Пекин ищет союза со старым врагом

Чанкайшисты и коммунисты объединяются против тайваньских демократов

Китайские коммунисты оказались способными не только на экономические подвиги, но и на нестандартные политические шаги, когда дело касается их национальной гордости. Сделав в отношении Тайваня один стратегический ход, они тот час же предприняли и другой. В марте в Китае был принят закон, предусматривающий применение военной силы против свободолюбивых островитян, если они все же попробуют провозгласить свою независимость де-юре. При этом была использована туманная формулировка о том, что силовое решение будет принято, если все другие возможности окажутся исчерпанными.

Вслед за этим на побережье Китая высадились неожиданные гости.

Помирились

Еще в конце марта с пробным визитом в КНР побывал делегация Гоминьдана, когда-то правящей, а теперь оппозиционной партии на Тайване. А теперь в Пекин впервые за последние 50 с хвостиком лет пожаловал и глава китайских националистов. Лянь Чжань поздоровался за руку с генеральным секретарем ЦК Политбюро КПК, а по совместительству председателем КНР товарищем Ху Цзиньтао, пообщался с другими членами Политбюро и даже выступил перед студентами Пекинского университета.

Все его речи сводились к одному. Китай должен быть единым, а демократы во главе с действующим президентом Тайваня Чэнь Шуйбянем только и ждут, как бы при помощи США провозгласить независимость. Гоминьдан уступил место на политической арене своим противникам еще в 2000 году, а в 2004 - потерпел повторное поражение. Теперь Лянь Чжань говорит о том, что большинство жителей Тайваня выступают против "декитаезации" острова, и лишь кучка экстремистов во главе с президентом придерживается экстравагантной идеи о независимости.

Следует отметить, что лидеры двух извечных соперников хотя и называли свою встречу "исторической", но держались подчеркнуто отчужденно. Тем не менее, коммунисты и националисты договорились развивать межпартийное сотрудничество, направленное на активизацию контактов между двумя берегами Тайваньского пролива. Когда материковая часть Китая стремится к быстрому экономическому развитию, Тайвань прилагает усилия к созданию второго экономического чуда, по-восточному витиевато выразился Лянь Чжань.

Чтобы понять, с чем связан такой ажиотаж вокруг этой встречи, нужно вспомнить, что КПК и Гоминьдан - это своего рода кровные братья, а их крестником являлась Советская Россия, вожди которой в начале 1920-х были обуреваемы идеей мировой революции.

Гоминьдан

Националистическая партия руководила Тайванем в течение 50 лет, вплоть до 2000 года. Теперь Гоминьдан вместе с Первой народной партией составляют оппозиционную "синюю коалицию", которая более благосклонно относится к идее объединения с Китаем, чем демократическая "зеленая коалиция", склоняющаяся к независимости Тайваня. Сторонниками Гоминьдана являются в основном так называемые материковые китайцы, которые составляют 14 процентов населения острова. Партия пользуются поддержкой как среди богатых бизнесменов, которые заинтересованы в укреплении экономических связей с материковым Китаем, так и со стороны сельской бедноты благодаря реализации социальных программ и борьбе против коррупции.

Партия Гоминьдан (Националистическая партия Китая) появилась на свет в августе 1912 года в провинции Гуандун. У ее истоков стоял один из основателей современного Китая доктор Сунь Ятсен. Первоначально она имела социал-демократическую направленность, а в ее задачу входило свержение правящей династии Цин и создание Китайской республики. Партия завоевала большинство в Национальной ассамблее, которая была распущена в 1913 году, после чего подверглась череде репрессий. Националисты были вынуждены отправиться в изгнание в Японию.

Спустя несколько лет, в 1918 году, Сунь Ятсен образует альтернативное правительство в Гуанчжоу на юге страны. В 1921 году Гоминьдан, не дождавшись помощи от Запада, решает обратиться к СССР, который пытается объединить Гоминьдан и КПК в единую партию ленинского типа под эгидой Коминтерна. Один из тогдашних лидеров националистов Чан Кайши отправляется в Москву на партийную учебу.

В 1924 году Сунь Ятсен провозглашает три народных принципа: национализм, демократия и благополучие людей. В 1926 году, после смерти Сунь Ятсена, у руля партии становится Чан Кайши и снаряжает военную экспедицию против засевшего в Пекине военного правительства. В 1928 году войска Гоминьдана берут Пекин, и партия начинает перестраивать Китай согласно своим принципам. К этому времени в отношениях Гоминьдана с коммунистами наметился окончательный раскол, приведший к гражданской войне.

Породненные Коминтерном

В 1921 году в Китае на волне общемировой экспансии коммунистических идей была создана собственная компартия. События развивались следующим образом. Сунь Ятсен пытался заручиться помощью иностранных держав, чтобы свергнуть военных, захвативших северный Китай после падения династии Цин. Западным странам было не до того, и они его просьбы проигнорировали. Тогда в 1921 году лидер Гоминьдана обратился за помощью к Советам, которые решили поддержать и его, и только что созданную компартию. Большевики надеялись на консолидацию национально-освободительного движения в Китае, но были готовы и к тому, что одна из сторон сожрет другую в ходе этого процесса. И все же из двух партий под эгидой Коминтерна был создан Первый объединенный фронт. В 1922 году в КПК было всего 300 человек, а в Гоминьдане - 150 тысяч, что отражало их реальную силу и популярность на тот момент.

После смерти Сунь Ятсена Чан Кайши, как уже говорилось, встал во главе Гоминьдана. Будучи командующим Народной революционный армией, он возглавил Северный поход на Пекин. Между тем в партии происходили сложные процессы брожения. В 1926 году Гоминьдан разделился на левую и правую фракции, причем число коммунистов в партии резко увеличилось. После попытки покушения на него Чан Кайши выгнал советских советников и ограничил участие коммунистов в высшем партийном руководстве. Советский Союз, в тщетной попытке предотвратить раскол, приказал коммунистам поддержать Северный поход.

Пока Чан Кайши ходил брать Пекин, коммунисты и левое крыло Гоминьдана решили создать собственное правительство. В ответ в апреле 1927 года войска националистов вырезали коммунистов в Шанхае, их главном центре. За это Чан Кайши был исключен из объединенного Гоминьдана и впоследствии образовал собственное правительство в Нанкине. Таким образом, у Китая стало уже три столицы. На севере, в Пекине, сидели военные, в Вухане были коммунисты и левый Гоминьдан, а Нанкин стал резиденцией националистов. Коммунисты при поддержке СССР неудачно попытались организовать революцию, поддержав серию восстаний в сельских регионах. Одно из таких движений в провинции Хунань возглавил Мао Цзэдун.

Меж тем Гоминьдан все же захватил в 1928 году Пекин и создал единственное законное на тот момент китайское правительство. Коммунисты потихоньку поддерживали крестьянские восстания на юге страны, а Мао даже удалось создать Китайскую Советскую Республику в провинции Цзянси, которая просуществовала с 1931 по 1934 годы. Когда над ней нависла угроза разгрома, коммунистические войска совершили беспримерный марш-бросок на 6 тысяч километров на запад Китая в провинцию Шэньси, где на лессовых плато в долине Хуанхэ несколько тысячелетий назад зародилась китайская цивилизация.

Чан Кайши против Мао Цзэдуна

Чан Кайши видел в коммунистах большую угрозу и отказывался объединяться с ними даже для борьбы с японцами, оккупировавшими Манчжурию. Но в 1936 году он был похищен двумя генералами из собственного окружения, которые вынудили его подписать перемирие с коммунистами. В результате был создан Второй объединенный фронт. Однако сотрудничество между КПК и Гоминьданом было минимальным, и в свободное от борьбы с японцами время обе стороны периодически предавались вооруженной борьбе друг с другом.

В результате вступления в войну Советского Союза и атомной бомбардировки городов Япония сдалась гораздо быстрее, чем ожидали в Китае. По установленным США условиям капитуляции, японские войска должны были сдаться Гоминьдану, а не коммунистам. Советские войска тем временем вторглись в Манчжурию и взяли плен остававшуюся там 700-тысячную японскую группировку, известную как Квантунская армия.

Чтобы предотвратить захват Манчжурии коммунистами после ухода оттуда Красной армии, Чан Кайши договорился с Москвой об отсрочке вывода советских войск, чтобы успеть собрать и подтянуть туда верные ему силы. Тем временем американский генерал Джордж Маршалл попытался создать в Китае коалиционное правительство. Однако ни одна из сторон не желала уступать территории, захваченные после внезапного бегства японцев. В результате затухшая было гражданская война разгорелась с новой силой.

Начавшееся похолодание между Советами и Западом привело к более активному вмешательству внешних сил во внутренние китайские дела. Москва оказывала ограниченную помощь китайским коммунистам, а США предоставляли Чан Кайши серьезную финансовую поддержку, а также снабдили его современными вооружениями. С запозданием националистическое правительство попыталось заручиться поддержкой обнищавшего населения с помощью реформ. Однако усилия оказались тщетными, поскольку на фоне вопиющей коррупции политический и экономический хаос в стране породил гиперинфляцию.

К концу 1948 года позиции Гоминьдана весьма ослабли. Деморализованные и морально разложившиеся войска националистов не могли устоять перед Народно-освободительной армией Китая, созданной коммунистами. Их позиции были особенно прочными на севере и северо-востоке страны. Хотя у националистов было больше людей и вооружений, хотя они контролировали значительно большую территорию, чем их соперники, и к тому же пользовались серьезной международной поддержкой, их силы были истощены долгой войной с Японией и неподъемными внутренними проблемами.

После многочисленных неудачных попыток захватить крупные города в Манчжурии коммунисты, наконец, установили контроль над этим промышленно развитым регионом и приступили к завоеванию районов к югу от Великой китайской стены. В январе 1949 года Пекин был взят практически без боя. С апреля по ноябрь Гоминьдан сдал и остальные крупнейшие города Китая почти без сопротивления. В основном это происходило благодаря тому, что все окрестности задолго до падения городов переходили под контроль коммунистов.

1 октября 1949 года Мао Цзэдун провозгласил создание Китайской Народной Республики. Несколько сот тысяч солдат армии националистов и два миллиона беженцев, главным образом, чиновники и бизнесмены, укрылись на Тайване. В декабре 1949 года Чан Кайши провозгласил Тайбэй временной столицей Китайской республики и с тех пор утверждал, что его правительство является единственной законной властью во всем Китае.

Между прочим, до 1971 года именно Тайвань представлял интересы Китая в ООН.

Третий объединенный фронт?

Остается только гадать, что стоит за неожиданной попыткой сближения двух старинных противников. Восточная политика и так считается делом тонким, а политика в Китае, с учетом его вековых традиций и коммунистической закрытости, и вовсе дает возможность для сколь угодно вольных интерпретаций. Точно известно, что КПК и Гоминьдан не подписывали никаких соглашений и не принимали на официальном уровне никаких совместных решений.

Тем не менее, обе партии столкнулись в последнее время с серьезными проблемами. Гоминьдан последние пять лет находится в непривычной для себя роли оппозиции на уже ставшем ему родным Тайване. Учитывая националистическую риторику партии, ее приверженцам вряд ли нравится укрепление западного влияния на острове. КПК, в свою очередь, не прочь ослабить демократический Тайвань с помощью своего рода пятой колонны.

Что касается КНР, то формирование в рамках закрытого общества рыночных отношений неизбежно влечет за собой и закат тоталитарной идеологии, в данном случае коммунистической. Хотя КПК и остается крупнейшей партией мира с более чем 65 миллионами членов, но, по некоторым данным, только за март-апрель этого года ее ряды покинули более миллиона человек.

Китайское руководство, судя по всему, ищет новую объединяющую идею для полуторамиллиардной нации. В стране усиливается социальное расслоение. Промышленно развитые города уже готовы перепрыгнуть в постиндустриальную эпоху, тогда как в отсталых сельских районах, где проживает основная часть населения Китая, условия жизни остается немногим лучше, чем в Северной Корее.

КПК в качестве своей идеологической основы называет сплав марксизма-ленинизма с идеями Председателя Мао. Но в XXI веке этот коктейль уже не оказывает того тонизирующего воздействия на умы, как прежде. А так как правители Китая люди явно не глупые, то они не могут не понимать, насколько у них остается небогатый выбор. Либо идти, в конце концов, по пути Тайваня, создавая рыночную демократию, либо сплотить нацию вокруг националистических лозунгов.

Другие материалы