Новости партнеров

Процесс века в Мещанском суде

Первые дни суда над Лебедевым и Ходорковским

Давным-давно, когда на свете еще не было кинотеатров со звуком Dolby Surround и прямых трансляций военных действий в Ираке, громкие судебные процессы были одним из главных развлечений просвещенной общественности. На них съезжались не только журналисты со всего мира, но и просто люди, сочувствовавшие стороне обвинения или стороне защиты. О них писались газетные очерки, а толпы зевак стояли перед зданиями парижских и лондонских судов в дни заседаний.

И хотя сейчас мы живем совсем в другое время, процесс над Михаилом Ходорковским, Платоном Лебедевым и оказавшимся с ними на одной скамье подсудимых Андреем Крайновым, тоже стал центром внимания не только юристов и бизнесменов, но и молодых секретарш (современных наследниц дореволюционных курсисток) и даже некоторых представителей крестьянского сословия. Благодаря этому Vip.Lenta.Ru получает шанс возродить слегка подзабытый высокий жанр судебных очерков. Само название суда, в котором проходят слушания - Мещанский - навязывает нам ностальгический стиль повествования.

В Мещанский съехались…

Итак, участники слушаний съехались в Мещанский суд Москвы 13 июля. Господа ждали этого дня почти месяц - с 16 июня, когда дела российских коммерсантов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева были объединены в одно. Но все это время слушания по существу откладывались по причине внесения защитой многочисленных ходатайств. Впрочем, 13 июля также не стало исключением. Адвокат Константин Ривкин ходатайствовал о предоставлении обвинением доказательств необходимости продолжения содержания его клиента Платона Лебедева под стражей, а адвокат Евгений Бару потребовал медицинского освидетельствования этого обвиняемого. Однако суд ходатайства отклонил.

И только около шести часов слово было предоставлено обвинению. Изрядно проголодавшиеся участники процесса приступили к заслушиванию обвинительного заключения. Гособвинитель Дмитрий Шохин читал его весь вечер и продолжил читку до конца следующего дня. Присутствовавшие в зале заседаний дамы были весьма шокированы экстравагантным поведением друга и конфидента обвиняемых - Василия Шахновского, - сидевшего неподалеку от них. На глазах у всех Василий несколько раз показал язык обвиняемому Михаилу Ходорковскому. Впрочем, последний был столь увлечен завезенным к нам из Европы развлечением под названием "кроссворд", что мог не заметить поведения друга. В это время Платон Лебедев пил самолично изготовленную им в тюремной камере простоквашу, которая считается пользительной для печени. Чтение обвинительного заключения было настолько монотонным, что находившие в зале конвойные засыпали под умиротворяющие звуки голоса обвинителя.

Злополучный "Апатит"

События, о которых рассказывал Дмитрий Шохин, произошли в далеком 1994 году. По мнению обвинения, именно в это время господа Ходорковский и Лебедев создали банду (на языке юристов - организованную преступную группу) для того, чтобы завладеть акциями Открытого акционерного общества "Апатит". Для этого они создали четыре подставные компании. Все эти компании приняли участие в объявленном конкурсе на приобретение доли акций "Апатита". Из всех компаний власти выбрали одну, обязавшуюся вложить в "Апатит" больше всего средств. Согласно разработанному бандой плану, выигравшая компания отказалась от приобретения "Апатита", и он достался Закрытому акционерному обществу "Волна". "Волна" же не вложила в "Апатит" ни рубля. Обещанные средства были перечислены на расчетный счет "Апатита" в банке "МЕНАТЕП" и тут же возвращены "Волне" обратно. Бумага же о перечислении средств дала компании возможность защититься от поступивших в ее адрес претензий. За акции "Волна" все же впоследствии заплатила, но всего 15 миллионов долларов. Сейчас же прокурор утверждает, что стоили они тогда 62 миллиона.

Более того, впоследствии банда якобы продавала производимые "Апатитом" товары по заниженным ценам своим же подельникам - владельцам других управляемых бандой компаний. Те же реализовывали ее по высоким ценам. Поэтому официальная прибыль компании была занижена на 6 миллиардов рублей, что нанесло ущерб другим акционерам и государственной казне.

Пустые обещания

Еще одной жертвой деятельности банды стало, по утверждению обвинения, Акционерное общество "Научно-исследовательский институт по удобрениям и инскетофунгицидам". Принадлежавший до этого государству пакет акций этого общества приобрела созданная бандой компания "Уоллтон", пообещав вложить в него 25 миллионов долларов. Однако наивное руководство института поверило обманщикам из банды, которые перевели деньги, но посоветовали тут же вернуть их "Уоллтону" с тем, чтобы избежать выплаты в казну большой суммы налогов. Бандиты обещали возвратить все средства через год и получили от института бумагу, подтверждавшую выполнение всех инвестиционных обязательств. Только в 1997 году власти обнаружили обман, но было уже поздно - акции института уже принадлежали нескольким другим подставным компаниям. Между прочим, так же банда поступила и с акциями "Апатита".

Налоги

Еще, по мнению прокурора, обвиняемые уклонялись от уплаты причитавшихся с них налогов. Делали они это, пользуясь тем, что в 1999-2000 годах в России существовали зоны с льготным налогообложением. В одной из них - закрытом административно-территориальном образовании Лесное Свердловской области - они создали ряд подставных фирм, через которые и проводили свои коммерческие доходы. Благодаря этому они получали налоговые льготы, а часть налогов оплачивали векселями, да еще и требовали от государства вернуть им некоторую долю налоговых выплат. Это позволило банде недодать казне почти 18 миллиардов рублей.

Одновременно Михаил Ходорковский и Платон Лебедев недоплачивали властям налог на добавочную стоимость и взносы в пенсионный фонд. Для этого они фиктивно нанялись на работу консультантами в несколько фирм на острове Мэн и получили бумаги, по которым могли считаться индивидуальными предпринимателями и платить только за патент. Благодаря этому казна лишалась в общей сложности еще более 70 миллионов рублей.

Наконец, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев перечисляли под видом вексельных операций средства на счета компаний, подконтрольных ныне находящемуся в изгнании коммерсанту Гусинскому. Всего было противоправно и безвозмездно передано в его пользу более двух с половиной миллиардов рублей. А общий ущерб, нанесенный бандой государству, составляет, по мнению обвинения, более 1 миллиарда рублей.

Вместе с двумя коммерсантами в нескольких преступлениях обвиняется Андрей Крайнов. Этому человеку не повезло - в 1994 году он работал в "МЕНАТЕПЕ" и стал гендиректором компании "Волна", не зная тогда, что девять лет спустя его старшие товарищи окажутся на скамье подсудимых. Теперь он обвиняется в хищении чужого имущества путем обмана, в составе организованной группы, в крупном размере, в злостном неисполнении вступившего в законную силу решения суда и в причинение имущественного ущерба собственникам путем обмана. Правда, в отличие от Ходорковского и Лебедева, он находится на свободе без права покидать переделы нашей державы.

Лебеди и Платоновы

После того, как обвинитель Дмитрий Шохин закончил читать обвинительное заключение, публику слегка развлек Платон Лебедев. Отвечая на вопрос о том, понял ли он обвинения и признает ли себя виновным, он ответил, что понимает не все. После чего обратился к своим заметкам, где говорилось о том, что в деле упоминались о более чем 30 Лебедевых, Лебедях и Платоновых. Многие из этих людей значились под различными инициалами. На самом деле, обвинение всякий раз имело в виду именно Платона Лебедева, но утомленные тяжелой работой чиновники несколько раз ошибались в его имени, фамилии или инициалах.

Затем обвиняемые заявили, что заключение поняли и с ним категорически не согласны. На следующее утро суд дал обоим слово.

Обвиняемые

Газетчики ожидали, что главный обвиняемый, превратившийся за время заключения в философа и мыслителя, сделает на суде несколько политических заявлений. Однако он предпочел воздержаться от таковых и сказал, что все желающие давно составили о деле "ЮКОСа" свое мнение.

Затем Ходорковский начал говорить по существу. Он заявил, что на него пытаются списать все ошибки, допущенные государством во время приватизации. Обвиняемый, видимо, имел в виду существовавшую в девяностые годы прошлого века практику передачи госкомпаний в частные руки, для которой схема приватизации "Апатита" была совершенно обычной. Говоря об обвинениях в невыплате инвестиций, он сослался на тот факт, что якобы недофинансированные компании принадлежали ему, и он был больше всех заинтересован в обеспечении их функционирования. С помощью таких же аргументов он объяснил продажу продукции "Апатита" своим дочерним компаниям. Главным для Ходорковского является тот факт, что все его действия оказались прибыльными для предприятий.

Речь Платона Лебедева была более эмоциональной. Он заявил, что его дело было сфабриковано, что его преследуют по политическим или другим соображениям, и что он собирается добиваться защиты в российских судах, а затем в Европейском суде по правам человека. Кроме всего прочего, он обвинил чиновников, составлявших обвинительное заключение, в юридической и экономической некомпетентности.

"Проанализировав материалы сфабрикованного дела, я не нашел в нем законных оснований и доказательств обвинения, а также, ради приличия - даже видимости законности содержания меня под стражей, если не считать некоторых умышленно сфабрикованных доказательств, которые развалятся при справедливом судебном рассмотрении. Генпрокуратура больше тратит время на выяснение моих связей со многими добропорядочными людьми в России и за рубежом, репутация которых признана международным сообществом", - заявил Лебедев.

Как говорят очевидцы, риторически проработанные речи обвиняемых выглядели очень выгодно в сравнении с усыпляющим многочасовым монологом Дмитрия Шохина. Нет ничего удивительного в том, что последний не выдержал и вне очереди выступил в конце пятничного заседания. Пафос речи Шохина фактически сводился к призыву общественности к бдительности. Он напомнил, что обвиняемые известны своей способностью передергивать факты и почти поклялся во что бы то ни стало добиться их осуждения.

Слушания дела продолжатся в понедельник 20 июля. Суд принял решение работать четыре дня в неделю, оставляя один день для исполнения участниками процесса других служебных обязанностей. Следующая неделя начнется с заслушивания показаний свидетелей со стороны обвинение. По просьбам почтенной публики, Vip.Lenta.Ru будет следить за ходом процесса.

Елена Любарскавя

Другие материалы
Экономика00:03Сегодня

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?
Из жизни00:05Сегодня

Похитители «Рождества»

Они 49 лет шли по кровавому следу самой громкой кражи века. Развязка уже близко