Убийство в стиле Бессона

Гольдмана не спасла бы и танковая броня

Совладелец рекламного агентства NFQ (New Found Quality) Борис Гольдман не зря еще полгода назад арендовал в фирме "Армотех" бронированный автомобиль Volvo. Он давно подозревал, что против него готовится покушение, а в октябре минувшего года действительно чуть не стал жертвой киллера. 20 октября взрывчатка была заложена под днище его Toyota Land Cruiser, однако устройство было настолько маломощным, что и шофер и все пассажиры остались живы. Главным пострадавшим стал коллега Гольдмана Лев Волков, получивший серьезное ранение ноги.

Маленькая мощность взрыва навела Гольдмана на мысль, что он столкнулся не с попыткой убийства, а с акцией устрашения. Он назвал случившееся "своего рода шуткой", однако все же решил пересесть на бронированный автомобиль. Стоимость Volvo со стандартной еврозащитой B-6, предохраняющей от стрелкового оружия типа пистолета Макарова и автомата Калашникова, составляет около 150 тысяч евро. Гольдман арендовал ее за 800 долларов в сутки и собирался впоследствии выкупить. Однако, как говорят сотрудники фирмы "Армотех", 12 апреля от смерти его не спасла бы даже танковая броня.

В этот день в 20:10 Борис Гольдман в сопровождении охраны выехал из своего офиса на улице Дмитрия Ульянова 19. Через несколько минут его автомобиль остановился у светофора на улице Вавилова. Дальнейшие события произошли стремительно и напомнили очевидцам некоторые моменты из кинофильмов Люка Бессона. К Volvo неожиданно подъехал мотоциклист на Suzuki и положил на крышу автомобиля небольшой рюкзак.

Сидевший в автомобиле охранник Гольдмана заметил действия мотоциклиста и попытался выскочить из машины. В этот момент и сработало находившееся в рюкзаке взрывное устройство. От взрыва погибли не только охранник Михаил Тарасов, шофер автомобиля Volvo Сергей Шкадин и сам Борис Гольдман. Киллер успел отъехать от машины всего на несколько метров и попал в зону действия взрывной волны. Ему оторвало руку, и он вскоре скончался от потери крови и баротравм.

Взрывная волна оказалась настолько сильной, что поразила всех, кто находился в зоне десяти метров от эпицентра. Пассажиры стоявшей ближе всех к Volvo автомашины ВАЗ - 2104 получили ожоги и контузии и были госпитализированы. Легкие ранения получили пассажиры Dodge Grand Caravan, ВАЗ - 21099 и еще несколько водителей и прохожих.

Прибывшие на место происшествия эксперты из МУРа сразу же поняли, что имеют дело с кумулятивным взрывом - то есть с взрывным устройством направленного действия. В бронированной крыше автомобиля Volvo образовалось отверстие диаметром несколько десятков сантиметров, а весь салон был сожжен дотла. В ближайшем к перекрестку жилом доме выбило витрины находящегося на первом этаже магазина, а также во всех квартирах до четвертого этажа включительно.

Личность киллера удалось установить достаточно быстро, так как в его кожаной куртке оказались документы на имя 24-летнего Максима Конькова. Сотрудники правоохранительных органов уже успели допросить его родственников и соседей и выяснили, что все они чрезвычайно удивлены неожиданно обрушившимся на них известием о криминальной профессии Максима, который "всегда был хорошим и воспитанным мальчиком".

Сотрудники следственной группы надеялись, что рядом с местом взрыва окажется и предполагаемый организатор убийства. Согласно обычной практике, убийцу снабжают рацией, по которой он согласует свои действия с находящимся где-нибудь неподалеку координатором, который зачастую имеет возможность дистанционно привести в действие взрывное устройство.

Поэтому все люди, оказавшиеся очевидцами происшествия и оставшиеся на перекрестке для того, чтобы получить справку о повреждениях автомобилей для своих страховых компаний, были опрошены сотрудниками МУРа. Особое внимание оперативников привлек некий Владимир Мамуркин, которого они хорошо знали еще по "афганскому делу". В 1997 году он попал под следствие по подозрению в оказании помощи организаторам убийства председателя Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Михаила Лиходеева. Будучи бывшим десантником, Мамуркин, по версии следствия, достал взрывчатку для киллера. В 1999 году он был освобожден от уголовной ответственности, так как его роль оказалась незначительной. Кстати, тогда за недостатком доказательств вышел на свободу и организатор убийства Лиходеева Владимир Хинц. Возобновить дело и осудить Хинца удалось лишь в 2004 году - через 10 лет после убийства.

Вполне закономерно, что, увидев Мамуркина на месте убийства 12 апреля, сотрудники "взрывного" отдела МУРа решили, что перед ними главный подозреваемый. Сначала его вместе с другими свидетелями отвезли в ОВД "Академический", где очень подробно обыскали и допросили (при этом, по словам самого Мамуркина, "задавали вопросы как обвиняемому"), потом - в Гагаринскую прокуратуру, где предложили сделать смывы с рук. Когда оказалось, что в прокуратуре нет необходимых специалистов, Мамуркина отправили в УВД Юго-Западного округа.

Уже утром 13 апреля ведущие СМИ сообщили, что в деле о взрыве на Вавилова появился первый подозреваемый. Всего за одну ночь история обросла некоторыми подробностями. В частности, сообщалось, что в машине Мамуркина была найдена незарегистрированная радиостанция Kenwood, по которой он осуществлял связь с киллером. Однако эту информацию опровергли не только следователи, но и сам Мамуркин, которого, как оказалось, отпустили уже утром. "Если бы у меня нашли рацию, я бы сейчас с вами не разговаривал", сообщил он корреспонденту газеты "Газета". По утверждению Мамуркина, с него даже не взяли подписки о невыезде. Так что на данный момент задержанных по делу об убийстве Гольдмана нет.

При этом СМИ активно обсуждают различные версии произошедшего. Наибольшее внимание уделяется конфликту между совладельцами NFQ. Борис Гольдман основал это агентство в 1992 году совместно с Александром Спектором и другими партнерами. Будучи одним из старейших игроков на рекламном рынке, NFQ особенно успешно работало в период с 1995 по 2001 год. В 1995 оно совместно с Фондом эффективной политики обслуживало предвыборную кампанию партии "Конгресс русских общин", лидером которой был Александр Лебедь. В конце 1996 года у NFQ появилась своя типография, а в дальнейшем оно в разное время обслуживало таких клиентов, как Daimler Chrysler, "Рамстор", "Аэрофлот" и компания "Красный Восток". Для последней NFQ разработало брэнд пива "Солодов", получивший в 2001 году золотой приз на конкурсе "Effie".

Однако в том же 2001 году у агентства начались проблемы, связанные с отношениями между Гольдманом и Спектором. Бывшие партнеры поссорились настолько, что в офис Гольдмана однажды по наводке Спектора заявились "маски-шоу". После этого Гольдман уволил всех связанных со Спектором сотрудников, а последний основал собственное агентство AdPeople, уведя за собой ряд ключевых клиентов.

По данным газеты "Газета", Спектор неоднократно пытался вернуть себе контроль над NFQ, однако безуспешно. В то же время, по мнению наблюдателей, NFQ в данный момент не является настолько лакомым куском, чтобы из-за него имело смысл "заказывать" Гольдмана. После 2001 года заработки компании пошли на спад и сейчас не превышают 1-2 миллионов долларов в год, что сравнительно немного по масштабам рекламного рынка. С другой стороны, определенный интерес может представлять типография, ежегодный оборот которой достигает 6-10 миллионов.

Итак, в качестве возможных версий убийства обсуждаются конфликт 2001 года и имущественный спор, связанный с типографией или активами самого NFQ. Однако дискуссия на эту тему происходит в СМИ. Прокуратура своих версий пока не выдвигает.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Уважать презумпцию невиновности [13.04.2004]Дело о покушении на студента-правозащитника может обернуться в пользу преступников

Стабилизация по-ингушски [06.04.2004]Власти уже знают, кто посмел поднять руку на Мурата Зязикова

Живот президента [19.03.2004]На руководителя Тайваня совершено покушение накануне выборов и референдума по вопросу о самоопределении острова