Новости партнеров

Халаби ждут в суде

Иракский суд выдал ордер на арест Ахмада Халаби и его племянника

Иракский суд выдал ордер на арест бывшего члена Временного управляющего совета Ирака Ахмада Халаби, а также его племянника Салема Халаби, который должен был возглавить трибунал по делу Саддама Хусейна. Назначенный американцами иракский судья Зухейр аль-Малики, подписавший этот ордер, заявил, что Ахмада Халаби подозревают в изготовлении фальшивых денег, а его племянника - в убийстве одного из чиновников Минфина Ирака. В ходе обыска в доме Ахмада Халаби в мае 2004 года у него были обнаружены поддельные динары старого образца. Салема же подозревают в том, что он убил или заказал убийство Хаитема Фадлиля, генерального директора иракского Министерства финансов.

Весной 2004 года Халаби был обвининен в связях с иранской разведкой, а также "хищении" денежных средств, на протяжении нескольких лет выделявшихся ему американским Конгрессом для борьбы с режимом Хусейна. Халаби отверг обвинения и заявил о готовности дать показания под присягой в Конгрессе США. Нынешние обвинения Халаби назвал необоснованными.

Халаби - один из самых известных оппозиционеров режиму Саддама Хусейна. Он происходит из богатой семьи банкиров. Халаби родился в Ираке, но покинул родину в 1956 году. До 1968 года, когда партия "Баас" взяла власть в стране, его дед и отец занимали ответственные посты в правительствах Ирака. До 1977 года Халаби преподавал в Американском университете в Бейруте, затем перебрался в Амман, где создал свою банковскую империю. Но в 1989 году его Petra Bank обанкротился, и Халаби был вынужден покинуть Иорданию, чтобы избежать ареста. Он был заочно приговорен к 22 годам тюремного заключения за злонамеренное банкротство.

Позже он вновь вернулся в политику, когда стал поставлять информацию американцам, выдавая себя за человека, который много знает. Однако информация об оружии массового поражения, которую поставлял Иракский национальный конгресс (ИНК) администрации Буша, как и другие разведданные, заставившие США поспешить с объявлением войны Саддаму Хусейну, оказались недостоверными. Попытки Пентагона сделать Халаби лидером Ирака также провалились.

Когда в мае 2004 года в его дом нагрянула с обыском иракская полиция вместе с американскими войсками в поисках доказательств мошенничества, хищений денежных средств и похищений людей, осуществляемых его людьми из ИНК, а также возможных связей с иранской разведкой, Халаби объявил открытую политическую войну администрации Буша.

Сейчас Халаби заявляет, что раз Ирак уже освобожден, Соединенные Штаты должны уйти. "Я говорю, отпустите народ мой, дайте моему народу свободу, - сказал Ахмад Халаби летом 2004 на пресс-конференции. - Мы благодарны президенту Бушу за освобождение Ирака, но настало время, когда иракский народ должен заниматься своими делами самостоятельно".

Ахмад Халаби отверг план Соединенных Штатов о предоставлении ООН возможности назначить временное правительство для Ирака. А Пентагон объявил, что прекращает выплачивать организации Халаби ежемесячное пособие на сумму в 335 тысяч долларов в рамках договора с военной разведкой. За несколько лет ИНК получил около 33 миллионов долларов из Госдепартамента и еще 6 миллионов - от военной разведки. В обмен Халаби поставлял информацию об ОМП, которую один из руководителей американской разведки позже назвал "в лучшем случае бесполезной, а в худшем - вводившей в заблуждение".

Наибольший успех пришел к Халаби в 1998 году. Тогда группа влиятельных консерваторов написала "Открытое письмо" Биллу Клинтону с призывом "сменить режим" в Ираке и сделать это официальной политикой Соединенных Штатов. Среди тех, кто подписал это письмо, было немало людей, ставших позже ключевыми фигурами в администрации Буша, как например, Дональд Рамсфелд, Пол Вульфовиц и Ричард Армитидж. Такое обращение помогло провести соответствующий закон в Конгрессе, одобренный президентом Клинтоном. В письме открыто говорилось, что Соединенные Штаты "должны признать Временное правительство Ирака и лидеров Иракского национального конгресса, являющегося представителем всего иракского народа". К тому времени имя Ахмада Халаби прочно ассоциировалось с Иракским Национальным Конгрессом.

После принятия этого закона Ахмад Халаби на некоторое время стал фаворитом Вашингтона и на счет ИНК стали поступать миллионы долларов. Но справедливости ради стоит сказать, что в администрации Клинтона многие сомневались в том, что Халаби был способен свергнуть Саддама Хусейна. Ближайшие советники Клинтона не доверяли Халаби. "Саддама не свергнуть с помощью парней с чемоданчиками в Лондоне", - так считал Сэм Бергер, советник президента Клинтона по национальной безопасности. Халаби также постоянно припоминали тот факт, что Иордания заочно приговорила его к 22 годам тюремного заключения за банковскую аферу. Сам Халаби постоянно утверждал, что в той махинации его "подставили".

С 2001 года Халаби стал частым гостем в Пентагоне и Белом доме, хотя в ЦРУ его особо не жаловали. В чем Халаби стал мастером - так это в деле организации утечек информации, подливая масла в огонь подозрений о наличии у Саддама Хусейна ОМП. Но одновременно он нажил себе немало врагов.

Для Халаби война в Ираке стала моментом истины. Но - всего лишь моментом. По сравнению с маршем де Голля на Париж марш Халаби на Багдад был подобен камню, упавшему в воду даже без всплеска.

Да, Ахмед Халаби выделялся на фоне других представителей иракской диаспоры своим интеллектом и организаторскими способностями. Но банкир, получивший образование в Массачусетском технологическом институте и Чикагском университете, пришелся не ко двору в Ираке. Вместо того чтобы стать королем-воином, освобождающим один город за другим, Халаби чаще бывал освистан, чем встречал радостные приветствия. Первое публичное выступление Халаби перед иракцами после 45 лет изгнания закончилось провалом - толпа не приняла его.

Многочисленные сообщения о близости Халаби к амриканской администрации и влиянии, которое он якобы оказывал на ее политику, оказались сильно преувеличенными. Халаби был просто одним из многих иракских деятелей, примыкавших к американским дипломатам в разное время с благой целью освобождения иракского народа, но при этом надеявшихся извлечь из этого свою личную выгоду.

По прибытии в Багдад он первым делом начал соперничать с американской военной администрацией. Один из его помощников провозгласил себя "мэром" Багдада, а сторонники Халаби создали так называемые "кантоны Халаби" с КПП и колючей проволокой. Более того, чтобы работать на американцев, иракцы предварительно должны были спрашивать разрешения у ИНК.

Агенты Халаби опередили американские войска и первыми вошли в штаб-квартиру иракской разведки, забрав оттуда тысячи папок с конфиденциальной информацией. При этом ИНК отказался передать полученные материалы военной разведке США. Стороннников же Халаби многократно обвиняли в присвоении имущества партии "Баас" и личного имущества ее функционеров.

Пэт Ланг, бывший глава ближневосточного отдела при разведуправлении Министерства обороны США выразился о Халаби следующим образом: "Теперь совершенно очевидно, что он сообщил правительству США много вещей, которые были далеки от истины". Информация о мобильных мастерских по производству химического и биологического оружия, о которых говорил Колин Пауэлл на заседании СБ ООН, была предоставлена ИНК. Но никаких мобильных лабораторий у Саддама не было. Эти установки производили гелий, необходимый для запуска метеорологических зондов в артиллерийских войсках.

Слишком близкие отношения Халаби с Ираном также стали очередным источником беспокойства для США. Американцы опасались, что иранские связи Халаби могут представлять угрозу операциям США в Ираке. Передача суверенитета иракскому правительству заставила Пентагон прервать контакты с господином Халаби. Почувствовав, что он вскоре станет козлом отпущения, Халаби разорвал отношения с вашингтонской администрацией.

Сам Халаби нисколько не сомневается, что именно он стоял во главе освобождения Ирака от Саддама Хусейна. Теперь он пытается присоединиться к тем, кто требует освобождения Ирака от США. В ответ на его выступления член правящего совета, шейх Рази Маршал Аджил аль-Айауа, сказал: "Они думают, что имеют право на роль правителей Ирака, потому что свято верят, что это они свергли Саддама Хусейна. Но Саддама свергли Соединенные Штаты, пока они выступали перед телекамерами".

Разрыв в отношениях между Халаби и союзнической коалицией не был сюрпризом. Халаби поначалу считался наиболее вероятным претендентом на роль иракского Хамида Карзая. Но с течением времени становилось все яснее, что Халаби едва ли будет предложено даже место в правительстве Ирака.

Во-первых, американцы были недовольны Халаби, выступавшим с критикой в адрес американских военных за недостаточную жесткость в операции против суннитов в Эль-Фалудже. Потом, напротив, он обвинял их в излишней жесткости в отношении шиитов, восставших в городах Неджеф и Кербела. Во-вторых, с нарастанием сопротивления коалиции союзникам стало очевидно, что Халаби - крайне непопулярная фигура в Ираке. Именно он был ответственным за репрессии членов бывшей правящей партии "Баас". Эта акция впоследствии была пересмотрена, когда выяснилось, что в результате ее осуществления были несправедливо уволены сотни профессиональных работников - учителя, научные работники, госслужащие среднего звена, армейские офицеры.

Сейчас, когда было объявлено о восстановлении в Ираке смертной казни за целый ряд преступлений, включая убийство, позиция Халаби (дяди и племянника) выглядит довольно шаткой. Салем Халаби обвиняется в организации убийства одного из руководителей Министерства финансов Хайтема Фадхиля. Суть обвинений в адрес Ахмеда Халаби сводится к тому, что он прятал старые фальшивые динары (с изображением Саддама), которые он впоследствии поменял на новые купюры. Если суд признает Салема Халаби виновным, ему грозит смертная казнь. Впрочем, пока его положение терпимо: Великобритания, где сейчас находится Салем Халаби, не сможет его экстрадировать, поскольку у Лондона нет договора с Багдадом о выдаче преступников. Ну а дяде грозит длительное тюремное заключение. На его выдаче также может настаивать Иордания.

Ахмед Халаби может комментировать эти обвинения сколь угодно страстно, называя свое дело "наихудшим свидетельством состояния, в котором находится правосудие нового Ирака", а равно и заявлять о своей готовности вернуться в Ирак, чтобы ответить на вопросы следствия.

Однако за свою жизнь Халаби успел нажить столько врагов, что вряд ли кто-нибудь в Ираке или за его пределами вступится за бедного ветерана антисаддамовской борьбы.

Сергей Карамаев

Другие материалы
Спорт00:05Сегодня

Лига автобусов

Российский футбол умирает. Его не спас даже чемпионат мира