Президент променял рейтинг на светлое будущее

Рейтинг Владимира Путина достиг минимального значения за последние четыре года

Рейтинги - дело субъективное. Наш человек, услышав, как кто-то опережает кого-то на какие-то немыслимые проценты, совершенно справедливо махнет рукой и скажет: "Знаем мы, как эти рейтинги составляются". Может даже добавить известное всем идиоматическое выражение, описывающее один из вариантов взаимоотношений млекопитающих. Иное дело - человек из страны, где нет ничего святого, кроме доллара. У него колонки цифр, особенно стоящих в графе "власть", вызывают смутное беспокойство, которое он самоуверенно считает ответственностью. А неуклонное уменьшение чисел рождает приступы паники и странные мысли о необходимости перемен. Он может даже пойти на святотатство - потребовать отставки той самой "власти".

Наш человек, который в булочную на такси не ездит, способен сохранять суровое спокойствие в ситуациях куда более удручающих, чем падение неведомых рейтингов. Ведь при жизни одного поколения в одной из самых больших в мире стран может измениться такое количество казавшихся незыблемыми показателей, что отследить сии трансформации не представляется возможным. Что же касается власти, то ее божественное происхождение никогда не вызывало у нас сомнений и не требовало подтверждений в виде ее, этой самой власти, эффективности. Ну, разве приходило кому-то в голову измерять рейтинг Екатерины II или, скажем, Иосифа Джугашвили? Но, даже если бы это произошло, единодушное одобрение стало бы хорошим ответом всем злопыхателям, сокрушавшимся о попрании неких общечеловеческих ценностей. Правда, на кухнях, где решается большинство важнейших проблем нашего человека, кто-то и мог бы позволить себе дерзостно высказать недовольство, но не более. Тот же человек, разбуженный среди ночи участливыми людьми в штатском, ответил бы без запинки: "Верую", - и вновь погрузился бы в сон честного труженика.

Отношение к рейтингам в современной России мало изменилось. Так, согласно последним опросам общественного мнения, проведенным аналитическим центром Юрия Левады, популярность президента Путина упала до самого низкого уровня за последние четыре года - до 66 процентов, что на два процента меньше аналогичного показателя в августе. Еще более рейтинг главы государства снизился за последние полгода: в момент переизбрания на второй срок президента поддерживал 81 процент респондентов. Кто-то может сказать, что главе государства впору начать беспокоиться из-за столь стремительного изменения настроений его работодателей, но здесь стоит вспомнить события августа 2000 года, когда верховный главнокомандующий не счел нужным прервать отпуск в Сочи в связи с катастрофой подводной лодки "Курск". Тогда его рейтинг опустился еще ниже, до 60 процентов, но разве это имело значение для последующего переизбрания?

Тот же Левада свидетельствует, что неуклонно снижается поддержка Путина по всем краеугольным вопросам проводимой им внешней и внутренней политики. Если в феврале 2004 года надежды на действенность его усилий по повышению уровня жизни питали 70 процентов опрошенных, то в конце августа только 56. Если в начале года веру в то, что Путин сможет навести порядок в стране, разделяли 74 процента респондентов, то в конце лета - только 61. Существенно изменилось и мнение сограждан об эффективности действий главнокомандующего по разрешению чеченского кризиса. Только за один месяц увеличилось число высказываний в пользу мирных переговоров с сепаратистами - с 63 до 68 процентов, и до 21 процента упало число сторонников продолжения военных действий. Уже после драматических событий в Беслане 39 процентов опрошенных в 46 регионах России заявили, что президенту России надлежало сразу же обратиться к народу с объяснениями, а не отмалчиваться до 4 сентября.

Еще 27 процентов полагают, что Путину следовало бы лично отправиться в Беслан, чтобы вести переговоры с захватчиками, при этом 42 процента считают, что прямое участие президента помогло бы избежать массовых жертв. Более 70 процентов опрошенных не согласны с утверждением президента о нецелесообразности публичного расследования и настаивают на проведении оного.

В столице, также подвергшейся в конце лета нападению террористов, 77 процентов опрошенных уверенны, что федеральные власти не в состоянии обеспечить безопасность граждан и предотвратить подобные теракты в будущем. Но, пожалуй, самым тревожным сигналом для Путина стоит считать ответ на вопрос "Кто в первую очередь несет ответственность за захват заложников в Беслане"? 34 процента респондентов в Москве полагают, что это спецслужбы, которые не контролируют ситуацию даже в пределах кольцевой автодороги, и только 33 процента винят в произошедшем самих террористов. Кто-то скажет, что в ситуации, когда жители столицы считают органы госбезопасности более виновными в терактах, чем самих исполнителей, главе исполнительной власти, денно и нощно ратующему за усиление вышеназванных органов, стоило бы задуматься. Но наш человек знает, как составляются подобные рейтинги.

Не менее серьезному испытанию подвергаются и проводимые Владимиром Путиным социальные реформы. Так, в середине сентября 52 процента респондентов в 128 населенных пунктах страны ответили отрицательно на вопрос о пользе замены льгот на денежные компенсации. 64 процента опрошенных считают предложенные изменения непродуманными и неподготовленными. Еще больше граждан - более 70 процентов - не одобряют решение о прекращении бесплатной приватизации государственной жилплощади. Более того, большинство опрошенных не одобрили бы выселение злостных неплательщиков из занимаемых ими квартир. И здесь чувствуется разлагающее влияние капитала: простых тружеников, очевидно, больше заботят собственность и сиюминутная выгода, нежели рассуждения властей о некоем положительном влиянии монетаризации на экономику в целом. С непониманием относятся работодатели и к отсутствию четкой экономической программы у выбранного ими главного государственного чиновника. Если еще в феврале 2004 года 49 процентов сограждан выказывали беспокойство по этому поводу, то сейчас недовольных уже 64 процента.

На фоне углубления и развития братской дружбы президента России с канцлером Германии и другими видными вождями современности все меньше россиян считают, что их страна играет сколько-нибудь значимую роль в спектакле под названием "международные отношения". Год назад 42 процента респондентов были уверены, что влияние России существенное, теперь же этот показатель уменьшился на 10 процентов. В свою очередь, на пять процентов увеличилось количество граждан, уверенных в том, что с мнением России перестают считаться. На три процента сократилось и число верующих в способность Владимира Путина улучшить отношения с Западом. Единственное, в чем российские подданные проявляют завидную солидарность, оценивая внешнеполитическую деятельность главы государства, так это в рассмотрении гипотетической возможности заключения мирного договора с Японией и передачи ей спорных островов Курильской гряды. 60 процентов опрошенных заявили категорическое "нет" с явным намерением сжать штык мозолистой рукой и дать отпор "самураям, перешедшим границу у реки".

К уже упоминавшемуся 66-процентному рейтингу действующего президента стоит добавить еще один показатель. За год количество граждан, отвечающих утвердительно на вопрос: "Оправдались ли ваши надежды, связанные с приходом к власти Владимира Путина", - уменьшилось на семь процентов - с 40 до 33. С тем, что снижение доверия к президенту имеет место, согласились 34 процента опрошенных. И объяснения этому респонденты находят со свойственной нашему человеку проницательностью: 16 процентов связали эти изменения с амбициями журналистов и политологов, 11 - с происками коварных олигархов, 18 - с интригами приближенных Путина, стремящихся доказать ему свою необходимость. В целом, при всей отрицательной динамике показателей, характеризующих работу главного чиновника России, его рейтинг все же значительно выше аналогичных рейтингов других институтов власти и их представителей. По данным аналитического центра Левады, только деятельность губернаторов пользуется одобрением электората. Соотношение тут составляет 51 (поддерживают) к 44 (не поддерживают). Кому-то может показаться странным, что именно эту ветвь власти Владимир Путин собрался реформировать, фактически отменив прямые выборы хозяев тайги и всесоюзных житниц, но если и этих сомневающихся разбудить среди ночи с просьбой письменно изложить свои взгляды, подавляющее большинство из них скажет без запинки: "Верую".

Сколь бы ни было значительным снижение рейтинга Владимира Путина, почти все аналитики сходятся во мнении, что в ближайшее время стоит ждать его движения в обратную сторону. Отечество должно по достоинству оценить решительные меры по укреплению единства страны, принятые президентом. И пусть кто-то, вроде товарища Бжезинского, считает, что дальнейшая вертикализация с полной нейтрализацией инициативы на местах может губительно сказаться на всей системе государственной власти, но наш человек с уверенностью смотрит в будущее. А в будущем нет никаких рейтингов - этих бессмысленных западных попыток манипуляции общественным сознанием. Есть лишь констатация факта, которая одновременно является и мотивацией значительной части наших выборщиков - кто, кроме НЕГО?!

Андрей Воронцов

Другие материалы