Африканское правосудие для российских моряков

Нигерийский суд отпустил под залог российских моряков, обвиняемых в контрабанде нефти

В четверг, 4 августа, нигерийский суд постановил освободить из-под стражи российских моряков, около года содержавшихся в тюрьме по обвинению в контрабанде нефти. Таким образом, развязка нигерийской эпопеи уже близка. Правда, суд еще не закончился и морякам предстоит дождаться его вердикта - в случае, если приговор будет не в пользу экипажа, россиняам придется вернуться в места заключения. Но, по крайней мере, пока моряки находятся в условиях куда лучших, нежели нигерийская тюрьма. Однако предсказать, что с ними будет дальше, практически невозможно - все-таки судят их в Африке.

Долгая и некрасивая история началась в октябре 2003 года. Когда греческий танкер "Гордость Африки" с российским экипажем выходил из нигерийского порта Лагос, судно было задержано береговой охраной. Экипажу предъявили обвинение в контрабанде, поскольку на его борту военные обнаружили 11 тысяч тонн нефти. Танкер отогнали на штрафную стоянку, а моряков задержали "до выяснения обстоятельств". Африканская система правосудия известна своей неторопливостью, и обстоятельства выяснялись крайне неспешно. Моряки тем временем сидели на гауптвахте местной военной базы.

Нигерия является одной из крупнейших нефтедобывающих стран Африки, и ее экономика напрямую зависит от этого сырья. Нефть дает Нигерии 20 процентов ВВП и 95 процентов всех валютных поступлений. Поскольку политическая ситуация в стране не является образцом стабильности, контрабанда нефти процветает в ней пышным цветом. Можно даже сказать, что обвинение в контрабанде нефти является в Нигерии в некотором роде стандартным.

Это прекрасно известно компаниям, владеющим торговыми флотами. Как правило, ситуация, подобная той, что случилась с "Гордостью Африки", не является чем-то из ряда вон выходящим и легко может быть улажена с помощью такого нехитрого способа, как взятка. Российским морякам просто не повезло.

Правительство нынешнего президента Нигерии Олусегуна Обасанджо время от времени устраивает грозные антикоррупционные кампании - вылавливает нечистых на руку государственных чиновников, ловит контрабандистов и так далее, но через некоторое время все возвращается на круги своя. За право делить нефтяные потоки в Нигерии идет жестокая борьба, поскольку этот незаконный бизнес приносит огромные деньги даже по европейским меркам. И сильнее всех в нем заинтересовано правительство Нигерии. Ряд экспертов считает властные нигерийские структуры крупнейшим контрабандистом нефти.

То ли "Гордость Африки" попала под очередную кампанию по борьбе с контрабандой, то ли владельцы танкера не сошлись с таможенниками по поводу отступных - точно неизвестно. Но судебная власть Нигерии, не без негласного одобрения с самого верха, увидела в этом случае шанс показательно осудить злостных расхитителей государственной собственности. Обвинение рьяно принялось доказывать виновность российских моряков, но дело уперлось в отсутствие неопровержимых улик.

Отпускать задержанных нигерийские судьи не хотели, поскольку в таком случае им пришлось бы публично признать свою некомпетентность. Но и доказать, что нефть, обнаруженная в трюме танкера, является контрабандной, власти также не могли. Вообще-то по нормам международного права в случае, если судно перевозит контрабандный груз, иностранное государство вообще не имеет права арестовывать экипаж судна. Но в Африке как нигде силен принцип: "Закон - джунгли, кто сильнее - тот и хозяин". Пока шло разбирательство, танкер стоял в порту.

В сентябре 2004 года танкер загадочным образом исчез. Как именно ему удалось ускользнуть с охраняемой территории и пройти под носом у катеров береговой охраны, история умалчивает. Потусторонние силы и заклинания знахарей, которых в Африке тьма-тьмущая, тут явно ни при чем. Скорее всего владелец танкера, греческая компания "Азур Сервис", смогла тайно договориться с кем-нибудь из нигерийцев, занимающих высокий пост. До экипажа, как обычно в таких случаях, особого дела никому не было.

Инцидент с пропажей танкера вызвал в Нигерии скандал. Председатель правительственной комиссии по расследованию инцидента Антони Азиегбеми назвал случившееся "по меньшей мере национальным позором" и заявил, что "непременно доведет расследование до конца". За неимением других ответчиков, крайними решили назначить членов экипажа танкера. Части россиян повезло - шесть человек в момент угона судна находились на его борту и вернулись домой. А вот 12 человек, содержащихся на гауптвахте, были немедленно переведены в тюрьму строгого режима, где их заковали в кандалы.

Любой человек, хоть немного знакомый с Африкой, способен представить себе условия содержания в африканской тюрьме. В разных странах конинента они могут варьироваться, но очень незначительно. В целом же африканскую тюрьму смело можно назвать адом. В Африке никогда не задумывались о ценности человеческой жизни, не говоря уже о правах заключенных. Российских моряков практически не кормили, о медицинской помощи речь вообще не шла. При этом как-то повлиять на правительство Нигерии Россия не могла - в этом вынуждено было признаться Министерство иностранных дел РФ. Только после кампании в прессе, организованной председателем новороссийского профкома моряков Александром Агеевым, ситуация начала понемногу выправляться.

Нельзя сказать, чтобы российские дипломаты вообще ничего не делали. МИД России по дипломатическим каналам постоянно напоминал нигерийцам о деле российских моряков, но тамошние чиновники, верные африканским традициям, прислушиваться к нотам не спешили. Потребовалось напоминание министра иностранных дел России Сергея Лаврова, чтобы судебная машина Нигерии со скрипом начала набирать обороты.

По нигерийским законам, если человек совершил преступление, которое не карается смертной казнью, его можно выпустить под залог через определенный срок после ареста. Контрабанда нефти в Нигерии считается тяжким преступлением, но смертной казни за нее не предусмотрено - только пожизненное заключение. Однако морякам в освобождении под залог отказывали. По одной причине - нигерийцам хотелось получить гарантии МИД России, что моряки, оказавшись на свободе, не сбегут.

Наконец и это удалось уладить. В настоящее время экипаж освободили под гарантии российского посольства. Правда, не все так просто. Во-первых, не озвучена сумма залога - а она может быть очень серьезной, и неясно, кто будет вносить деньги. Во-вторых, морякам надо где-то жить, чем-то питаться и получать медицинскую помощь - многие из них серьезно больны после месяцев нигерийской тюрьмы. Скорее всего, моряки пока будут находиться на территории российского консульства. Вполне можно предположить, что оно выставит им счет за оказанную помощь, все-таки брать на баланс 12 человек - дело хлопотное.

Так или иначе, решение правительства Нигерии, которое пошло навстречу просьбам МИД РФ, можно только приветствовать. Ведь все могло быть гораздо хуже, если вспомнить, например, угандийскую историю с англичанином Хиллзом. Правительство Ее Величества до сих пор не любит вспоминать обстоятельства этого дела. Денис Хиллз был арестован в июне 1975 года в Уганде по обвинению в подрыве конституционного строя. "Независимый" военный трибунал Уганды, подчинявшийся президенту Амину, приговорил Хиллза к расстрелу. Британским властям Амин заявил, что отпустит Хиллза, если английская королева письменно извинится за поведение своего подданного. Диктатор получил два письма: одно от имени королевы, другое от имени английского премьера Гарольда Вилсона. Но Хиллза отпустили только после того, как два посланника Ее Величества, доставившие письма, на коленях вошли в хижину, где диктатор соизволил их принять.

Истории, подобные случаю с греческим танкером, который обслуживали российские моряки, происходят в разных концах земного шара довольно часто. Задерживают не только граждан России, но и США, Великобритании, Германии и других стран. И большинство подобных ситуаций удается уладить полюбовно. Просто не стоит забывать, что об отношении страны к своим гражданам лучше всего судить именно по тем случаям, когда от нее требуется настойчивое вмешательство для облегчения их судьбы за рубежом.

Остается только порадоваться, что Россия сегодня уже не бросает своих соотечественников, попавших в африканскую тюрьму.

Сергей Карамаев