Новости партнеров

Злопамятный агент "Моссада"

Израильская внешняя разведка всегда настигает своих врагов, где бы они ни прятались

В первый день весны в Нью-Йорке на 77-ом году жизни скончался человек, получивший при рождении имя Цви Мильхман, но известный миру как Питер Малкин. В последние годы жизни он работал над мемуарами, писал картины и от случая к случаю помогал своему другу - окружному прокурору Манхэттена - распутывать особенно сложные дела. Ничем больше Питер Малкин заниматься не имел возможности, так как не мог объяснить работодателям, на какой службе состоял в период с 1950 по 1976 годы. Не рассказывать же им о деятельности агента, а затем руководителя отдела "Моссада" по спецоперациям, самой известной из которых стала поимка в Буэнос-Айресе "архитектора" Холокоста Адольфа Эйхмана.

Питер Малкин родился в 1929 году на территории британской Палестины, однако первые четыре года жизни провел в Польше. В 1936 году семья Малкина была вынуждена вновь уехать на историческую родину, спасаясь от растущих в Европе антисемитских настроений. Правда, не в полном составе: недостаток выездных виз не позволил сестре будущего разведчика и ее троим детям покинуть Польшу. Через несколько лет все четверо стали жертвами Холокоста.

Уже в двенадцатилетнем возрасте Малкин был завербован собственным учителем в еврейское подпольное движение "Хаганах", в рамках которого он принимал участие в операциях против арабов и англичан. Здесь Малкин научился разбираться во взрывчатке, овладел боевыми искусствами и стал настоящим виртуозом по части маскировки. В 1950 году этого "нахального и бесстрашного" юношу, как позднее Малкин отзывался о самом себе в молодости, пригласили в только что организованную службу разведки молодого государства Израиль. "Моссаду" Питер Малкин посвятил 27 лет, шестнадцать из которых прошли уже после главной операции его жизни.

Звездный час

Считается, что охоту на Адольфа Эйхмана, которого называют одним из главных военных преступников XX века, Израиль начал сразу же после окончания Второй мировой войны. Эйхман много сделал для того, чтобы стать для израильтян врагом номер один. Начиная с 1934 года, он был ведущим экспертом по "еврейскому направлению" в Главном управлении имперской безопасности Третьего Рейха. Через пять лет, когда Германия начала войну в Европе, у Эйхмана уже сформировалась концепция подхода к "еврейскому вопросу", которой он дал название "Окончательное решение". Результатом деятельности человека, которого прозвали "архитектором" Холокоста, стала смерть более шести миллионов евреев.

Некоторые источники утверждают, что весной 1945 года Эйхман не стал дожидаться кончины Третьего рейха и бежал из Берлина еще до прихода советских войск. По другим данным, нацистский преступник был арестован после капитуляции Германии и отправлен в американский лагерь для интернированных, откуда ему удалось бежать. В любом случае обе версии говорят о том, что в начале 1950-х годов Эйхман смог по фальшивым документам уехать в Южную Америку. Он поселился в аргентинской столице под именем Рикардо Клемента и поступил на скромную должность в автомобильную компанию. Выйти на бывшего члена нацистской верхушки израильской разведке удалось только в январе 1958 года. Однако особой заслуги агентов "Моссада" в этом нет. О местонахождении Эйхмана Бен-Гуриону, бывшему тогда главой правительства Израиля, сообщил прокурор земли Гессен Фриц Бауэр. Именно к нему обратился слепой еврей из Буэнос-Айреса, узнавший от своей дочери, что настоящее имя отца ее поклонника - Адольф Эйхман.

В Аргентину немедленно были направлены агенты "Моссада", которые установили за Эйхманом слежку. Как рассказывает Питер Малкин в своей книге "Эйхман в моих руках", разведчики делали один промах за другим, и в итоге Эйхман снова исчез. Малкин не выдержал и настоял на передаче операции под его управление, попросив в помощь двух-трех человек. Вновь обнаружить человека, похожего на Эйхмана, удалось в лишь в декабре 1959 года. Однако израильский агент не терял времени зря. На протяжении многих месяцев он разрабатывал план поимки и удержания своей жертвы на конспиративной квартире перед отправкой в Иерусалим.

Доказательство того, что они следят именно за Эйхманом, агенты "Моссад" получили в конце марта 1960 года. 24 числа, в день рождения жены Эйхмана, человек, за которым велось наблюдение, пришел домой с большим букетом цветов. Больше у разведчиков не осталось никаких сомнений.

Операция по поимке главного нацистского преступника была проведена тихо и аккуратно вечером 11 мая. На улице Гарибальди в мрачном столичном пригороде Сан-Фернандо к направлявшемуся домой Адольфу Эйхману подошел ничем не примечательный человек - агент "Моссада" Питер Малкин. Он пожелал Эйхману доброго вечера, после чего тот оказался на заднем сидении автомобиля, который и доставил бывшего нациста на конспиративную квартиру. Через десять дней Эйхмана переправили в Израиль на том же самолете, который доставил на празднование 150-летия независимости Аргентины официальную израильскую делегацию. 31 мая 1962 года Адольф Эйхман был казнен через повешение.

Найти и уничтожить

Тайная операция "Моссада" вызвала бурю возмущения в аргентинских правящих кругах. Власти Аргентины выразили Израилю свой протест по поводу столь нахальной самостоятельности. До сих пор неизвестно, прибегали ли агенты "Моссада" к помощи каких-либо аргентинских организаций, однако на один из подобных вопросов Питер Малкин дал однозначный ответ: "Правительство Аргентины не знало о нашем присутствии в стране. Ни один человек из правительства нам не помогал".

Поимка Адольфа Эйхмана до сих пор считается самой эффектной операцией "Моссада". Кроме того, ею молодая израильская внешняя разведка продемонстрировала те методы работы, которые в будущем стали ее визитной карточкой. Правда, открыто свои "визитки" "Моссад" никому не раздает. Их получают только те, кто ухитрился по-настоящему насолить Израилю.

Теперь уже никто не сомневается, что "Моссад", действующий от лица израильского руководства, ни перед чем не остановится, чтобы покарать врагов Израиля. Имея развитую агентурную сеть по всему миру, израильская разведка в конце концов всегда выходит на след своей жертвы. При этом очередная мишень "Моссада" обычно не подозревает о слежке до самого последнего момента. Израиль делает все возможное, чтобы избежать малейших промахов, которые могут привести к провалу операции. Отсюда - патологическая секретность и разработка всех возможных вариантов развития событий до мельчайших деталей. Свои операции возмездия "Моссад" готовит долго и тщательно, а проводит стремительно. Собственные разведчики и иностранные агенты "Моссада", поставившие под угрозу проведение ответственных операций, рискуют сами стать врагами израильтян. А к своим врагам Израиль безжалостен.

Основные направления деятельности израильской внешней разведки: сбор разведывательной информации за рубежом, акции политического характера и борьба против терроризма. Операции, подобные похищению Эйхмана, относятся ко второму пункту. Что касается третьего, самого актуального на сегодняшний день для Израиля направления, то "Моссад" не только разыскивает и доставляет террористов на территорию Израиля, но и нередко казнит их на месте без суда и следствия. Главный принцип борьбы Израиля с терроризмом состоит в том, чтобы ни один террористический акт не остался безнаказанным. Если исполнителей и организаторов нельзя привлечь к ответственности легальным путем, они должны быть физически уничтожены. Доказательством этому может служить возмездие, которое постигло участников группы "Черный сентябрь", залившим кровью израильских спортсменов воспоминание об олимпиаде в Мюнхене.

Мюнхенская бойня

5 сентября 1972 года, на рассвете, восемь террористов ворвались в резиденцию израильской делегации в Олимпийской деревне Мюнхена, расстреляли на месте двоих спортсменов, а еще девятерых взяли в заложники. Главным требованием боевиков "Черного сентября" было немедленное освобождение двухсот членов ООП, содержавшихся в то время в израильских тюрьмах. Правительство Голды Меир отказалось выполнить эти условия, однако министр внутренних дел ФРГ Генрих Геншер продолжал переговоры с террористами до вечера. Затем террористов вместе с заложниками вывезли на автобусе из Олимпийской деревни, посадили на вертолет и доставили на военный аэродром около Мюнхена, где их ожидал самолет на Тунис. Как только террористы вышли из вертолета, по ним открыл огонь немецкий спецназ. В результате этой операции погибли 14 человек, в том числе девять израильских спортсменов, которых успели перестрелять террористы.

После однодневного перерыва Олимпийский комитет возобновил соревнования, а "Моссад", выполняя специальное задание своего премьер-министра, начал поиск организаторов мюнхенского теракта. Было принято решение о физическом уничтожении всех лиц, прямо или косвенно причастных к подготовке и осуществлению захвата заложников. Перед каждым актом возмездия - попросту говоря, убийством - члены опергруппы получали санкцию лично от Голды Меир. Только в 1972 году "Моссад" ликвидировал 13 связанных с "Черным сентябрем" палестинцев. Ночью 10 апреля 1973 года были убиты командиры группы - Мухаммад Нажжар и Камаль Авдан. 22 января 1979 года от взрыва бомбы погиб последний и самый важный член организации, Али Хасан Саламех, начальник оперативного отдела организации "Черный сентябрь", больше известный как Абу Хасан и проходивший в оперативных документах "Моссада" под именем "Красный принц". Эти операции настолько обросли слухами, что убийство всех без исключения лиц, причастных к смерти израильских спортсменов, многие считают неправдоподобной легендой.

...просто я злой и память у меня хорошая

Из-за подобных методов борьбы с политическими врагами Израилю не раз доводилось навлекать на себя обвинения в государственном терроризме. Однако у этой скандальной репутации есть и другая сторона: любой израильтянин уверен в том, что его правительство готово пойти на самые крайние меры, чтобы защитить его или, в крайнем случае, отомстить за его смерть. Израиль осознает, что его считают злопамятным агрессором. Именно поэтому "Моссад" никогда не спрашивает разрешения у правительств других стран для того, чтобы арестовать или уничтожить на их территории очередного врага.

Так было в случае с израильским физиком-ядерщиком Мордехаем Вануну, похищенным в конце 1980-х годов из Великобритании и осужденным на 18 лет тюремного заключения за разглашение сведений об израильской ядерной программе. При этом Израиль не посчитал нужным обращать внимание на широкомасштабную кампанию, развернутую защитниками прав человека в Израиле, Британии и США.

Меньше повезло одному из руководителей палестинской террористической группировки ХАМАС Изеддину Аль-Шейх Халилю, который погиб 26 сентября 2004 года в Дамаске рядом со своим домом: машина Халиля взлетела на воздух вместе с хозяином. Израиль наказал его за организацию каналов контрабанды оружия и боеприпасов для палестинских боевиков. Сирия, в которой Вашингтон и Иерусалим видят одну из основных опор международного терроризма, даже не стала поднимать по этому поводу сильный шум.

За более чем полувековое существование "Моссад" зарекомендовал себя как самая эффективная разведка в мире. Ее методы нравятся далеко не всем, или даже не нравятся вообще никому, кроме Израиля и его редких сторонников, но результат налицо: благодаря своей репутации игрока без правил Израиль занимает на карте мира особое положение. Даже самые крупные страны предпочитают не вступать с ним в открытую конфронтацию.

Справедливости ради стоит отметить, что в последние двадцать лет "Моссад" перестал успевать за происходящими в мире переменами. Внешняя угроза сузилась до ближневосточного конфликта, в рамках которого врагом становится каждый палестинец, взорвавший себя в толпе израильтян. Тактика "Моссада", предполагающая точечное уничтожение политических противников, перестала работать. Известно немало случаев раскрытия израильских агентов на территории Ирана, Ирака и Палестинской автономии. И тем не менее "Моссад" был, есть и будет одной из основных иголок, которые ощетинившийся Израиль направляет против своих противников.

Екатерина Рогожникова

Другие материалы