Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Четыре месяца тюрьмы за верность Бушу

Американский суд вынес решение, способное ущемить свободу слова в стране

В среду, 6 июня, в Америке завершился суд над журналистами, рассекретившими тайного агента ЦРУ. Подсудимых было двое, но тюремный срок получил только один человек - репортер газеты "Нью-Йорк Таймс". Эксперты опасаются, что завершившийся процесс приведет к тому, что чиновники станут осторожнее в общении с прессой, а газеты - скучнее.

То, что процесс над журналистами, скорей всего, закончится таким приговором, стало понятно еще в начале недели. Во вторник федеральный прокурор Патрик Фитцжеральд сказал, что журналисты избегнут наказания только в том случае, если расскажут, откуда они узнали имя тайного агента ЦРУ, которое из-за их публикаций стало достоянием гласности (что в США является уголовным преступлением). Фитцжеральд также посоветовал суду отклонить просьбы репортеров избрать им в качестве меры воздействия домашнее заключение. По словам прокурора, такой приговор - это скорей вынужденный отпуск, нежели наказание.

И все-таки Джудит Миллер - репортер газеты "Нью-Йорк Таймс" - до последнего момента верила, что ей удастся избежать тюрьмы. Решение суда повергло женщину в шок. Когда Миллер покидала зал заседаний, у нее дрожали руки.

Судья Хоган попросил подыскать для осужденной тюрьму где-нибудь неподалеку от Вашингтона - чтобы не слишком тратиться на транспорт в том случае, если журналистка все-таки захочет назвать имя своего информатора. Позднее Миллер дозвонилась до редакции своей газеты и сообщила, что ей придется сидеть в городе Александрия (штат Вирджиния).

Осужденная также поделилась своими впечатлениями от первого дня за решеткой. По словам Миллер, ее не покидает чувство, будто бы она оказалась втянута в какое-то сюрреалистическое действо. "Мне сковали кандалами руки и ноги, бросили на заднее сиденье машины. Мы ехали мимо Капитолия и других правительственных зданий, чью деятельность я освещала еще не так давно. И я подумала: "Боже мой, как до этого могло дойти?". Миллер придется просидеть за решеткой до октября.

К другому фигуранту скандального дела судьба оказалась более благосклонна. По словам репортера журнала "Тайм" Мэттью Купера, в среду он проснулся с мыслью, что пойдет до конца и не станет разглашать источник информации, даже если ему придется за это сесть в тюрьму. Отправляясь в суд, журналист даже попрощался со своим шестилетним сыном. Однако незадолго до заседания с Купером связался его информатор и сообщил, что больше не возражает против того, чтобы журналист назвал его имя.

Они сражались за Буша

Самый громкий в США за последние тридцать лет конфликт между властью и прессой разразился два года назад после того, как в прессе прошла серия публикаций, поставивших под сомнение авторитет бывшего американского дипломата Джозефа Уилсона. Статьи появились в печати всего через несколько дней после того, как Уилсон выступил с жесткой критикой Белого дома в газете "Нью-Йорк Таймс".

Бывший сотрудник Госдепартамента обвинил администрацию Буша в том, что она манипулировала разведданными, пытаясь преувеличить иракскую угрозу. Незадолго перед войной с Ираком Белый дом послал Уилсона в Нигер - ему следовало проверить, пытался ли Саддам Хусейн приобрести в Африке уран. Побывав в Нигере, Уилсон в своем отчете указал, что иракский диктатор не интересовался тамошним ураном. Однако в предвоенных отчетах ЦРУ Бушу, в том числе и тех, которые были составлены уже после возвращения Уилсона в Америку, говорилось об обратном. Вскоре началась война. Уилсон возмутился и обратился в газету.

Критика явно пришлась не по вкусу администрации президента. В июле 2003 года сразу несколько изданий со ссылкой на высокопоставленные источники в Белом доме сообщили, что Уилсона командировали в Африку по протекции его жены Валери Плейм, сотрудницы ЦРУ. Как писали газеты, других причин отправить дипломата с секретным заданием в Нигер у администрации не было: во-первых, он не разведчик, а во-вторых, о его негативном отношении к Бушу было известно задолго до операции в Персидском заливе. Правда, сомнения в профессионализме Уилсона были явно преувеличены, так как он не один год провел в Африке и считается одним из ведущих американских экспертов по этому континенту.

Риторический прием, который был использован Белым домом, называется ad hominem. Работает он следующим образом: если нечем ответить на критику, то нужно сказать гадость о самом критике. Даже людям, не владеющим латынью, известно, что в публичных спорах данный прием действует безотказно. Несмотря на то, что рекомендация жены вовсе не свидетельствует о некомпетентности мужа, после скандальных публикаций на карьере Уилсона можно было ставить крест - его репутация была безнадежно испорчена.

В Белом доме, по всей видимости, рассчитывали на то, что этим все и закончится. Администрация ошиблась - это было только начало. Как оказалось, ЦРУ было готово терпеть критику за то, что нанятый им эксперт подтасовал разведданные. Но, "разоблачая" Уилсона, журналисты заодно вынуждены были сообщить читателям, что его жена, Валери Плейм, является тайным агентом спецслужб - для убедительности в статьях называлось ее настоящее имя и указывался домашний адрес. Этого ЦРУ уже простить не могло. По запросу Джорджа Тенета, тогда еще директора этой организации, Министерство юстиции США начало независимое расследование.

По закону от 1982 года "О защите личности разведчиков", рассекречивание информации о федеральном агенте является в США федеральным преступлением. Поначалу СМИ восприняли начало независимого расследования с воодушевлением. Каково же было их удивление, когда стало понятно, что за действия Буша и его администрации ответственность будут нести журналисты.

Предложение, от которого невозможно отказаться

Федеральный прокурор Питер Фицджеральд допросил в общей сложности пять журналистов. Его интересовал по большому счету только один вопрос: от кого они узнали имя тайного агента ЦРУ? С большинством журналистов, в том числе и с автором первой публикации - независимым журналистом Робертом Новаком, проблем не возникло. Назвали ли они имена своих информаторов, пока неизвестно. Как заявил Роберт Новак в интервью CNN, до окончания судебного процесса он не имеет права рассказывать детали дела. Однако совершенно очевидно, что ответы журналистов вполне устроили следствие.

Наотрез отказались отвечать на вопросы прокурора только двое - обозреватель журнала "Тайм" Мэттью Купер и Джудит Миллер из "Нью-Йорк Таймс". По их словам, они пообещали своим информаторам сохранить их имена в тайне и не могут изменить данному слову.

В октябре прошлого года федеральный суд округа Колумбия пришел к выводу, что Миллер и Купер должны назвать суду источники информации, а после того, как журналисты отказались это сделать, приговорил их к тюремному заключению. В ответ журналисты подали апелляцию в Верховный суд. В прошлый понедельник она была отклонена.

Пытаясь уберечь своего сотрудника от тюрьмы, журнал "Тайм" передал суду записи Купера и распечатки его электронной почты. Комментируя это решение, представители журнала говорили, что их не привлекает перспектива повторного судебного разбирательства и они не хотели бы, чтобы журналист издания сидел за решеткой. Не помогло. "Даже после того, как "Тайм Инк." передала документы, признание Купера по-прежнему необходимо", - заявил Фитцжеральд во вторник. На судебном заседании в среду журналист "Тайм" сообщил, что источник информации разрешил назвать его имя.

Пока наблюдатели теряются в догадках, кто этот загадочный информатор. Из обнародованных журналом "Тайм" документов известно лишь, что за несколько дней до появления скандальной статьи Купер беседовал по телефону с советником американского президента и его "правой рукой" Карлом Роувом. Несмотря на то, что содержание разговора неизвестно, эксперты предполагают, что именно Роув сообщил журналисту секретную информацию.

Впрочем, сам Роув отрицает эти обвинения. По словам его адвоката, незадолго до публикации между советником Буша и Купером действительно состоялся разговор, однако Роув категорически опроверг предположения о том, что в ходе беседы прозвучало имя агента ЦРУ.

Неожиданное решение информатора Купера обнародовать свое имя позволило журналисту "Тайм" остаться на свободе. В итоге тюрьму отправился только один человек - "самый невиновный". Джудит Миллер ничего не публиковала, а лишь собирала информацию.

Ловкость лиц и никакого мошенничества

Решение суда вызвало волну негодования среди журналистов и экспертов. Список претензий к прокуратуре довольно обширен. Во-первых, ее подозревают в том, в чем та обвиняет журналистов - в нарушении закона. Как пишет сегодня The Wall Street Journal, ведомство Фитцжеральда до сих пор не сказало, в связи с каким преступлением возбуждено дело. Чтобы предъявить обвинения в нарушении закона об утечке информации, прокуроры должны доказать, что у чиновников было желание нанести ущерб национальной безопасности.

Недоумение у экспертов вызвало и освобождение Купера. Дело в том, что в скандальных публикациях двухгодичной давности утверждается, будто информацию об агенте ЦРУ сообщили сразу несколько анонимных источников. Тот же Купер писал: "некоторые официальные лица" сказали корреспонденту журнала и независимому журналисту Роберту Новаку, что "Валери Плейм работает в ЦРУ и отслеживает информацию о распространении оружия массового поражения".

А в публикации Новака от 14 июля 2003 года даже называлось точное число информаторов. "Валери Плейм является специалистом спецслужбы по оружию массового поражения. Сразу два высокопоставленных представителя сообщили мне о том, что именно жена Уилсона предложила послать его в Нигер", - написал журналист. Между тем судья освободил Купера несмотря на то, что тот сообщил о своей готовности назвать только один источник.

Но главная претензия к прокуратуре заключается в том, что ее действия подрывают один из главных демократических институтов Соединенных Штатов - свободу слова. И это отнюдь не преувеличение. С тех пор как Джозеф Пулитцер в конце XIX века показал, какие чудеса с тиражами творят статьи о коррупции, журналистские расследования стали непременным атрибутом любой крупной американской газеты. Проблема, однако, в том, что в подавляющем большинстве случаев "слив" сенсационной информации происходит через анонимные источники и под гарантии того, что имена информаторов навсегда останутся в секрете.

Разумеется, одного судебного процесса не достаточно для того, чтобы расследования вымерли как жанр, однако вчерашнее решение создает для этого серьзную предпосылку. Эксперты опасаются, что теперь другие суды станут ориентироваться на итоги разбирательства в Вашингтоне как на прецедент. А раз так, то теперь правительственным чиновникам и экспертам придется серьезно подумать, прежде чем "слить" журналистам очередную сенсацию. Ведь если дело дойдет до суда, то информаторам останется лишь расчитывать на совесть репортера. Любопытно, конечно, узнать, сколько американских журналистов готовы сдержать свое слово и пойти по стопам Джудит Миллер.

Но стоит ли Америке ради этого отказываться от пресловутой свободы слова, благодаря которой весь мир узнал об Уотергейте и издевательствах в тюрьме "Абу-Граиб", - большой вопрос.

Андрей Ломкин

Интернет и СМИ00:0116 октября

«Думал, хуже уже ничего не может быть»

Новый «Форт Боярд» в эпоху хайпа: мат рекой, общение с богом и истошные вопли Бузовой