Новости партнеров

Следователям не хватило десяти лет

Суд оправдал военных, обвиняемых в убийстве журналиста Дмитрия Холодова

Дмитрий Холодов, фото из газеты ''Московский Комсомолец''

10 мая 2004 года Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор полковнику разведки ВДВ Павлу Поповских, начальнику спецотряда ВДВ майору Владимиру Морозову, двум его заместителям - майорам Александру Сороке и Константину Мирзаянцу, а также предпринимателю Константину Барковскому и замдиректору частного охранного предприятия "Росс" Александру Капунцову.

Все эти люди обвинялись в организации и исполнении убийства журналиста Дмитрия Холодова - первого и поэтому самого громкого политического убийства в истории постсоветской России. В начале девяностых Дмитрий Холодов работал в газете "Московский Комсомолец" и специализировался на написании статей, компрометирующих российские вооруженные силы, которые вызывали острую реакцию у военных чиновников, еще не привыкших к постоянному потоку компромата. Например, тогдашний министр обороны Павел Грачев, выступая в передаче Владимира Познера "Мы", назвал Дмитрия Холодова "внутренним врагом".

17 октября 1994 года Дмитрий Холодов получил сообщение о том, что в одной из камер хранения Казанского вокзала хранится чемодан с материалами, необходимыми для его журналистского расследования. Он отправился на вокзал, забрал чемодан и приехал с ним в редакцию. Как только Холодов открыл чемодан, раздался взрыв. Травматический шок и сильное обескровливание организма привели к мгновенной смерти журналиста. Россияне впервые поняли, что журналистика - опасная профессия.

Занявшись поиском преступников, следствие сразу задумалось о том, кто мог обладать достаточной мотивацией для совершения подобного убийства. Получалось, что смерть Холодова была наиболее выгодна военным. Сейчас прокуратура утверждает, что журналист должен был получить и обнародовать информацию о планируемой генералом Грачевым чеченской кампании конца 1994 года.

Подозреваемые по делу Холодова были арестованы в начале 1998 года. 9 ноября 2001 года слушания по их делу начались в Московском окружном военном суде. Следователи утверждали, что министр обороны Павел Грачев приказал своему подчиненному Павлу Поповских "разобраться" с Холодовым и грозился в противном случае расформировать 45-й полк. По версии обвинения, Павел Поповских и его подчиненные сначала установили наружное наблюдение за Холодовым, а затем, узнав о том, что вскоре тот получит очередную порцию компромата, решили его убрать.

Несмотря на то, что обвинительное заключение занимало 800 страниц, суд признал приведенные прокуратурой доказательства недостаточными и оправдал всех обвиняемых. Особое влияние на мнение суда оказал тот факт, что обвиняемый Поповских, первоначально признавшийся в организации убийства, позже отказался от своих показаний и обвинил следствие в том, что оно оказывало на него давление. По заявлению Поповских, он нуждался в срочной операции на щитовидной железе, и следователи заставили его подписать признание, угрожая в противном случае не отпустить его на операцию.

Однако прокуратура подала кассационное представление, и 27 мая 2003 года Военная коллегия Верховного суда направила дело на новое рассмотрение. На новом процессе в качестве свидетелей выступали телеведущий Михаил Леонтьев, писатель Александр Проханов, бывший начальник пресс-службы Минобороны Виктор Баранец. Все они заявили, что профессиональная деятельность Холодова не могла стать причиной убийства. 26 марта 2004 года в качестве свидетеля в суде выступил сам Павел Грачев, который также заявил, что, давая приказ "разобраться с журналистом", не имел в виду физического устранения последнего.

Обвинение утверждало, что в начале октября 1994 года Павел Поповских, в очередной раз услышав от Грачева о необходимости "заткнуть рот" Холодову и решив прибегнуть к устранению журналиста, посвятил в свой план Капунцова, Морозова, Мирзаянца и других фигурантов дела. Все они были знакомы между собой и ранее неоднократно встречались. Сообщники якобы приняли решение убить Холодова с помощью самодельного взрывного устройства. Для этого под предлогом боевых учений они, по версии следствия, похитили боеприпасы на общую сумму более трех миллионов рублей по тогдашнему курсу. Обвинение утверждало, что чемодан в камеру хранения сдал Барковский, а другие фигуранты передали Холодову ключи.

Однако суд решил, что следствию не удалось найти доказательств, позволяющих осудить обвиняемых. По мнению суда, выступления свидетелей поставили под сомнение даже наличие у Поповских мотива для убийства. Собранные доказательства вроде бы не подтверждают наличия у Холодова на момент убийства какой-либо новой информации о вооруженных силах. Более того, как и во время предыдущих слушаний оказалось, что следователям не удалось установить тип взрывного устройства и вид взрывчатки, а также место и способ хищения врызвчатки. Также оказалось, что Барковский не мог сдать чемодан в камеру хранения, так как на это время у него имеется алиби.

Так что суд не только отказался удовлетворить требование прокурора Ирины Алешиной, призывавшей приговорить обвиняемых к лишению свободы на срок от 8 до 15 лет, но и вынес частное определение в связи с действиями прокуратуры. По заключению суда, сотрудники следствия допустили ряд нарушений, в частности, оказывали давление на обвиняемых, допрашивали их в отсутствие адвокатов и произвели незаконное задержание Барковского.

Таким образом, суд не только обязал прокуратуру заняться поиском настоящих убийц Холодова, но и указал следователям на их ошибки. Абстрагировавшись от мыслей о том, кто же все-таки убил Холодова, можно сказать, что несмотря на 10 (с небольшими перерывами) лет усилий, этот матч прокуратура проиграла.

А это случается у нас, как известно, не часто.

Елена Любарская

Другие материалы
Спорт00:0126 января
Теннисистка во время матча

«Это был ад»

Во Франции тренер годами насиловал юных учениц и снимал их на видео. Почему этого никто не замечал?
Из жизни00:0127 января

«Как будто началась война»

В американском городке решили построить утопию без налогов и законов. Все испортили дикие звери