заклятие царицы Евдокии Лопухиной - "быть месту сему пусту". Для этого необходимы надрегиональная воля, ресурс верховной власти. И есть основания надеяться, что новый губернатор сможет использовать возможности Кремля в полной мере.

Нельзя забывать, что Санкт-Петербург - не только имперская столица, но единственный по-настоящему европейский город России. Питер, в отличие от большинства российских городов, никогда не был разросшейся деревней, поселком городского типа, хаотическим подобием города. Он сразу строился как средоточие и вместилище Силы и Власти западноевропейского типа. Поэтому нет ничего более противного духу Петербурга, чем азиатская сложность, базарная цветастость и выспренняя эклектика Москвы. Нет ничего более оскорбительного для болотистых питерских святынь, чем тотальный евроремонт московского образца. Для нового губернатора Европа должна стать ключевым словом. Системообразующим и стилеобразующим.

Петербург должен возродиться как культурная и интеллектуальная столица, ибо только он смог оплодотворить скрытую энергию русского дремучего пространства семенем Возрождения и Просвещения. Без Петербурга никогда не появились бы в нашей истории ренессансный Пушкин, мистический и эсхатологический Достоевский, русская религиозная философия XIX - начала XX веков, символисты и акмеисты. Только в Петербурге могла найти свое оформление тоска по мировой культуре. Миссия нового губернатора - вернуть Питеру эту уникальную роль.

Самый умышленный (Достоевский), бесноватый (Ахматова) город России, а может быть, и мира требует правителя, способного понимать мистическую природу его жизни, расцвета, увядания, грядущего возрождения. Такому правителю город герой Поэмы без героя готов будет отдаться целиком.

Это и вопрос национального будущего. Если путинская Россия не хочет съежиться политически, географически и ментально до Московского Царства, ей нужен Петербург.

Практические шаги: Переместить в Санкт-Петербург Совет Федерации, Совбез, МИД, ряд посольств и представительств международных организаций

Конечно же, Валентина Матвиенко должна сделать все возможное, чтобы хоть отчасти перенести столицу в Петербург. Например, переместить сюда Совет Федерации, Совет безопасности, министерство иностранных дел, ряд посольств (особенно европейских стран), учреждений Евросоюза, представительств международных организаций, наднациональные органы создаваемого Единого экономического пространства. Петербург должен быть прямо назван второй столицей в Конституции.

Тогда и только тогда Валентина Ивановна войдет в историю города лидером, который спас петровскую столицу от болезненного мучительного увядания, вдохнул в нее новую жизнь. Вопросы экономики и тому подобные применительно к судьбе Санкт-Петербурга всегда будут глубоко вторичны. Да и что говорить - деньги сами потянутся в столицу, если Питер вновь станет таковой".

Николай Дзись-Войнаровский

Другие материалы

Лицо под граммом

Держателя российского общака взяли с кокаином. Кому уйдут воровские миллионы?