Новости партнеров

Юлия Тимошенко — королева бензоколонки

Введение предельных цен на топливо может серьезно ухудшить инвестиционный климат Украины

Наши страны похожи. Мы побольше, они поменьше. И мы, и они - за демократию, но мы чуть поинертнее, потому что мы побольше. У нас советское наследие, и у них советское наследие. У нас говорят по-русски и любят украинские песни, а у них говорят по-украински и показывают по телевизору концерты российских исполнителей.

Однако у России есть одна важная вещь, которой на Украине нет. У России есть природный газ и нефть. Наша страна входит в тройку лидеров по добыче нефти. Украину с трудом можно определить в первую полусотню. А советское наследие, которое в первую очередь представляет собой предприятия тяжелой промышленности, требует как можно больше энергоносителей. Украина же самостоятельно добывает менее 20 процентов необходимого ей объема газа и менее 25 процентов необходимой нефти.

Реформы и их последствия

В отличие от нынешнего подъема, в 90-е годы Украина переживала не лучшие свои дни. Подобно тому, как Россия сравнивает макроэкономические показатели сегодняшнего дня с 1989 годом, нынешние украинские экономисты в качестве эталона берут 1991-й - год обретения независимости. Захлебнувшиеся реформы к 1999 году привели к тому, что уровень производства опустился ниже 40 процентов от показателей эталонного года. Экономический рост на Украине начался только в 2000 году.

Для сравнения, в 1921 году (после тяжелейшей гражданской войны) продукция украинской тяжелой промышленности составляла всего лишь 12 процентов от тогдашнего эталона - 1913 года. То, что произошло с Украиной в конце 20 века, можно описать лишь двумя словами: системный кризис.

Огромный промышленный потенциал у Украины, изначально аграрного региона, появился в начале XX века. В первую очередь это произошло благодаря активной разработке Донецкого угольного бассейна. В дальнейшем, уже при советской власти, Украина получила Днепрогэс, автопром и множество предприятий тяжелой промышленности.

По утверждению большевиков, восстановление экономики Украины до уровня эталонного 1913 года заняло всего 4 года - с 1921 по 1925. Сейчас Украине понадобится гораздо больше времени, потому что рыночную экономику нельзя починить при помощи мобилизации сотен тысяч рабочих. А проблемы есть - это в первую очередь перманентный топливный кризис и результаты приватизации, проведенной крайне невыгодно для государства.

Есть, правда, и хорошие новости - ВВП Украины в 2004 году вырос на 12 процентов, опережая рост ВВП России почти в полтора раза. К сожалению, этот рост, учитывая динамику предыдущих периодов, сродни былинному росту продаж яблок на 100 процентов - вчера мы продали одно яблоко, а сегодня продали два.

О топливе поговорим чуть ниже. Сейчас интересно затронуть приватизацию. Новая власть чувствует себя неуютно в экономическом окружении, оставшемся от старой. Во-первых, нынешним чиновникам не дает покоя чувство, что они где-то продешевили (история с Криворожсталью тому пример), а, во-вторых, приватизация прошла таким образом, что стратегически важные и наиболее доходные предприятия оказались в руках иностранных владельцев. В первую очередь - российских бизнесменов.

Политическая воля, о которой мы тоже скажем ниже, предлагает, казалось бы, логичный выход из ситуации - пересмотр итогов приватизации. Однако при этом нельзя не учитывать возможные экономические последствия.

Как российские, так и другие иностранные инвесторы не любят, когда правила игры меняются без предупреждения. "Оранжевые" взяли слишком быстрый темп, предложив, например, решить вопрос о создании списков предприятий, подлежащих реприватизации, в течение 10 дней. Для России это немыслимо, здесь, кажется, самой дискуссии о пересмотре итогов приватизации недавно стукнуло 10 лет. Кроме того, для вынесения решений об отмене приватизации предприятия зачастую используются странные методы. Так, во время завладения Запорожским алюминиевым комбинатом ни суд, ни Фонд госимущества Украины даже не пригласили ответчика на заседание.

Комбайны вышли на поля

Премьер-министр Юлия Тимошенко и кабинет министров постоянно пытаются решить крупные проблемы при помощи крутых мер и решительных действий. Это видно, например, по недавней серьезной коррекции курса гривны, проведенной, фактически, без предупреждения со стороны Нацбанка Украины, а также по поручению Юлии Тимошенко кабинету министров обеспечить в четыре дня понижение цен на мясо.

Очередной такой мерой стало и введение механизма предельных цен на дизельное топливо и бензин, фактически вылившееся в международный скандал.

Юлия Владимировна обвинила российские нефтеперерабатывающие предприятия в том, что они искусственно завышают цены на топливо перед посевной кампанией. Тимошенко, далее, выразила недовольство тем, что большинство нефтепродуктов производится на украинских заводах, которыми владеют российские граждане. Это интересно, потому что как раз на случай таких высказываний со стороны премьер-министра и других ответственных лиц в статье 13-й Конституции Украины говорится: "Все субъекты права собственности равны перед законом".

В результате был ограничен размер торговых надбавок на нефть до 15 процентов. Нарушителей ждет крупный штраф.

К регулированию такого рода прибегают разные страны. Что там говорить, в некотором роде эту меру даже можно отнести к разряду защищающих сельское хозяйство Украины. Проблема в том, что, во-первых, срок действия предельных цен был продлен волюнтаристским путем, а во-вторых, по заявлению бизнесменов, подобные действия делают рынок Украины неэффективным.

Когда речь заходит о психологии иностранного инвестора (а российские компании для Украины - все же иностранные), то она удивительно проста. Инвестор постоянно находится в неустойчивом равновесии - с одной стороны, его пугают всевозможные риски, а с другой стороны, его раззадоривают потенциальные прибыли.

Нелегкое решение

Структура импорта и экспорта серьезно влияет на внешнюю и внутреннюю политику страны. Внешнюю и внутреннюю политику Украины определяют огромные объемы импорта энергоносителей, а также транзитное прохождение через территорию страны российского газа.

Пришедшие к власти "оранжевые" понимают, что оплата поставок топлива съедает значительную часть возможных прибылей. Всем памятна ситуация, когда Украина не могла, да и, борясь за существование, не хотела платить за отпускаемый в долг газ. Еще памятнее решение Туркменбаши отпускать с января газ по цене 60 долларов за тысячу кубометров и нелегкий выбор Украины между отлучением от газа и драконовскими ценами.

Топливную зависимость как от России, так и от Туркменистана так просто не преодолеешь. Своих ресурсов у Украины явно недостаточно, и выхода здесь, на первый взгляд, нет. Но это только на первый взгляд. Украина может поступить двояко: либо сделать упор на развитие несырьевого экспорта и тем самым залатать бюджетную дыру, либо попытаться опереться на окрепшую в революционных боях политическую волю.

Воля и разум

"Оранжевая революция" произошла благодаря тому, что политическая воля оппозиции смогла в определенный момент отодвинуть на задний план экономическую программу развития. То есть - желание справедливости подменило собой желание максимальной экономической эффективности государства. Народные массы, ночевавшие на майдане, могли поступать умно или не очень, однако из экономических вопросов их, пожалуй, волновали разве что 400 миллионов долларов, недополученные Украиной за "Криворожсталь", и 12-процентная инфляция.

Политическую волю можно использовать до тех пор, пока не угаснет энтузиазм масс. Поэтому для подогрева энтузиазма были уволены тысячи чиновников и обещано благоденствие как опасливому Востоку, так и ликующему Западу страны. Однако экономические реформы сложно проводить при помощи политической воли.

Во-первых, экономические реформы и их последствия не всегда понятны народным массам. Так, в России потребовалось несколько лет проводить приватизацию, прежде чем массы про нее все поняли и попросили больше так не делать.

Во-вторых, реформы почти всегда связаны с нежелательными последствиями. Это их свойство происходит из самой природы изменения налаженных экономических отношений. Классический пример - автоматизация предприятий влечет за собой массовые увольнения рабочих.

В-третьих, реформы требуют времени. Экономические отношения в масштабе страны обладают заметной инерцией, и путь к необходимым изменениям может занять несколько лет.

Именно поэтому реальность в которой действует политическая воля "оранжевых", сейчас находится в глубоком противоречии с реальностью экономической. Ведь в области экономических отношений пока еще ничего не успело кардинально измениться. Все так же "исчезает" газ, все так же враждуют кланы, все так же приходится думать о том, как заставить развиваться экономику, в которую вкладываются все, кроме самих украинцев. К этим "все так же" добавилась разве что дополнительная головная боль: теперь Украине приходится бросать гораздо больше сил на соответствие имиджу развивающейся страны, верной идеалам демократии.

Разум говорит, что в ситуации, когда спрос на нефть небывало велик, покупателю устанавливать свои правила игры накладно. Так, представители ТНК-BP уже заявили о возможности прекращения поставок нефтепродуктов на рынок Украины. Тони Консидайн, вице-президент компании по переработки и сбыту, упомянул о таком варианте, как переработка нефти на Лисичанском НПЗ с целью последующего экспорта. Это заявление особенно смело звучит в свете программы реприватизации, задуманной украинскими чиновниками. Кроме того, намерение ТНК-BP использовать украинские мощности для поставки продукции не на Украину выглядит как минимум оскорбительно.

Однако воля требует завоевать как можно больше лояльности населения. А для этого необходима справедливость.

Особая, внутренняя, революционного толка.

Другие материалы
Силовые структуры00:0216 сентября
Александр Сатлаев

Следствие по телу

Российский следователь-насильник сам раскрывал свои преступления. Его ищут по всему миру