На Северном Кавказе пленных не берут

Правоохранительные органы приступили к тотальной ликвидации всех противников федеральной власти

Прошедшие выходные ознаменовались очередными крупными победами правоохранительных органов на Северном Кавказе. Буквально за два дня в Карачаево-Черкессии была ликвидирована крупная банда боевиков, в Гудермесском районе Чечни убит так называемый местный эмир Денилбек Эскиев, а из Старопромысловского района республики пришло сообщение о ликвидации бывшего вице-президента самопровозглашенной республики Ичкерия Вахи Арсанова.

Во всех трех случаях, как и в двух десятках им подобных, произошедших за последние месяцы, официальные власти сообщают о серьезном сопротивлении, оказанном боевиками, из-за которого, собственно, их и пришлось убить. Квартиру в Черкесске, где засели шесть вооруженных преступников, бойцы ФСБ и МВД брали штурмом при поддержке БТРа. Эскиев вступил в перестрелку с представителями полка милиции специального назначения Чечни и также был застрелен. Ваху Арсанова опознали лишь после спецоперации, в ходе которой чеченские милиционеры полностью разрушили и сожгли дом вместе с укрывавшимися в нем четырьмя боевиками. Все четверо, естественно, при этом погибли.

В ходе этих операций потерь среди сотрудников правоохранительных органов, а также среди мирных жителей Чечни и Карачаево-Черкессии не было. Это, с одной стороны, свидетельствует о возросшем профессионализме милиционеров и представителей спецслужб, действующих на Северном Кавказе. С другой стороны, сам факт регулярной стрельбы на уничтожение говорит то ли о непонятной непримиримости боевиков, предпочитающих гибнуть, но не сдаваться даже в заведомо тупиковой ситуации, то ли о развернувшейся в последнее время кампании по тотальной ликвидации всех противников федеральной власти, даже если они, возможно, предпочли бы не умирать, а сдаваться в плен. Впечатление такое, словно знаменитый лозунг, введенный в обращение президентом России Владимиром Путиным: "Террористов мы будем мочить", - только этой весной дошел до северокавказских милиционеров и был воспринят ими буквально.

Ваха Арсанов

Гибель Вахи Арсанова выглядит в этом контексте особенно странно. Дело в том, что бывший сподвижник Аслана Масхадова, получивший пост его заместителя в правительстве Чечни в январе 1997 года, во второй чеченской кампании, развернувшейся летом 1999 года, участия практически не принимал. В ходе первой он был заметной фигурой, хотя и не такой одиозной, как, например, Шамиль Басаев. Кстати, Масхадов приблизил его к себе после того, как Арсанов, уже в ходе политической борьбы, развернувшейся после заключения Хасавюртовских соглашений, сумел обеспечить ему подддержку со стороны жителей горной части республики. Именно это позволило Масхадову во время президентских выборов в январе 1997 года отнять значительную часть голосов у того же Басаева.

Но впоследствии Масхадов стал держать своего заместителя на дистанции - тот явно не довольствовался своей ролью противовеса Басаеву и претендовал на более широкие полномочия. Будучи отстранен от реальных властных рычагов, Ваха Арсанов увлекся поддержкой оппозиционеров и параллельно - криминальным бизнесом, помогая, например, Арби Бараеву похищать людей и нефть. Незадолго до начала Второй чеченской Арсанов неожиданно исчез из Чечни. Согласно официальной версии, он направился в Грузию на лечение, но в правительстве Масхадова полагали, что вице-президент, узнав о завоевательных планах Басаева и Хаттаба, готовивших широкомасштабное вторжение в Дагестан, решил не связываться с новой войной. Попросту говоря, Арсанов сбежал, бросив свое правительство и своего президента в самый ответственный момент. За это в декабре 2001 года Аслан Масхадов уволил Ваху Арсанова с поста вице-президента Ичкерии.

Где именно скрывался Арсанов все эти шесть лет, сказать трудно, но о его непричастности к боевым действиям в Чечне говорят все - и боевики, и "федералы". Зато Арсанов "отметился" в деле примирения чеченцев, расколотых гражданской войной. Так, по некоторым сообщениям, в феврале 2003 года он призывал сепаратистов отказаться от убийства братьев-чеченцев, воюющих на другой стороне: "Я прошу всех борцов чеченского сопротивления не предпринимать никаких действий против сотрудников чеченской милиции. Многие из них пошли на работу, не имея никаких других средств к существованию, кроме этой работы. И сегодня мы не имеем никакого морального права уничтожать друг друга". Более того, Ваха Арсанов даже предлагал свою кандидатуру для переговоров с Москвой, если та по каким-то причинам не захочет общаться с "законным" президентом Ичкерии Асланом Масхадовым.

Общаться с Масхадовым Москва, как известно, не захотела. Последний президент независимой Ичкерии погиб в Чечне при странных обстоятельствах, к которым явно не косвенное отношение имел Рамзан Кадыров - вице-премьер действующего правительства Чечни и сын погибшего год назад президента республики Ахмада Кадырова. Но и Ваха Арсанов к тому времени уже не мог предложить Москве свои услуги в качестве переговорщика. Потому что в середине января источники как со стороны промосковских чеченцев, так и со стороны сепаратистов, дружно известили общественность, что бывший вице-президент попал в руки нынешнего вице-премьера, то есть все того же Рамзана Кадырова.

Судя по сообщениям, переданным сайтом сепаратистов "Кавказ-Центр", Арсанов оказался в личной тюрьме Кадырова в Центорое, где от него требовали "явки с повинной", признания "ошибочности курса чеченского народа на независимое государство", а также "заявления против Масхадова и участия в каком-то круглом столе в Москве", - именно такие сведения Арсанов якобы сумел передать из тюрьмы. Примечательно, что прокуратура Чечни долгое время информацию о пребывании бывшего вице-президента Ичкерии в руках у кадыровцев не могла ни подтвердить, ни опровергнуть, хотя о пленении Арсанова 14 января заявлял, например, заместитель начальника УФСБ по Чечне Александр Потапов. Видимо, кадыровцы "обрабатывали" Арсанова, надеясь склонить его к сотрудничеству. 15 января, например, президент Чечни Алу Алханов выступил с неожиданным заявлением о том, что Аслан Масхадов и Шамиль Басаев могут быть пойманы "совершенно неожиданно и в совершенно неожиданные сроки" (что по сути и произошло в отношении Масхадова, только был ли он пойман, прежде чем погибнуть, мы, видимо, не узнаем доподлинно еще долго).

Можно до бесконечности гадать, выдал ли Арсанов Кадырову местопребывание Масхадова, пошел ли он вообще на сотрудничество и что он, Арсанов, будучи разжалованным Масхадовым еще в 2001 году и уклонившись от участия в войне в 1999-м, вообще делал в Чечне. Факты говорят об одном: попав в руки кадыровцев в середине января 2005 года в Грозном, Ваха Арсанов в середине мая того же года был найден мертвым в поселке Иваново Старопромысловского района Чечни, в доме, в котором якобы длительное время держали вооруженную оборону четверо чеченцев. Все они погибли в ходе спецоперации, проведенной чеченскими милиционерами, причем их тела оказались сильно обожжены. Может быть, это для того, чтобы скрыть следы пыток? У самого Арсанова, по сообщениям взявших его чеченцев, был изъят паспорт на имя Абдулы Хамидова. Как тот же Александр Потапов, подтвердивший, что в январе Ваха Арсанов попал в руки Рамзана Кадырова, объяснит это странное перемещение и смену фамилии?

Если, конечно, речь вообще идет о Вахе Арсанове - ведь официальное признание его гибели пока не поступало. Тела убитых в Иваново доставлены в старопромысловский РОВД, и их ждет генетическая экспертиза. Но предварительно тело Арсанова показали неким жителям Грозного, хорошо его знавшим. Несмотря на то, что труп обгорел, они узнали в убитом бывшего вице-президента Ичкерии. Даже чеченская прокуратура и та по сути уже не сомневается в том, что это именно Ваха Арсанов. Зампрокурора Чечни Александр Никитин подтвердил, что в Старопромысловском районе в ночь на воскресенье действительно проходила спецоперация, и признал, что заявления об опознании Вахи Арсанова среди убитых могут основываться на некоей неизвестной ему оперативной информации.

Но вообще все похоже на то, что "спецоперация" в Иваново проводилась для отвода глаз и была предназначена для легализации убийства плененного в январе Вахи Арсанова, с которым расправились внесудебными методами. Точно так же, как "спецоперация" в Толстом-Юрте в марте, судя по всему, была предназначена для легализации убийства Масхадова. И в том и в другом случае чеченские источники с гордостью говорили, что потерь среди личного состава правоохранительных органов Чечни нет. И в том и в другом случае погибли видные лидеры чеченского сопротивления времен первой чеченской кампании и законные, а также относительно умеренные представители Чеченской республики Ичкерия, с которыми Кремль мог бы, если бы захотел, вступить в переговоры о прекращении партизанской войны.

Денилбек Эскиев

В отличие от Арсанова, убитый в воскресенье в селе Герзель Гудермесского района Денилбек Эскиев, известный под кличками Мансур, Шпигель, Димка, под радиопозывным 101, а также как эмир Гудермесского района, действительно был влиятельным полевым командиром. Представитель Регионального оперативного штаба (РОШ) по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майор Илья Шабалкин утверждает, что Эскиев причастен к многочисленным тяжким преступлениям, совершенным на территории республики в отношении мирного чеченского населения и представителей законной власти, и что против него возбуждены уголовные дела по статье 205 УК РФ (терроризм).

Шабалкин уточнил, что Эскиев "является непосредственным подчиненным Шамиля Басаева и ранее занимал должности так называемых эмиров Гудермесского, Шелковского и Наурского районов Чечни. Он причастен к проведению ряда терактов и похищениям людей". По сведениям представителя РОШ, Эскиев лично участвовал в подготовке и осуществлении ряда терактов. Кроме того, он занимался вербовкой молодых чеченцев в отряды боевиков, формировал новые группы, не брезговал похищением людей и даже, если верить Шабалкину, дагестанских детей. Наконец, Эскиев в свое время был знаком с ныне покойными иорданцами Хаттабом и Абу аль-Валидом, а в настоящее время поддерживал тесные контакты с нынешними влиятельными лидерами боевиков Раппани Халиловым и Ахмедом Авдорхановым.

А по словам Сулима Ямадаева, командира батальона "Восток" Минобороны России (подразделения, действующего в Чечне), убитый относился к так называемым командирам "второго звена", то есть входил в круг приблизительно из 20-30 человек, осуществляющих свою деятельность под непосредственным руководством наиболее известных полевых командиров, таких как Шамиль Басаев. По оценкам Ямадаева, в группу Эскиева входило примерно пятьдесят бойцов.

Каким образом подразделению полка милиции специального назначения Чечни удалось уничтожить боевика, ничего не известно. Лишь Шабалкин уточнил, что сигнал милиционерам о местонахождении "эмира" подали сами жители Гудермесского района. Неизвестно также, был ли Эскиев один или в сопровождении других боевиков, но эта операция обошлась без жертв со стороны милиционеров. Представитель РОШ заявил также, что Данилбек Эскиев по указанию Абдул-халим Сайдулаева (преемника Аслана Масхадова) готовил теракты на майские праздники на территории Чечни и Дагестана.

Как и во множестве подобных случаев, возникает закономерный вопрос. Ведь если речь идет о крупном полевом командире, "правой руке" Басаева и Халилова с Авдорхановым, да еще милиционеры наткнулись на него не случайно, а пришли "по вызову", то почему не взяли живым? Ведь как источник сведений о том же Басаеве Эскиев, наверное, был бы весьма полезен федералам. Да и дело уголовное на него заведено, почему же не судить? Конечно, захват Эскиева живым сопряжен с большим риском, чем его ликвидация, и, наверное, милиционеры не зря предпочли убить его в перестрелке, а не брать в плен. И все же в очередной раз происходит одно и то же: важный "язык", потенциальный источник по-настоящему нужных сведений, оказывается убит до того, как к нему получают доступ представители прокуратуры.

Птенцы гнезда Ачимезова

Штурм квартиры на третьем этаже 5-этажного дома в Черкесске, расположенного по адресу улица Хетагурова, 29, закончился так же - поголовной ликвидацией всех засевших там боевиков. Одного из них убили еще до начала спецоперации по разблокированию квартиры, но и остальные, по данным МВД Карачаево-Черкессии, на контакт не пошли и предпочли вступить в перестрелку с сотрудниками ФСБ, попытавшимися приблизиться к квартире около 19:45 в субботу.

Милиционеры оцепили район и провели частичную эвакуацию жильцов дома, расположенного в северной части города. Видимо, жители Северного Кавказа настолько привыкли к подобному "выкуриванию" террористов из многоэтажек, что часть из них решила не покидать своих квартир и на этот раз. Милиционеры еще несколько раз пытались вызвать боевиков на переговоры, но когда те не откликнулись, к месту проведения операции прибыл БТР, и сотрудники правоохранительных органов пошли на штурм. В результате все боевики были убиты, а в самой квартире на третьем этаже возник пожар, который удалось потушить лишь к часу ночи в воскресенье. Дело и на этот раз обошлось без потерь со стороны нападавших и мирных жителей.

Убитых оказалось шестеро - четверо мужчин и две женщины. Их имена установили довольно быстро, и уже в воскресенье днем выяснилось, что это были Тимур Кубанов, 1975 года рождения, Мурат Лайпазов (1977 г.р.), Казим Кичеруков (1950 г.р.), Борис Семенов (1957 г.р.), Диана Какчиева (1988 г.р.) и Айна Бикеева (1986 г.р.). Кубанов и Кичеруков оказались известными личностями - оба, по данным МВД, находились в федеральном розыске за совершенные ранее преступления. Роль Бориса Семенова в этой компании местным спецслужбам удалось выяснить лишь в понедельник. Как сообщили информированные источники в УФСБ по Карачаево-Черкессии, этот человек, принявший мусульманское имя Муса, был назначен Шамилем Басаевым так называемым "верховным эмиром" Карачаево-Черкессии.

А вот обе девушки, погибшие в субботу, напротив, числились в розыске не как преступницы, а как предполагаемые жертвы преступления. По заявлению родственников Какчиевой и Бикеевой, заявивших об их пропаже, сотрудники милиции в свое время даже открыли уголовные дела по статье 105 УК РФ (убийство). Но, согласно оперативным данным правоохранительных органов КЧР, "и Бикеева и Качиева прошли подготовку в лагерях смертников-экстремистов на территории Чеченской республики и готовились к совершению терактов". Может, это и так. Может, и нет. Милиционерам приходится верить на слово, потому что уже в который раз спецоперация по захвату предполагаемых боевиков и террористов дает в результате одни трупы, спрос с которых невелик.

Впрочем, субботняя операция в Черкесске неожиданно воскресила в СМИ уже основательно подзабытое имя - Ачимеза Гочияева, в банду которого, как утверждали сотрудники местной милиции, входили убитые эмиры и смертницы. Правда, откуда были получены подобные сведения, никто не уточнил.

Этот Ачимез Гочияев - личность легендарная. Впервые о нем российские граждане узнали после взрывов московских жилых домов на Каширском шоссе и улице Гурьянова. Именно он, по утверждению ответственных сотрудников ФСБ России, спланировал и осуществил эти взрывы. Вскоре в СМИ появилась биография этого человека, из которой следовало, что Гочияев, уроженец Карачаево-Черкессии, в начале-середине 1990-х годов увлекся ваххабизмом, стал имамом действовавшего в Карачаевске "Мусульманского общества №3", которое активно сотрудничало с Хаттабом и Басаевым и весной 1999 года даже пыталось поднять в КЧР мятеж с целью государственного переворота. Мятеж не удался, и тогда, после вторжения Басаева в Дагестан, наиболее активные члены "общества №3" частью ушли в чеченские горы, а частью, вместе с Гочияевым, занялись диверсионной деятельностью на территории России. Именно его группе, помимо взрывов в Москве, приписывается и взрыв жилого дома в Волгодонске. В качестве доказательства существования самого Гочияева и его связей с лидерами боевиков ФСБ предъявляло фотографии, на которых Гочияев был запечатлен вместе с Хаттабом и другими террористами.

Правда, всю эту версию решительно опровергли авторы нашумевшего в свое время издания "ФСБ взрывает Россию" - проживающие в Лондоне беглый российский контрразведчик Александр Литвиненко и историк Юрий Фельштинский. По их версии выходило, что Ачимез Гочияев - случайно подвернувшийся российским спецслужбам карачаевец, чьим именем прикрылись подлинные организаторы московских и волгодонского взрывов. Якобы, утверждал, Фельштинский, Гочияев связывался с ним по телефону и привел убедительное объяснение московских событий, не только доказывавшее, что сам карачаевец не взрывал никаких домов, но и свидетельствовавшее, что именно благодаря его бдительности удалось предотвратить еще два взрыва в Москве - в Копотне и на Борисовских прудах. А знаменитую фотографию Литвиненко якобы показывал британскому эксперту, который опроверг ее подлинность.

Но обе эти версии, и изложенная сотрудниками ФСБ, и выдвинутая их лондонскими оппонентами, исходят из того, что Ачимез Гочияев - реальное лицо, действительно имеющее какое-то отношение к упомянутым событиям. Между тем, в отличие от других известных полевых командиров на Северном Кавказе, Гочияев за все шесть лет (если считать с 1999 года) своей террористической деятельности ухитрился ни разу не проявить никаких реальных признаков своего существования. Он никогда не делал никаких заявлений, о нем ни разу не упоминал ни один из лидеров чеченских или любых других боевиков, его не называют в числе своих кровных врагов нынешние сотрудники МВД Чечни или Карачаево-Черкессии. Естественно, никто не знает, как он выглядит в лицо (если не считать пресловутой фотографии с сайта ФСБ РФ).

Еще во времена взрывов домов сотрудники спецслужб утверждали, что люди, помогавшие ему осуществить эти страшные теракты - третий состав его банды, тогда как первые два к тому времени были почти полностью уничтожены (кем и когда - неизвестно). "Третью" банду Гочияева - примерно 15 человек, имена которых удалось установить - тоже вскоре почти полностью перебили. Ускользнул лишь сам главный подозреваемый, за голову которого, между прочим, ФСБ России назначило награду в 3 миллиона долларов США. По некоторым сведениям, местом своей постоянной дислокации Гочияев избрал Панкисское ущелье в Грузии, о чем как-то даже предположительно высказывались сами грузинские силовые органы. Но никто его там не видел, и чем он там занимается, тоже неизвестно. Наконец, осенью 2001 года банда Гочияева (четвертая?), по данным МВД КЧР, приходила в Карачаевск и даже вступала в перестрелку с местными милиционерами. Кстати, вместе с Гочияевым был и Николай Киткеев - человек, которого правоохранительные органы подозревают в причастности к взрыву в Москве у станции метро "Рижская" осенью 2004 года. Ни Гочияева, ни Киткеева в 2001 году задержать не удалось, и откуда местные милиционеры знают о том, что на них напали именно эти люди, неизвестно. Киткеев погиб в Москве при взрыве, а вот Гочияев, судя по всему, набрал себе пятую банду, которая или часть которой, наконец, была ликвидирована в минувшую субботу в Черкесске.

Таким образом, неуловимый, словно фантом, Ачимез Гочияев, похоже, давно стал удобной ширмой для прикрытия любой сепаратистской деятельности в Карачаево-Черкессии. Ведь кто-то же нападает там на сотрудников правоохранительных органов, да и Киткеев, скончавшийся в Москве в ночь на 1 сентября 2004 года, тоже был из этой кавказской республики. Если в Чечне есть Басаев, которому автоматически приписывается любой крупный теракт, то в КЧР, по идее, должен быть свой Гочияев.

Если суммировать все вышеприведенные факты и предположения, то вывод напрашивается сам собой. Боевые действия на Северном Кавказе и их отражение в российских СМИ - явления, имеющие между собой мало общего. Причем складывается впечатление, что в дезинформации российского общества прежде всего заинтересованы сами северокавказские правоохранительные органы, которые предпочитают боевиков и их лидеров не захватывать в плен, а сразу "мочить". Ведь арест и суд - вещи хлопотные и длительные, а исход их малопредсказуем. Да и живут осужденные боевики, как показывает опыт Салмана Радуева, например, весьма недолго. Так стоит ли волынку тянуть?

Ну а если при этом лидеры боевиков, которым самое место - на скамье подсудимых, гибнут непонятным образом, если в ходе спецопераций неизвестных людей, в том числе объявленных в розыск как пропавших без вести, уничтожают целыми квартирами, чтобы потом приписать им связь с мифическими фигурами типа Ачимеза Гочияева, то это не беда.

Это называется - контртеррористическая операция на Северном Кавказе.

Дмитрий Иванов