Зюганов остался при своих

Минюст отказался признать легитимность "альтернативного" съезда КПРФ

Когда ровно месяц назад в Москве прошло одновременно два съезда КПРФ, многие наблюдатели грешным делом подумали, что еще одной (и, в принципе, последней) оппозиционной российской партии приходит конец.

Началось все с того, что на съезде координационного совета Народно-патриотических сил России было принято решение досрочно прекратить полномочия его председателя Геннадия Зюганова. О решении этом объявил председатель исполкома НПСР и заклятый враг Зюганова Геннадий Семигин. Он же предупредил о том, что в ближайшее время следовало ожидать смены руководства в самой КПРФ. Правда, необходимо отметить, что решение о председательстве Зюганова принимали не все члены координационного совета. Девять из них на собрании не присутствовали, а позже постановили закрепить за Зюгановым его полномочия.

Основные же события начали разворачиваться 1 июля. На этот день на 16:30 был назначен пленум ЦК КПРФ, собиравшийся для того, чтобы подготовиться к грядущему партийному съезду. Но гораздо раньше - около 10 утра - в Театральном центре на Страстном бульваре собрались люди, заявившие, что они и есть настоящий пленум. Как оказалось, участники этого собрания получили от организаторов пленума на Страстном именные приглашения, которые с радостью приняли. И только оказавшись на месте многие из них узнали, что задачей собрания является принятие решения о прекращении полномочий председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова, а также его заместителей, членов президиума и секретарей ЦК. Именно за это проголосовали участники "альтернативного" пленума. Кроме всего прочего, они избрали губернатора Ивановской области Владимира Ильича Тихонова исполняющим обязанности председателя ЦК.

А в 16:30 1 июля в Доме науки Российской академии сельскохозяйственных наук начался другой пленум ЦК КПРФ - тот самый, который партийцы во главе с Зюгановым проанонсировали изначально. Само собой, этот пленум продлил полномочия Зюганова и всего ЦК и объявил собрание на Страстном нелегитимным. Тут и возникла проблема кворума. По сообщениям товарищей, поддержавших Тихонова, "альтернативный пленум" мог похвастаться присутствием 96 коммунистов. Что касается официального собрания ЦК, то на начальном этапе там, вроде бы, находились 84 человека. Причем, как утверждали зюгановцы, позже в Дом науки подтянулись остальные члены ЦК на двух автобусах.

Таким образом, на наличие кворума претендовали оба пленума. Путем нехитрых математических вычислений легко было установить, что 96 "альтернативщиков" вкупе с 84 "зюгановцами" вместе составляли 180 человек, то есть - на двадцать два человека больше, чем состояло в списках ЦК КПРФ. Это значило, что кто-то из организаторов пленумов либо позволил участникам регистрироваться сразу в двух местах, либо пошел на откровенную фальсификацию.

Аналогичная ситуация возникла и во время проведения самих съездов КПРФ. Cторонники Зюганова собрались в Московском киноконцертном зале "Измайлово" и при почти полном отсутствии освещения (по стечению обстоятельств или чьему-то злом умыслу во время открытия съезда в здании было отключено электричество) проcлушали его речь о будущем КПРФ. Зюганов заявил, что его партия никогда не поддастся кремлевским провокаторам, пытающимся ее расколоть. "Кремлевские провокаторы" в это время также проводили собственный съезд. Однако о том, где именно происходило альтернативное заседание, не знал никто. Организаторы тщательно законспирировали местонахождение своих делегатов. Сделано это было якобы в целях безопасности. Только позже стало известно, что альтернативный съезд проходил на борту пароходика, плававшего по Москве-реке.

О решениях, принятых участниками обоих съездов, можно даже не писать. И так очевидно, что "зюгановцы" подтвердили полномочия своего бессменного председателя, а "альтернативщики" избрали новым лидером партии Владимира Тихонова. На официальном съезде КПРФ было также принято решение об исключении из ЦК тех его членов, кто участвовал в организации раскола или поддался на провокацию. Кроме этого, на обоих съездах в уставные документы были внесены достаточно судьбоносные с точки зрения будущего развития партии изменения. Например, "альтернативщики" запретили лидеру партии занимать этот пост в течение трех и более сроков, а "зюгановцы" сократили состав ЦК до 120 человек и ввели в него нескольких молодых членов партии.

Но все это не имело большого значения, так как оставалось совершенно неясным, какой из съездов можно было считать легитимным. "Зюгановцы" утверждали, что на их съезде присутствовали 246 членов партии. Во время проведения съезда в редакцию Lenta.Ru от них поступила факсимильная копия списка делегатов, зарегистрировавшихся в "Измайлово". Что касается "альтернативного съезда", то на теплоходе, по утверждению организаторов, приезжавших для общения с журналистами в центр на Страстном бульваре, плавал 171 делегат. При этом участниками 73 конференций региональных отделений КПРФ на съезд были делегированы 262 члена партии. Поэтому было совершенно ясно, что данные, предоставляемые сотрудниками одного из съездов (или обоих сразу), не соответствовали действительности.

При этом Татьяна Астраханкина, Владимир Тихонов и другие "альтернативщики" вели себя так, будто бы передача власти в КПРФ в их руки - дело решенное. В частности, они утверждали, будто представители Минюста присутствовали на их пленуме и признали решения пленума правомочными. Зюганов, в свою очередь, заявил о том, что Генпрокуратура обязана наказать "альтернативщиков" за фальсификацию. Обе группы направили в Минюст свои документы и стали ждать решения чиновников.

Было легко предположить, что Семигин и Тихонов решились на столь острую конфронтацию с Зюгановым только после того, как получили одобрение из Кремля. Поэтому казалось, что за Минюстом дело не станет, и Зюганов выглядел как еще один партийный лидер, который вот-вот лишится своей партии. Однако 3 августа 2004 года Минюст признал нелегитимным именно "альтернативный" съезд КПРФ и отказался вносить в уставные документы партии изменения, за которые проголосовали участники этого съезда.

Как сообщили чиновники Минюста, их внимание привлекло несоответствие количества делегатов, зарегистрированных на обоих съездах, общему количеству делегатов, избранных на региональных конференциях. Поэтому они начали проводить проверку, обзванивая делегатов по спискам и выясняя, на каком из съездов они на самом деле присутствовали. И результаты обзвона позволил им придти к выводу, что на тихоновском съезде кворума не было. Что касается съезда Зюганова, то свое присутствие на нем подтвердил 281 коммунист.

Выводы Минюста являются вполне прочным основанием для обвинения "альтернативщиков" в фальсификации. Однако сами они думают пока не о защите, а том, чтобы объединить противников Зюганова. И если раньше чаще всего можно было слышать, что именно Семигин, Тихонов и другие представители внутрипартийной оппозиции являются агентами Кремля в стане левых, то теперь уже исключенная из ЦК КПРФ Татьяна Астраханкина заявляет, что партия в том виде, в каком она существует под руководством Зюганова, выгодна власти.

Все это, как известно, происходит на фоне непрекращающихся митингов и акций протеста по поводу замены натуральных льгот денежными компенсациями. При этом КПРФ является одним из основных локомотивов протестной кампании. И с этой точки зрения Геннадий Зюганов действительно кажется более удобным для Кремля оппонентом, чем кто-либо еще. Любой новый лидер КПРФ, будь он хоть трижды ставленником президентской администрации, оказался бы в такой ситуации перед необходимостью делом подтвердить свою способность возглавить широкие народные массы. Одномоментное превращение КПРФ в аналог партии "Родина" в любом случае невозможно. И Зюганов сегодня гораздо меньше, чем любой новый лидер, заинтересован в создании псевдореволюционной ситуации в России.

.title ДОСЬЕ VIP.LENTA.RU
.Коммунистический раскол

Доказательством этому является, в частности, достигнутая вчера договоренность между думскими фракциями КПРФ и "Родина" о координации своих действий в борьбе с законом о монетаризации льгот. Хотя до сих пор Зюганов весьма негативно отзывался о деятельности "Родины", которую называл "кремлевским проектом", это не помешало ему сейчас пойти на подобный шаг. При этом даже объединение голосов "Родины" и КПРФ не поможет этим партиям влиять на решения Госдумы - их общий пакет в 133 голоса не позволит сломать монополию "Единой России".

Зато Зюганов останется при своей партии, своем оппозиционном имидже и своих падающих шансах на более блестящее политическое будущее.

Елена Любарская

Другие материалы