Тринадцать лет спустя, или Три дня ГКЧП

Россияне до сих пор не определились в своем отношении к событиям августа 1991 года

Сцена из балета ''Лебединое Озеро''. Фото с сайта www.opera.nnov.ru

19 августа 1991 года первый президент СССР Михаил Горбачев находился на отдыхе в Крыму. Тогда же вице-президент Советского Союза Геннадий Янаев, премьер-министр Валентин Павлов, министр обороны Дмитрий Язов, председатель КГБ Владимир Крючков, председатель Крестьянского союза Василий Стародубцев, президент ассоциации государственных предприятий Александр Тизяков, зампред комитета совета обороны Олег Бакланов и министр внутренних дел Борис Пуго сформировали Государственный комитет чрезвычайного положения, сокращенно - ГКЧП. В СССР было объявлено чрезвычайное положение. Так начался последний в советской истории коммунистический переворот.

В нынешнюю годовщину событий августа 1991 года Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел очередной опрос, чтобы выяснить, как население России относится к тем дням. По мнению социологов, граждане нашей страны так до сих пор толком и не разобрались в своем отношении к ГКЧП. Общероссийский опрос был проведен 17-18 июля 2004 года в 100 населенных пунктах 39 областей, краев и республик. Всего было опрошено 1539 человек, интервью бралось по месту жительства. Статистическая погрешность не превышает 3,4 процента.

Доля людей, считающих, что они не успели разобраться в ситуации, составила 41 процент (в опросе, проводившемся в августе 2001 года, их было 32 процента). 12-13 процентов респондентов отметили, что в 1991 году их симпатии были на стороне ГКЧП, тогда как 28-30 процентов опрошенных, напротив, симпатизировали противникам путча (Борису Ельцину и другим). Эти цифры за три года не изменились.

Приверженцы КПРФ традиционно отдавали предпочтение участникам ГКЧП (34 процента), хотя целых 15 процентов сторонников Зюганова заявили в этом году, что в 1991-м симпатизировали противникам Янаева. А вот избиратели "Единой России", "Родины" и ЛДПР в то время чаще делали выбор в пользу Ельцина и соратников. Хотя пятая часть приверженцев "Родины" в 1991 году симпатизировала все же ГКЧП.

Если сейчас представить гипотетическую ситуацию, при которой респонденты вернулись бы в те августовские дни, то доля сторонников ГКЧП осталась бы примерно на том же уровне (13 процентов), а противников - заметно бы сократилась. 39 процентов опрошенных отметили, что не испытывали бы симпатии ни к одной из сторон. А 19 процентов респондентов уверены, что и во второй раз не сумели бы разобраться в ситуации.

По сравнению с 2001 годом, в оценках россиян событий августа 1991 года практически не произошло никаких изменений. Примерно 45 процентов опрошенных в 2001 и 2004 годах рассматривали путч как проявление борьбы за власть между разными группами в высшем руководстве страны. Для 25 процентов опрошенных события 1991 года - это трагедия, имевшая гибельные последствия для страны и народа. И только 10 процентов опрошенных считают, что это была победа демократии, покончившей с властью КПСС.

В 2003 году респондентов спросили: "Что приходит вам в голову, когда вы слышите слово ГКЧП?" Только 3 процента респондентов говорили об одобрении действий ГКЧП, сожалели о провале путча ("путчисты действительно были патриотами"; "упущенный шанс сохранить Советский Союз"; "жаль, что они не победили"; "молодцы они"). Суждения 35 процентов опрошенных можно охарактеризовать как нейтральные - это перечисление ассоциаций, связанных с ГКЧП и событиями, происходившими 19-21 августа 1991 года ("августовский путч"; "государственный переворот"; "конец СССР"; "кого-то убили, застрелили"; "Белый дом, баррикады"; "ввод в Москву танков"; "замолчало радио, телевидение, траурный день настал как бы - музыку передавали"; "Лебединое озеро"; "1991 год, август - мы все слушали радио"; "исторический факт"; "прошлое нашей страны"; "было при Горбачеве"; "Ельцин на танке"; "КГБ").

Опрошенные также говорили о своих чувствах. 8 процентов опрошенных припомнили свои страхи и переживания ("боялись выйти на улицу"; "смятение, неизвестность за страну"; "ужас"; "мрачное предчувствие"; "трагедия"). Резко негативные оценки ГКЧП и всему происходившему дали 5 процентов участников опроса ("полный бред"; "глупость, непонятная игра"; "абсурд"; "клоунада какая-то"; "дрожащие руки председателя"; "шайка мошенников"; "жулики").

26-29 июля 2002 года ВЦИОМ опросил 1600 россиян. На вопрос, на чьей стороне тогда были их симпатии, россияне ответили так (приводим их в сравнении с такими же данными опроса за 2001 год, в процентах):

На стороне ГКЧП 14 (Июль 2001)
16 (Июль 2002)

На стороне противников ГКЧП 28 (Июль 2001)
18 (Июль 2002)

Не успел разобраться в ситуации 31 (Июль 2001)
41 (Июль 2002)

Затруднились ответить 27 (Июль 2001)
25 (Июль 2002)

Другой вопрос ВЦИОМа в 2001-2002 годах звучал так: "Кто был прав в те дни?"

ГКЧП 14 (Июль 2001)
21 (Июль 2002)

Противники ГКЧП 24 (Июль 2001)
17 (Июль 2002)

Не успел разобраться в ситуации 18 (Июль 2001)
32 (Июль 2002)

Затруднились ответить 44 (Июль 2001)
30 (Июль 2002)

А вот оценки событий того лета, которые россияне давали в 1994-2002 годах (данные приводятся в процентах):

Как вы оцениваете события 19-21 августа 1991 года? 1994 год 1998 год 1999 год 2000 год 2001 год 2002 год
Просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны 53 46 40 47 43 46
Трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа 27 31 38 33 25 25
Победа демократической революции, покончившей с властью КПСС 7 8 9 9 10 9
Затруднились ответить 13 15 13 11 22 20

Что предшествовало

1991 год застал Коммунистическую партию Советского Союза в состоянии кризиса. Вопрос для партийных идеологов стоял следующим образом: либо КПСС стремительно консолидирует свои остаточные силы вокруг ЦК КП РСФСР и убирает Горбачева, либо Горбачев вместе с Ельциным в ближайшей перспективе окончательно разгромят партию. В ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР пошли резолюции партийных собраний и пленумов с требованиями созвать внеочередной или чрезвычайный съезд КПСС, чтобы избавить партию от Горбачева. В конце января на совещании в ЦК КПСС первых секретарей ЦК республиканских компартий член Политбюро Ислам Каримов (президент Узбекистана) открытым текстом сказал Горбачеву: "Михаил Сергеевич, нам пора перестать делать вид, будто всё, что происходит сейчас в партии и стране, происходит стихийно. Ведь очевидно, что есть специальные центры и есть люди, которые организуют все эти опасные процессы. Нам нужно говорить о них открыто, называть их". Горбачев по обыкновению отмолчался.

В апреле 1991 года на Пленуме ЦК Горбачев, столкнувшись с жесткой критикой со стороны местных партийных секретарей, сделал публичное заявление об отставке. Но дело до голосования довести не решился. Тогда же орготдел ЦК КПСС начал исподволь готовить внеочередной съезд партии. В апреле на партийной конференции аппарата и войск КГБ СССР член Политбюро, секретарь ЦК Олег Шенин выступил с речью, в ходе которой произнес следующее: "Я без введения режима чрезвычайного положения не вижу нашего дальнейшего развития, не вижу возможности политической стабилизации и стабилизации экономики".

Также в апреле 1991 года стартовал "новоогаревский процесс", в ходе которого предполагалось разработать новый Союзный договор. Основных проблем было две: во-первых, стремление автономных образований участвовать в дележе "союзного пирога" на равных с республиками, что не устраивало высшую власть, а во-вторых, вопрос о том, что делать с Горбачевым. Горбачев настаивал на своем праве распоряжаться налоговыми поступлениями из всех новых образований, а затем справедливо перераспределять их. Ельцин и его сторонники предлагали иной вариант: каждый сам собирает налоги, а затем из собранного некую часть посылают Горбачеву. В мае 1991 года первый секретарь ЦК КП РСФСР Иван Полозков собрал в папку толстую стопу резолюций с мест с требованиями отставки Горбачева и при личной встрече положил эту папку генсеку на стол.

В июне 1991 года исподволь начался процесс ликвидации договорных обязательств СССР. В Будапеште 28 июня объявил о прекращении своей деятельности Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). 1 июля в Праге состоялось заключительное заседание Политического консультативного комитета государств - участников Варшавского договора. От СССР при этом присутствовал вице-президент Янаев.

На заседании Политбюро 3 июля было принято решение созвать 25 июля Пленум ЦК и определить на нем дату внеочередного съезда КПСС. На пленуме Горбачев предложил снять Полозкова, но встретился с сопротивлением ЦК. Было решено, что Горбачев будет лично присутствовать на Пленуме ЦК КП РСФСР, намеченном на 6 августа, выслушает членов Пленума и выскажет свои соображения. Таким образом, 6 августа Горбачев обязан был находиться на Пленуме ЦК КП РСФСР, а не в Форосе.

6 июля 1991 года на прием к Горбачеву явился посол США в СССР Мэтлок, имея на руках срочное послание от президента Буша-старшего. Речь на приеме шла об одной газетной "утке", где говорилось о том, что в столице готовится антигорбачевский государственный переворот.

20 июля президент РСФСР Борис Ельцин подписал указ, запрещающий деятельность парторганизаций "в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР".

23 июля состоялась последняя встреча в Ново-Огарево. Горбачев спешил с подписанием Союзного договора. Собравшиеся согласились назначить подписание договора на сентябрь-октябрь 1991 года на Съезде народных депутатов СССР.

25 июля состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором Анатолий Лукьянов, спикер союзного парламента, выступил с резкой критикой курса Горбачева и предостерег собравшихся, что вслед за партией станут "громить Советы".

29 июля в Москву с визитом прибыл президент Буш-старший. 30 июля Буш поговорил в Кремле с Горбачевым и в тот же день там же в Кремле пообщался с Ельциным. На следующий день, 31 июля, президент США поехал в Ново-Огарево и встретился там с президентом Казахстана Назарбаевым. После этого Горбачев, Ельцин и Назарбаев объявили о своей готовности подписать Союзный договор 20 августа.

1 августа президент Горбачев уехал отдыхать в Форос (Крым).

6 августа Язов по согласованию с председателем КГБ СССР Крючковым отдал распоряжения командующему войсками ВДВ Грачеву проанализировать обстановку в стране и возможную реакцию населения на введение чрезвычайного положения.

14 августа Язов и Крючков отдали повторное распоряжение о разработке предложений в плоскости первоочередных мер политического, экономического и правового характера, которые необходимо реализовать в условиях чрезвычайного положения.

17 августа на объекте КГБ СССР "АБС" была назначена окончательная дата начала осуществления плана захвата власти - 18 августа 1991 года.

18 августа Язов провел совещание с участием своих заместителей, начальников главков, командующего войсками Московского военного округа Калинина и других лиц, сообщив присутствующим, что в стране в ближайшее время будет введено чрезвычайное положение. Далее он поставил задачи: Калинину - быть готовым к введению в Москву 2-ой мотострелковой и 4-ой танковой дивизии, а командующему ВДВ Грачеву - привести в повышенную боевую готовность 106-ю (Тульскую) воздушно-десантную дивизию. Для оказания помощи командующим войсками военных округов в выполнении задач в условиях чрезвычайного положения по указанию Язова в Ленинград, Ригу, Ташкент, Кировобад и Каунас вылетели представители Министерства обороны СССР.

Как это было

В 6:00 утра 19 августа 1991 года по Всесоюзному радио было объявлено о введении чрезвычайного положения в некоторых районах СССР. Вице-президент СССР Геннадий Янаев заявил о своем вступлении в исполнение обязанностей президента СССР "в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым своих обязанностей".

По Центральному телевидению и в прессе было обнародовано заявление советского руководства о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР. В его состав вошли уже упомянутые Янаев, Павлов, Язов, Крючков, Бакланов, Пуго, Стародубцев и Тизяков.

В Москву были введены войсковые части: мотострелковые полки, разведчики Таманской и Кантемировской дивизий, более ста БМП, 148 бронетранспортеров, 430 тяжелых армейских грузовиков и 3809 человек личного состава. В распоряжении ГКЧП находились также группа "Альфа", подразделения ОМОН и личный состав дивизии внутренних войск имени Дзержинского.

19 августа около 7 часов утра по приказу Язова вторая мотострелковая "Таманская" дивизия и четвертая танковая "Кантемировская" дивизия начали движение к Москве. Маршем на боевой технике 51-й, 137-й и 331-й парашютно-десантные полки также начали движение к Москве. В 9:28 за подписью Язова в войска была направлена шифротелеграмма №312/1/0174ш о приведении всех советских войск, как на территории страны, так и за ее пределами, в состояние повышенной боевой готовности.

36-я отдельная воздушно-десантная бригада и 104-й парашютно-десантный полк были направлены в Ленинград. 234-й парашютно-десантный полк перешел в подчинение командующего ПрибВО для усиления Таллинского гарнизона. 21-я отдельная воздушно-десантная бригада десантировалась на аэродром Вазиани в Грузии и поступила в распоряжение командующего войсками Закавказского военного округа. 37-я десантная бригада передислоцировалась на аэродром в город Ригу.

К 10:00 войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю.

В 11:45 несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

В 11:45 первые колонны демонстрантов прибыли на Манежную площадь. Никаких мер по разгону толпы не предпринималось.

Ранним утром 19 августа противники путчистов написали обращение "К гражданам России", в котором происшедшее было названо "реакционным, антиконституционным переворотом". Обращение было разослано в редакции газет, в информагентства, по стране и миру.

В 12:15 у Белого дома собрались несколько тысяч граждан, и к ним вышел президент России Борис Ельцин. Он зачитал с танка обращение к россиянам. В 12:30 Ельцин подписал указ №59, в котором создание ГКЧП квалифицировалось как "государственный переворот", а действие всех распоряжений комитета на территории РСФСР отменялось. Указом Ельцина до созыва внеочередного Съезда народных депутатов СССР все органы исполнительной власти Союза ССР, включая КГБ СССР, МВД СССР, Министерство обороны СССР, действующие на территории РСФСР, перешли в непосредственное подчинение президента РСФСР.

Появились первые листовки: "Долой хунту!", "Создавайте группы сопротивления!". Председатель исполкома Моссовета Ю. Лужков призвал всех москвичей к бессрочной забастовке до полного отстранения "хунты" от власти.

В 12:30 двумя троллейбусами демонстранты перегородили Тверскую улицу в районе гостиницы "Националь".

В 14:30 сессия Ленсовета приняла обращение к президенту России, отказалась признать ГКЧП и вводить чрезвычайное положение.

В 15:30 собравшиеся у Белого дома начали сооружение импровизированных баррикад. На сторону Ельцина перешла танковая рота майора Евдокимова - 6 танков без боеприпасов.

В 17:00 в пресс-центре МИД началась пресс-конференция Янаева и других членов ГКЧП - руководителей СССР. Отвечая на вопрос, где сейчас президент СССР, Янаев сказал, что Горбачев находится "на отдыхе и лечении в Крыму. За эти годы он очень устал, и требуется время, чтобы он поправил здоровье". При этом у Янаева заметно дрожали руки. Вечером началось сооружение баррикад вокруг Белого дома.

В Ленинграде прошли многотысячные митинги на Исаакиевской площади. В Нижнем Новгороде, Свердловске, Новосибирске, Тюмени и других городах России люди собирались на митинги против ГКЧП. В Белом доме работало внутреннее радио, трансляция велась на площадь.

ГКЧП принял постановление о временном ограничении выпуска центральных, московских и областных газет, кроме некоторых - в том числе "Труда", "Известий" и "Правды". Главные редакторы 11 запрещенных изданий основали "Общую газету". Днем 19 августа перестала выходить в эфир радиостанция "Эхо Москвы". Также перестали вести передачи все телеканалы, кроме Первого. Весь день по радио и по телевидению транслировали "Лебединое озеро". Вечером 19 августа легли в больницу Болдин и Павлов, написал заявление о выходе из комитета Бакланов.

Токийская фондовая биржа отреагировала на события в СССР крупномасштабным падением курсов акций. К моменту ее закрытия индекс Никкэй - совокупный показатель курсов акций 225 ведущих компаний - упал на 1357,67 пункта. На Токийской валютной бирже после сообщений из СССР резко упал курс иены.

Премьер-министр Великобритании Джон Мейджер выступил перед журналистами с заявлением по поводу событий в СССР: "То, что мы увидели в Советском Союзе, - это прямой переворот". Президент Франции Франсуа Миттеран потребовал от новых советских руководителей гарантировать жизнь и свободу Михаилу Горбачеву и Борису Ельцину. Премьер-министр Канады Брайан Малруни заявил, что Оттава не признает новое советское руководство и что всякая помощь Советскому Союзу приостанавливается до тех пор, пока не будут получены заверения относительно продолжения реформ и безопасности Михаила Горбачева и его семьи. Аналогичный заявления были получены от глав многих государств.

20 августа было принято решение о введении в Москве комендантского часа. Для обеспечения режима комендантского часа в столицу по воздуху были переброшены 217-й и 249-й парашютно-десантные полки, которые сосредоточились в районах аэродромов "Кубинка" и "Чкаловский". Расценивая ситуацию вокруг здания Верховного Совета России, где собрался многотысячный митинг протеста, как прямую угрозу заговору, Язов, Крючков и Пуго договорились о проведении боевой операции по его захвату. Это решение участниками заговора было поддержано вечером 20 августа 1991 года на очередном заседании ГКЧП.

В ночь на 21 августа в тоннеле под Садовым кольцом погибло три человека из числа простых граждан: Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов. Позднее указом Ельцина им были присвоены звания Героев России.

В 11:00 21 августа в Москве в Доме Советов России открылась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР. На повестке дня был один вопрос - политическая ситуация в РСФСР, "сложившаяся в результате государственного переворота". Ельцин заявил на сессии, что "переворот является антиконституционным, так как никаких заявлений от законно избранного президента страны не поступало и нет никаких медицинских свидетельств о том, что Горбачев недееспособен".

В тот же день президент РСФСР обратился к организаторам антиконституционного путча Янаеву, Бакланову, Крючкову, Павлову, Пуго, Стародубцеву, Тизякову и Язову со следующими требованиями: прекратить свою противоправную антиконституционную деятельность с 22 часов 21 августа 1991 года и незамедлительно отменить все решения, препятствующие выполнению президентом СССР Горбачевым своих конституционных обязанностей.

21 августа министр обороны Дмитрий Язов принял решение о выводе войск из Москвы. Большая часть гэкачепистов была арестована по пути в аэропорт Внуково - они собрались лететь в Форос к Горбачеву. Всего по обвинению в измене родине было задержано 12 человек.

22 августа из Фороса вернулся президент СССР Горбачев.

В ходе митинга на площади Дзержинского был демонтирован памятник основателю ВЧК.

После победы

22-23 августа у главного подъезда ЦК проходили стихийные митинги. Было объявлено о самоубийстве министра внутренних дел СССР Бориса Пуго и его супруги, а также маршала Ахромеева.

22 августа президент СССР Горбачев отменил все решения ГКЧП.

23 августа по согласованию с президентом СССР Горбачевым было принято решение о "приостановлении функционирования ЦК КПСС".

26 августа Управляющий делами ЦК КПСС Николай Кручина выбросился из окна собственной квартиры.

Члены ГКЧП: после путча

Все члены ГКЧП, пережившие те августовские дни, были арестованы и посажены в "Матросскую тишину". Однако дела против них не были доведены до суда - все они были помилованы Борисом Ельциным и в 1992 году отпущены на свободу.

Олег Бакланов Заместитель председателя Совета обороны СССР

После заключения в "Матросской тишине" Олег Бакланов стал председателем региональной общественной организации "Общество дружбы и сотрудничества народов России и Украины". Впоследствии становится советником Банка оборонных предприятий "Мир". В 1995 году баллотируется в Государственную думу по Подольскому одномандатному округу, выдвинут избирательным блоком "Власть - народу". В настоящее время является соучредителем Фонда содействия экономической интеграции с Украиной, а также торговой компании "Зенит ДБ".

Владимир Крючков Председатель КГБ СССР

Пенсионер. Входит в совет директоров информационно-аналитической структуры АНТР "Регион", которая представляет собой "мозговой центр" службы безопасности АФК "Система". По утверждению газеты "Аргументы и факты", тесно сотрудничает с одной из структур московского правительства. В 1993 году опубликовал книгу воспоминаний "Личное дело".

Валентин Павлов Премьер-министр СССР, председатель Государственного совета по экономической реформе

В 1994-1995 гг. президент Часпромбанка. Возглавлял консалтинговую фирму "Доверие". В 1996-1997 гг. советник Промстройбанка. С 1998 г. вице-президент компании BMS-corporation, занимающейся поставками компьютерных программ для управления производством. Вице-президент Вольного экономического общества России. Возглавлял Институт исследований и содействия развитию регионов и отраслей при Международном союзе экономистов. Вице-президент Международной академии менеджмента. Входил в совет попечителей фонда культурных проектов "Ойкумена". Скончался 30 марта 2003 года после тяжелой болезни.

Борис Пуго Министр внутренних дел СССР

Застрелился при попытке группы захвата арестовать его в августе 1991 года.

Василий Стародубцев Председатель Крестьянского союза СССР

В июне 1992 года освобожден из-под стражи под подписку о невыезде с места жительства, приступил к работе как председатель АПК "Новомосковский" и колхоза имени Ленина. С 22 января 1995 года член ЦК КПРФ. В 1997 года избран губернатором Тульской области. С 1997 года является членом Совета Федерации (входит в комитет по аграрной политике). 22 апреля 2001 года одержал победу во втором туре губернаторских выборов в Тульской области.

Александр Тизяков Президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства и связи СССР

После амнистии поселился в Екатеринбурге. Сейчас возглавляет машиностроительный завод имени Калинина, входит в руководство Ассоциации промышленников и предпринимателей России, а также является одним из лидеров блока национально-патриотических сил "Союз патриотов".

Дмитрий Язов Министр обороны СССР

Консультант Министерства обороны РФ. В отличие от других членов ГКЧП, после амнистии не принимал никакого участия в политической жизни страны и не писал мемуаров.

Геннадий Янаев Вице-президент СССР

Пенсионер, работает консультантом в общественном комитете ветеранов и инвалидов государственной службы "Родина и честь".

Сергей Карамаев

Обсудить
Другие материалы
Курганские могильщики
Уральские бандиты покорили Москву 90-х и заставили бояться местных авторитетов
Умар Джабраилов«Дальше буду жить красиво»
Сколько стоит пострелять у Кремля под кокаином, если вы Умар Джабраилов
Ничего себе поездочка
Почему москвичи все чаще становятся жертвами таксистов
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
Муха не сидела!
Сколько стоят автомобильные «капсулы времени» спустя годы?
«Американец», который смог
Самые невероятные версии Chevrolet Corvette, от которых сносит крышу
Что. Вы. Наделали
Как мы потеряли идеальный Porsche и снова его нашли
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Какие машины любят европейцы
15 наиболее продаваемых машин в Европе
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Нихао себе
Хибара из китайской глубинки стала лучшим зданием 2017 года
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент