Новости партнеров

Может, что-то в консерватории подправить?

Российское государство не знает, что ему делать с культурой

Заседания российского правительства редко являют собой пример захватывающего зрелища. Выступления министров, даже когда речь заходит о самых животрепещущих проблемах граждан всей страны, обычно не выходят за рамки дежурного перечисления цифр и шаблонных заклинаний в духе "расширить... усилить... углубить...". Члены кабинета министров отлично знают: стол, во главе которого восседает Михаил Фрадков, - совсем не круглый, и публичные дискуссии тут не приветствуются. Если главам различных министерств и агентств есть что обсудить и даже о чем поспорить, они делают это обычно за закрытыми дверями, подальше от прессы.

Но есть, оказывается, такие темы, которые не оставляют наших министров равнодушными, так что они даже способны забыть на время о корпоративной этике и затеять бурный спор прямо на глазах у премьер-министра и ошеломленных журналистов. Именно такая тема и была затронута на заседании российского правительства 16 декабря, на котором с докладом выступил министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов. Говорил он, естественно, о своем - об основных направлениях государственной политики в подведомственной ему области.

По словам премьера Михаила Фрадкова, открывшего заседание, доклад министра культуры был вынесен на общее обсуждение из-за, в общем, технических причин: мол, в связи с разграничением полномочий между федеральными органами исполнительной власти и регионами в сфере культуры и массовых коммуникаций накопился ряд проблем. Фрадков даже специально подчеркнул, что собственно творческие вопросы надо оставить в стороне, а сконцентрироваться на вопросах нормативной базы и финансирования сферы культуры.

Александр Соколов стал говорить о наболевшем. Прежде всего, он внес ясность в терминологию, сообщив коллегам, что сфера культуры и сфера досуга - вещи разные и путать их не следует. "Сейчас культура рассматривается только как сфера досуга, что порождает низкий культурный уровень населения и развитие негативных тенденций в обществе", - заявил он. Затем Соколов напомнил, что финансирование культуры в России как происходило, так и происходит по остаточному принципу. Так, по данным министра, средняя зарплата работника культуры составляет всего 60% от средней зарплаты в России (Соколов даже назвал цифру - 4180 рублей). При этом сеть библиотек, клубных учреждений и киноустановок по стране продолжает сокращаться. Соколов также пообещал, что в течение 2005 года его ведомство подготовит 10 документов, которые, возможно, как-то облегчат жизнь его подопечным. В их число войдут законопроект о меценатстве, издательской деятельности, СМИ, адресной поддержке художественной элиты, поправки в Налоговый и Трудовой кодекс, а также документы, направленные на развитие государственно-частного партнерства в сфере культуры.

Далее министр обратил внимание присутствующих на наличие большого количества контрафактных товаров на рынках, торгующих аудио- и видеопродукцией, и посетовал, что это положение не изменится, пока все россияне не начнут получать такую зарплату, которая позволит им покупать только лицензионные продукты. Досталось и интернету, перед которым, констатировал Соколов, государство пока бессильно, но это пока, а в будущем следует разработать государственную политику в этой области, причем министр культуры призвал своих коллег принять в этом посильное участие, чтобы впоследствии превратить интернет в тему отдельного правительственного заседания.

Но коллеги Соколова не воспользовались его любезным приглашением, а подвергли доклад министра культуры резкой критике, причем больше всего Соколову досталось почему-то от силовых министров - главы МЧС Сергея Шойгу и министра обороны Сергея Иванова. Можно было подумать, что они боятся за бюджеты своих ведомств и будут тормозить предложения Соколова, чтобы не делиться с Минкультом, но оказалось, что наши министры, в том числе и силовики, всей душой радеют за отечественную культуру и тоже хотят ей помочь. И даже знают, как.

Особенно кипятился Шойгу. "Я слушал вас внимательно, но так и не понял, где основные направления, что вы сделали, за что вы получаете государево жалование, - заявил он Соколову, когда тот покончил с докладом. - Я не против выделения дополнительных средств на культуру, культурное образование, театры, библиотеки, музеи. Но я хочу понять, какие основные направления развития культуры и массовых коммуникаций предлагает отраслевое министерство. Приведите данные, куда пойдут средства, дайте план, график необходимых законов. Вы говорите, надо принять 10 законов. Так покажите, что сделать. Слава Богу, в Думе сейчас есть возможность принимать законы. Но давайте разработаем график с четким указанием где, когда и на что пойдет финансирование".

При этом, отметил глава МЧС, он не согласен с данными, приведенными в докладе Александра Соколова. "Вы говорите о проблемах в вашей сфере, но, например, количество издаваемых газет в последние годы выросло на порядок, радиоканалов - в разы, книг - в разы. А мы, по вашим словам, являемся самой нечитающей страной, зачем тогда издают?". Сергей Шойгу также сослался на то, что много ездит по стране и видит, как тут и там открывают новые цирки и театры. В конце концов Сергей Кожугедович предложил коллегам не поддерживать доклад министра культуры, а отправить этот документ на переделку. "Нужны не общие слова, а совершенно конкретный план развития отрасли. Это не конкретный документ, и мы, в конце концов, правительство, а не филармония", - завершил свое выступление министр по чрезвычайным ситуациям. "Хорошо, что консерваторией не обозвали", - прокомментировал его слова Михаил Фрадков.

Затем свой удар нанес министр обороны. "Посмотрите, что происходит на ТВ в праздничные дни - идет пошлятина типа "Аншлага", поэтому мне хочется спросить - что сделано для того, чтобы прекратить дебилизацию населения посредством телевидения?", - поставил вопрос ребром Сергей Иванов. Впрочем, оказалось, что государственной политикой на телевидении министр обороны не вовсе недоволен, потому что, по его словам, в последнее время выпускаются высококачественные художественные фильмы, которые с точки зрения военно-патриотического воспитания "приемлемы для молодежи". "Но по поводу печатной и прочей продукции, я другим словом, как чернухой, ее назвать не могу", - добавил Иванов и рассказал присутствующим леденящую кровь историю о том, как в конце ноября из подмосковной части сбежали два дезертира, позднее застрелившие двух милиционеров. "Так вот, мы посмотрели формуляры, какие книги они брали в библиотеке своей части. Последняя книга называлась "Убить мента". Они ее дочитали и пошли", - резюмировал министр.

Единственным из присутствующих, кто вступился за Александра Соколова, оказался министр экономического развития и торговли Герман Греф, предложивший оставить в покое вопросы хорошего и плохого вкуса телевизионщиков: "Кому-то, например, не нравятся Петросян и "Аншлаг", а мне не нравится футбол. Давайте, значит, запретим показ футбольных матчей", - иронически добавил глава МЭРТ.

Масла в огонь подлил известный артист и народный депутат Государственной Думы Александр Розенбаум, также присутствовавший на заседании. Он продолжил тему контрафакта, поднятую Соколовым, и призвал закрыть знаменитый московский рынок "Горбушка": "Нужно закрыть "Горбушку". Там все "левое". А она не закрывается, а стоит". Розенбаум даже призвал к сотрудничеству Минкультуры и МВД: "Нужно решать вопрос коррупции. Это я вам как автор говорю".

Сам Александр Соколов, отвечая на критику, заявил, что все беды современной культуры все равно упираются в недостаточное финансирование: "Надо не что-то подправлять, надо в корне пересмотреть отношение к данной сфере с тем, чтобы она финансировалась не по остаточному принципу, а рассматривалась в числе приоритетных, необходимых государству отраслей". А далее министр культуры зачем-то стал отвечать по пунктам на слова Сергея Иванова - мол, "Аншлаг" так полюбился второму федеральному каналу потому, что это "деньги, и бешеные деньги", а содержимое библиотечных полок зависит от зарплаты библиотекаря и целого ряда других факторов. Хотя министр культуры мог бы, конечно, напомнить министру обороны, что дезертиры, убивающие милиционеров, - его прямая головная боль и нечего перекладывать ее на библиотеку.

Михаилу Фрадкову все же удалось успокоить своих подчиненных, правительство продолжило свою работу и в конечном итоге поручило Министерству культуры и массовых коммуникаций до 1 июня 2005 года доработать проект основных направлений государственной политики по развитию этих сфер. Словом, заседание получилось веселым и, как это обычно бывает, когда речь заходит о культуре, почти безрезультатным. Министры в очередной раз констатировали, что больной скорее жив, чем мертв, но как сделать его по-настоящему здоровым, никто не знает.

Кто виноват? Что делать? С чего начать?

Все согласны с тем, что государство должно участвовать в культурной жизни своих сограждан. Без серьезных государственных дотаций невозможно существование широкой сети культурных учреждений, охватывающих всю страну, тех же публичных библиотек, например, а также домов культуры, сельских кинотеатров и так далее. Очень многие объекты культуры не способны существовать на условиях самоокупаемости, даже частичной, не говоря уже о полной. И государство, как может, их поддерживает - на уровне 60 процентов от среднестатистической российской зарплаты, то есть по остаточному принципу. И примерно по тому же принципу оказываются востребованы услуги этих учреждений - они пользуются спросом только там, где у потребителя нет денег или физической возможности выбрать что-то еще.

При этом наше государство любит поговорку "кто платит, тот и заказывает музыку". Поэтому работники учреждений культуры, получающие мизерную зарплату из госбюджета, как правило бывают связаны по рукам и ногам разного рода циркулярами, регламентациями, инструкциями и прочими указаниями, спущенными "сверху". С одной стороны, такова практика работы любого министерства, в том числе и Министерства культуры, которое, в принципе, может указать любому местному библиотекарю, что ему ставить, а что не ставить на полку (если библиотекарь этот, естественно, не работает в армейской части, напрямую подчиняющейся Минобороны). Но с другой, в отличие от многих прочих сфер жизни, культура как ни одна другая соприкасается с творчеством. А творчество управления собой не любит. И дело даже не в том, что работники культуры не согласны с идеологией государства, которое прямо или косвенно пытается навязывать им свою волю (как это было, например, в советские годы), просто такова природа любого творчества - оно есть максимально доступное человеку состояние свободы.

Поэтому с государством в сфере культуры работать голодно и противно - и надо отдать должное тем сотням тысяч людей, которые, несмотря ни на что, продолжают это делать, особенно в регионах. Тогда, может быть, единственный выход - это самоокупаемость культуры и искусства? Ведь есть же области, особенно там, где культура смыкается с развлечением (тем самым пресловутым досугом), которые могут приносить реальный доход? Кинобизнес, телевидение, книгоиздание, выпуск аудио-продукции, даже театры? В начале 90-х годов, когда Россию охватила тяга к либерализации всего на свете, именно так и казалось. Именно в эти годы значительная часть объектов культуры вышли из-под государственной опеки, чтобы пуститься в свободное плавание.

Однако очень быстро оказалось, что свобода эта весьма условна и относительна. Идеологический диктат государства отошел на второй план, но на первый план выдвинулся диктат рынка. И еще неизвестно, что хуже - находиться в плену у громоздкой государственной машины, которую можно, на худой конец, перехитрить, или у массового потребителя, которого не обманешь. Столь нелюбимый нашим министром обороны "Аншлаг" потому и существует уже второе десятилетие подряд, что, независимо от его художественного уровня, его смотрят телезрители. Разнообразное чтиво, выразительно названное Сергеем Ивановым "чернухой", тоже порождается и публикуется не потому, что его авторы и издатели обожают разного рода скандальные и скабрезные темы, а потому, что это можно продать.

Массовое искусство, возникшее в Западной Европе в XIX веке с развитием массового образования и сделавшее большой шаг вперед с появлением кино, уже тогда, на заре своего существования, вступило в острую конфронтацию с искусством высоким. XX век внес в эту ситуацию только одно изменение - виды массового искусства и технические средства его распространения многократно расширились и развились. Все государства мира так или иначе пытаются поставить массовое искусство себе на службу, заставляя его служить своим идеологическим целям и прививать "массам" определенные ценности. Но в основе этого процесса, в конечном итоге, лежит не столько злая воля государства или другого "заказчика", сколько стремление каждого отдельного теле- или кинозрителя, каждого читателя и слушателя получить устраивающий его "культурный продукт".

Сергей Иванов может сколько угодно возмущаться содержанием армейских библиотек, но очевидно, что книгу под названием "Убить мента" возьмет читать только человек определенного психического склада и художественных запросов. Можно много говорить о том, что в России растет бездуховное поколение, выросшее на сценах насилия, демонстрируемых с теле- и киноэкранов, но не надо забывать, что "заказали" именно такое содержание проката не государственные чиновники, не владельцы кино- и телебизнеса и даже не идеологические заокеанские враги, а мы сами, зрители. Можно кричать о том, что "нас (или "наших детей") развращают!", но куда деться от факта, что потребление культуры - в виде массовой "чернухи" или произведений высоколобого искусства - всегда вопрос личного выбора, а значит, и личной ответственности, которую не следует перекладывать на прокатчиков.

Что делать в этой ситуации государству? Возвращаться к пройденному, то есть к силовому навязыванию государством художественных и идеологических стандартов в области массового и элитарного искусства, как это было в советские времена (и к чему, по сути, призывает сегодня наш министр обороны)? Или устраниться и смотреть на происходящее исключительно с точки зрения технических вопросов в нормативной и финансовой сфере, как предлагает Михаил Фрадков? И то, и другое мы уже проходили, и очевидно, что оба эти пути тупиковые. Пожалуй, если государство чем-то и может по-настоящему помочь деятелям культуры, так это в деле воспитания потребителей их услуг, причем воспитания не авторитарного, а какого-то другого, у нас еще не виданного - воспитания не массового человека, а индивидуальной личности, целиком и полностью ответственной за свой выбор, в том числе и художественный. Но, во-первых, это задача невероятно трудная, очень дорогостоящая и далеко выходящая за рамки компетенции Министерства культуры, а во-вторых, вообще утопическая, потому что всякое государство, в том числе и российское, таких личностей не любит.

Вместо заключения

Примечательно, что министр культуры Александр Соколов по поводу культуры еще какие-то предложения выдвинуть смог, а вот об интернет споткнулся. И не удивительно - это совершенно новая медиа-среда, к которой со старыми инструментами государственного регулирования не подойдешь. Если интернетом будет пользоваться сообщество высокоразвитых и духовно одаренных личностей, то он станет "мощным средством передачи информации", а если сообщество хулиганов, то - "всемирной большой помойкой". Конечно, компьютеры у хулиганов отобрать можно, вот только хулиганами они от этого быть не перестанут.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Спорт00:03Сегодня

Падшие короли

Команда Ковальчука на дне НХЛ. Сможет ли он ее спасти?