Следователям не хватило десяти лет

Суд оправдал военных, обвиняемых в убийстве журналиста Дмитрия Холодова

10 мая 2004 года Московский окружной военный суд вынес оправдательный приговор полковнику разведки ВДВ Павлу Поповских, начальнику спецотряда ВДВ майору Владимиру Морозову, двум его заместителям - майорам Александру Сороке и Константину Мирзаянцу, а также предпринимателю Константину Барковскому и замдиректору частного охранного предприятия "Росс" Александру Капунцову.

Все эти люди обвинялись в организации и исполнении убийства журналиста Дмитрия Холодова - первого и поэтому самого громкого политического убийства в истории постсоветской России. В начале девяностых Дмитрий Холодов работал в газете "Московский Комсомолец" и специализировался на написании статей, компрометирующих российские вооруженные силы, которые вызывали острую реакцию у военных чиновников, еще не привыкших к постоянному потоку компромата. Например, тогдашний министр обороны Павел Грачев, выступая в передаче Владимира Познера "Мы", назвал Дмитрия Холодова "внутренним врагом".

17 октября 1994 года Дмитрий Холодов получил сообщение о том, что в одной из камер хранения Казанского вокзала хранится чемодан с материалами, необходимыми для его журналистского расследования. Он отправился на вокзал, забрал чемодан и приехал с ним в редакцию. Как только Холодов открыл чемодан, раздался взрыв. Травматический шок и сильное обескровливание организма привели к мгновенной смерти журналиста. Россияне впервые поняли, что журналистика - опасная профессия.

Занявшись поиском преступников, следствие сразу задумалось о том, кто мог обладать достаточной мотивацией для совершения подобного убийства. Получалось, что смерть Холодова была наиболее выгодна военным. Сейчас прокуратура утверждает, что журналист должен был получить и обнародовать информацию о планируемой генералом Грачевым чеченской кампании конца 1994 года.

Подозреваемые по делу Холодова были арестованы в начале 1998 года. 9 ноября 2001 года слушания по их делу начались в Московском окружном военном суде. Следователи утверждали, что министр обороны Павел Грачев приказал своему подчиненному Павлу Поповских "разобраться" с Холодовым и грозился в противном случае расформировать 45-й полк. По версии обвинения, Павел Поповских и его подчиненные сначала установили наружное наблюдение за Холодовым, а затем, узнав о том, что вскоре тот получит очередную порцию компромата, решили его убрать.

Несмотря на то, что обвинительное заключение занимало 800 страниц, суд признал приведенные прокуратурой доказательства недостаточными и оправдал всех обвиняемых. Особое влияние на мнение суда оказал тот факт, что обвиняемый Поповских, первоначально признавшийся в организации убийства, позже отказался от своих показаний и обвинил следствие в том, что оно оказывало на него давление. По заявлению Поповских, он нуждался в срочной операции на щитовидной железе, и следователи заставили его подписать признание, угрожая в противном случае не отпустить его на операцию.

Однако прокуратура подала кассационное представление, и 27 мая 2003 года Военная коллегия Верховного суда направила дело на новое рассмотрение. На новом процессе в качестве свидетелей выступали телеведущий Михаил Леонтьев, писатель Александр Проханов, бывший начальник пресс-службы Минобороны Виктор Баранец. Все они заявили, что профессиональная деятельность Холодова не могла стать причиной убийства. 26 марта 2004 года в качестве свидетеля в суде выступил сам Павел Грачев, который также заявил, что, давая приказ "разобраться с журналистом", не имел в виду физического устранения последнего.

Обвинение утверждало, что в начале октября 1994 года Павел Поповских, в очередной раз услышав от Грачева о необходимости "заткнуть рот" Холодову и решив прибегнуть к устранению журналиста, посвятил в свой план Капунцова, Морозова, Мирзаянца и других фигурантов дела. Все они были знакомы между собой и ранее неоднократно встречались. Сообщники якобы приняли решение убить Холодова с помощью самодельного взрывного устройства. Для этого под предлогом боевых учений они, по версии следствия, похитили боеприпасы на общую сумму более трех миллионов рублей по тогдашнему курсу. Обвинение утверждало, что чемодан в камеру хранения сдал Барковский, а другие фигуранты передали Холодову ключи.

Однако суд решил, что следствию не удалось найти доказательств, позволяющих осудить обвиняемых. По мнению суда, выступления свидетелей поставили под сомнение даже наличие у Поповских мотива для убийства. Собранные доказательства вроде бы не подтверждают наличия у Холодова на момент убийства какой-либо новой информации о вооруженных силах. Более того, как и во время предыдущих слушаний оказалось, что следователям не удалось установить тип взрывного устройства и вид взрывчатки, а также место и способ хищения врызвчатки. Также оказалось, что Барковский не мог сдать чемодан в камеру хранения, так как на это время у него имеется алиби.

Так что суд не только отказался удовлетворить требование прокурора Ирины Алешиной, призывавшей приговорить обвиняемых к лишению свободы на срок от 8 до 15 лет, но и вынес частное определение в связи с действиями прокуратуры. По заключению суда, сотрудники следствия допустили ряд нарушений, в частности, оказывали давление на обвиняемых, допрашивали их в отсутствие адвокатов и произвели незаконное задержание Барковского.

Таким образом, суд не только обязал прокуратуру заняться поиском настоящих убийц Холодова, но и указал следователям на их ошибки. Абстрагировавшись от мыслей о том, кто же все-таки убил Холодова, можно сказать, что несмотря на 10 (с небольшими перерывами) лет усилий, этот матч прокуратура проиграла.

А это случается у нас, как известно, не часто.

Елена Любарская

Другие материалы
Россия00:04Сегодня

«Рождение внука он отметил запоем»

Как взять на работу мужчину и не облажаться? Отвечает владелица бизнеса