Козак нашел узду для Северного Кавказа

Полпред президента в ЮФО предложил ввести прямое федеральное правление в регионах-банкротах

Подобно тому, как Северный Кавказ среди других российских регионов наиболее чреват всевозможными потрясениями, так и полномочный представитель президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак в ряду российских политиков первого ранга в последнее время выступает постоянным "нарушителем спокойствия".

Так, еще месяц назад газета "Московский комсомолец" доверительно сообщила читателям о планах полпреда рассказать своему президенту про тяжелейший кризис, охвативший все властные структуры на Северном Кавказе, из-за чего тот вот-вот превратится в "макрорегион общественно-политической и экономической нестабильности". Затем Дмитрий Козак принял активное участие в выяснении обстоятельств, связанных с исходом жителей чеченской станицы Бороздиновская на территорию соседнего Дагестана. Случай, как потом выяснилось, был рядовым и касался, главным образом, способов, с помощью которых две вооруженные группировки чеченцев, лояльных Кремлю, выясняли свои отношения. Тем не менее полпред президента ежедневно появлялся в телевизионных выпусках новостей, стараясь донести до зрителей одну-единственную мысль: на Кавказе все стало очень плохо, пора принимать меры.

Через две недели, в начале июля, через все ту же газету "Московский комсомолец" просочились новые сведения о бумагах, подготовленных в ведомстве Дмитрия Козака для доклада президенту. На этот раз речь шла о некоей "Справке об обстановке в Республике Дагестан и мерах по ее стабилизации". И опять тон автора справки был апокалиптическим: из-за накопившихся нерешенных социально-экономических и политических проблем республику якобы ждет "неуправляемое развитие событий", которое может привести к ее полному распаду. Почти одновременно с этим в немецком журнале Spiegel появилась еще одна "утечка" информации, уже, правда, не касавшаяся напрямую полпреда президента по ЮФО, зато напрямую связанная с мерами по наведению самого жесткого порядка на подведомственной ему территории.

Эти и другие, менее заметные, "сигналы", последовательно подаваемые российской общественности в течение последнего месяца, наводили наблюдателей на мысль, что в Кремле готовится очередная крупная реформа власти, касающаяся Северного Кавказа. Непонятно было только, каких еще полномочий не хватает Москве по эту сторону Большого Кавказского хребта. Ведь и чеченский президент Алу Алханов, и глава Дагестана Магомедали Магомедов, и недавно сменивший в Северной Осетии Дзасохова Теймураз Мамсуров, и ингушский президент Мурат Зязиков, и прочие - все они являются ставленниками Кремля, и для того, чтобы призвать их к порядку, вряд ли стоит стращать россиян картиной полного развала властной вертикали в проблемном регионе.

"Прямое федеральное правление"

Наконец вечером в понедельник, 18 июля, в Москве состоялось заседание федеральной комиссии по координации работы органов федеральной исполнительной власти в Южном федеральном округе, посвященное ситуации в Дагестане. Эта комиссия под управлением Козака была создана после бесланских событий, и в нее вошли как силовики и представители МЧС, так и федеральные министры, отвечающие за социальный блок. Рассуждая о том, почему ситуация в Дагестане до сих пор остается такой нестабильной, участники заседания пришли к выводу, что во всем виноваты коррупция среди местных чиновников и бедность среди местного населения. По итогам слушаний Дмитрий Козак сделал неожиданное предложение: ограничивать самостоятельность регионов, не способных решать собственные экономические проблемы.

"Чем больше ты зависишь от федерального центра, тем меньше должно быть у тебя самостоятельности", - заявил полпред президента и добавил, что его аппарат уже подготовил законодательные поправки в Бюджетный кодекс и федеральный закон "Об общих принципах организации госвласти субъектов РФ", которые будут предложены на рассмотрение депутатов Госдумы с началом осенней парламентской сессии. Тут же, на заседании, Козак определил "дотационный ценз", с превышением которого в том или ином субъекте Российской Федерации может быть введено "внешнее управление" - 80 процентов от общих поступлений в бюджет региона. Таких регионов, не способных покрыть из собственных средств даже пятую, а то и десятую, часть своих нужд, в России, по словам полпреда, немало, причем среди них числятся и Чечня, и Дагестан, и Кабардино-Балкария, и Ингушетия, и Северная Осетия. "Если субъект федерации в силу объективных или субъективных причин не может самостоятельно зарабатывать деньги, то там нужно вводить прямое федеральное правление", - подытожил Дмитрий Козак.

Плюсы...

Определенная логика в этом предложении есть. Действительно, в регионах, на 80-90 процентов зависящих от траншей из федерального бюджета, жизнь местной политической элиты во многом крутится вокруг распределения этих денег, а не, скажем, попыток вывести свою экономику из кризиса. В условиях Северного Кавказа подобная деятельность время от времени оборачивается покушениями, взрывами и другими громкими преступлениями против выскопоставленных чиновников. К тому же дотационная, то есть убыточная, экономика не способствует росту прямых доходов населения, которое тем легче оказывается замешано в криминальном бизнесе, а то и прямо в террористической деятельности. Таким образом, предложения Козака направлены на искоренение экономико-социальной базы северокавказского терроризма.

Кроме того, они направлены на укрепление финансовой дисциплины в регионах и на стимулирование местных чиновников и предпринимателей к повышению экономических показателей ради достижения желанной самостоятельности от центра. Привычка жить на дотации вредна, считает полпред президента в ЮФО, потому что по сути закрепляет сложившееся положение дел навсегда и поощряет в чиновниках иждивенческие настроения. "Кто дает деньги, тот ими и должен управлять... Хочешь избежать таких ограничений - зарабатывай, создавай налоговую базу", - заявил Козак.

Хотя возможность назначать глав регионов, полагают наблюдатели, у Москвы имеется уже сегодня (в том числе и на Северном Кавказе), возможности свободно смещать их по своему усмотрению у нее нет (в нынешней редакции закона о губернаторах прописана длительная процедура согласования этого вопроса с местным парламентом). К тому же влиятельных кавказских лидеров, с которыми Кремль мог бы договариваться, в принципе не так уж и много, и часто "тасовать" их не получается. Так что в ситуации подобного "кадрового голода" возможность назначать на должность руководителя национального региона человека из центра была бы для администрации Владимира Путина как нельзя более кстати.

...и минусы

Но вместе с тем, отмечают наблюдатели, сломать сложившуюся практику дотирования убыточных северокавказских регионов, со всей ее коррупцией и казнокрадством, будет не так-то просто. Критики предрекают, что предложения Козака встретят самое яростное противодействие со стороны местной политической элиты, которая, не имея сил противостоять полпреду президента на законодательном поле, пустит в ход непарламентские методы борьбы. Не секрет, что дотации из Москвы сегодня являются не только подаянием "на бедность" северокавказским республикам, но и платой местным лидерам за "порядок". Будучи отстранены от федеральных денег, они могут забыть о своей лояльности Кремлю и спровоцировать местное население на массовые акции протеста, вплоть до вооруженных.

Возможно, тут-то и пригодится инициатива комиссии по Беслану по поводу включения в зону проведения антитеррористической операции всего Северного Кавказа. Ведь возможность вводить внешнее управление для обанкротившихся регионов существует в российском законодательстве уже сегодня, однако ее еще ни разу нигде не использовали (в 2002 году полпред президента в Приволжском Федеральном округе Сергей Кириенко подготовил соответствующий проект в связи с тем, что на грани банкротства оказалась Ульяновская область, но ход его бумаге тогда так и не дали). Не исключено, что именно для силовой поддержки очередного витка укрепления "вертикали власти" и нужна была предварительная подготовка российской общественности в виде месячных заклинаний о полном административном и экономическом развале Северного Кавказа. Когда в конце июня все тот же Козак выступил с резким осуждением очередной акции по захвату очередного административного здания в Карачаево-Черкесске, наблюдатели еще не знали, что очень скоро полпред, возможно, получит в руки эффективные инструменты по жесткому пресечению действий тех, кто "пытается незаконными методами добиваться своих узкогрупповых интересов".

Но это все на Кавказе. А ведь поле для применения предложений Козака, пусть и озвученных на заседании комиссии по ЮФО, рассматривавшей ситуацию в Дагестане, может быть гораздо более широким. Убыточных регионов в России на сегодняшний день насчитывается 67 (это данные закона "О федеральном бюджете на 2005 год"), причем 27 из них "соответствуют" указанному Козаком цензу для введения в них прямого федерального правления. Это, помимо перечисленных северокавказских республик, республика Алтай, Бурятия, Марий Эл, Тува, Калмыкия, Алтайский край, Амурская, Брянская, Ивановская, Камчатская, Курганская, Магаданская, Пензенская, Псковская и Читинская области, Еврейская автономная область, Агинский Бурятский, Усть-Ордынский Бурятский и Эвенкийский автономные округа. И хотя до вооруженных выступлений в них дело, скорее всего, не дойдет, сумеет ли Кремль, взвалив на себя такую ношу, справиться с прямым управлением в таком количестве банкротов?

К тому же, если говорить не о Кавказе, а о России в целом, то тут прибыльность или убыточность регионов далеко не всегда свидетельствует о хорошем или плохом управлении на местном уровне. "У нас есть такие регионы, которые хотя и считаются "середняками" или "бедными", но вовсе не из-за того, что они ничего не делают и хотят быть иждивенцами. Просто в свое время у них там были построены военные комплексы, которые теперь бездействуют, заводы, которые стоят. Регион-то не виноват, что людей учили патроны делать, а их сейчас никто не заказывает", - такими словами прокомментировал предложения Козака сенатор от Таймырского АО Леонид Рокецкий.

И последнее. Многие наблюдатели отметили, что в предложениях Дмитрия Козака, на первый взгляд весьма логичных, кроется очень важный политический момент, способный в будущем "взорвать" всю систему государственной власти в России, закрепленную, в частности, в конституции страны. Ведь федерация по сути своей строится на принципе политического равенства субъектов, тогда как по плану полпреда президента предполагается разделить их не просто на "богатых" и "бедных", а на политически самостоятельных и политически несамостоятельных. Правда, Козак пока не уточнил, до каких пор будет простираться "прямое федеральное правление" в регионах-банкротах, но, зная стиль руководства нынешней кремлевской администрации, можно не сомневаться, что одной экономикой дело не ограничится.

А значит, дальнейшее укрепление "вертикали власти" у нас в стране - это всерьез и надолго.

Дмитрий Иванов