Американская икона в розовой майке

Крестовый поход солдатских матерей против Буша

За ними охотятся репортеры, их имена пишут на майках, они - простые граждане своей страны, которые проснулись героями. Но если в мирное время, чтобы привлечь к себе внимание, надо сделать что-то неординарное, то во время войны достаточно оказаться в нужное время в нужном месте. Как это сделала Синди Шиэн, мать погибшего в Ираке солдата, в одночасье ставшая очередной "американской иконой".

Лагерь розовых фурий

На расстоянии около двух с половиной километров от оранжевого блок-поста, который преграждает въезд на ранчо президента США Джорджа Буша, прямо около дороги стоит палаточный лагерь антивоенных активистов. Как только глава государства дерзает совершить очередной выезд из своей резиденции, активисты тут же высыпают на дорогу с обличительными плакатами и выкрикивают обидные лозунги. Их самое активное ядро составляет дюжина женщин в огромных шляпах, мешковатых юбках и футболках (все - радикально розового цвета). Это CODEPINK, женская ассоциация борцов за мир. Обитатели лагеря выдвигают властям только одно формальное требование - разговор с глазу на глаз с президентом. Впрочем, президентский кортеж еще ни разу не остановился для рандеву с этими розовыми фуриями.

Они не сдаются. В свободное от пикетирования дороги время на импровизированной сцене звучат песни антивоенного содержания, активисты регулярно совершают шествия с плакатами непосредственно к границам ранчо.
Сердце лагеря - маленькая серебряная палатка идеолога всего происходящего, Синди Шиэн. Она сама, скорее всего, находится где-то поблизости, разговаривает по мобильному телефону. Трубку Синди не кладет фактически никогда - спит урывками, ест на ходу и большую часть времени раздает интервью десяткам репортеров со всей страны. Ее окружение утверждает, что однажды "антивоенная мама" разговаривала с журналистами 20 часов подряд. И результат налицо - в Америке, наверное, не осталось ни одной самой захудалой газеты или телеканала, который не поместил бы заметку о Синди, интервью с Синди или целый очерк о влиянии Синди на геополитическую обстановку в мире.

Роковая забывчивость Буша

Впрочем, как утверждает заокеанская пресса, весь этот dance macabre (а цель у всего происходящего формально безупречна - остановить бессмысленную гибель американских солдат в Ираке) начался по сути из-за безобидного обычая нынешнего президента США забывать слова и путать имена.

Сын Синди Шиэн, Кейси, 24-х летний специалист армии США, погиб в 2004 году во время одной из операций по "зачистке" Багдада. Сразу после этого Буш встречался с матерями погибших солдат, в числе которых была Синди. Президент выразил им глубокие соболезнования, однако как-то небрежно. Как утверждает Синди, Буш забыл имя Кейси (находчиво назвав его "любимый сын") и отказался смотреть на его фотографии. Тогда мать была убита горем и не смогла ничего сказать своему президенту. Год спустя она сформулировала все, что наболело, и 6 августа приехала к Бушу на ранчо, чтобы все-таки высказать личную обиду и общественный протест. Однако президент отказал Синди в новой встрече. Он заявил, что скорбит по поводу ее личного горя (каковая скорбь уже однажды была формально выражена), однако не согласен с ее взглядом на проблему вывода войск из Ирака. О чем говорить-то? Но Синди решила, что не сойдет с места, пока не будет услышана - так появилась знаменитая серебристая палатка у ворот летней резиденции Джорджа Буша.

Очень скоро про пикетирование президентского ранчо прознали журналисты (немаловажную роль тут сыграл Джо Триппи, в свое время руководивший предвыборной кампанией кандидата в президенты от демократов Говарда Дина, а теперь организовавший для Синди он-лайн конференцию). В маленький городок Кроуфорд, что расположен рядом с летней резиденцией Буша, стали стекаться антивоенные активисты со всей страны, родственники и друзья погибших в Ираке солдат. Некоторые из них сразу приезжали с палатками, чтобы присоединиться к пикету Синди. Очень быстро количество палаток около ранчо достигло сотни, что совершенно обескуражило соседей президента США, так как растущий лагерь норовил залезть на их землю. Дело дошло до стрельбы в воздух, впрочем, замаскированной под "сезонную охоту на голубей".
Через две недели после начала осады по всей Америке были организованы пикеты со свечами в поддержку "лагеря Кейси". Организаторы заявляли о сотнях тысяч человек, вышедших на улицы. На следующий день к "палаточным пацифистам" в штате Техас присоединился сенатор от штата Минесотта Бекки Лоури.

Впрочем, большие демократические политики стараются акцию Шиэн не комментировать. А среди комментаторов ее деятельности есть и те, кто категорически осуждает "антивоенную маму", утверждая, что она превратила свое личное горе в повод для настоящей политической спекуляции. В частности, муж Синди вскоре после начала ее стояния у ранчо подал на развод.

Более того, недавно стало известно о том, что рядом с палатками "лагеря Кейси" начинают ставить палатки радикальные сторонники Буша. Их идеолог - отец также погибшего в Ираке морпеха. На 300 мотоциклах они пронеслись мимо пикетирующих проезжую часть активисток в розовом и заявили, что встанут рядом и будут поддерживать своего президента, а если нужно, то отдадут жизнь за свободу в Америке и во всем мире.

Но эти мелочи уж точно не способны сломить демократический порыв начинательницы антивоенного пикета. Правда, совсем недавно ей пришлось на некоторое время покинуть своих последователей из-за того, что ее мать перенесла инсульт и попала в больницу. Однако "сразу же, как только станет возможно" Синди обещает вернуться к серебристой палатке и мобильному телефону, тем более что ее звездный час уже близится к завершению - 3 сентября Буш возвращается в Вашингтон.

В честь этого печального события участники стояния у ранчо задумали настоящую финальную кульминацию. Решено, что в последний день лета три автобуса активистов стартуют из разных частей страны (один - непосредственно из Кроуфорда), чтобы разными дорогами к концу сентября доехать до Вашингтона, подобрав по дороге всех желающих совершить Объединенное Ралли за Мир и Справедливость. Кстати, примерно в это же время по дорогам Америки будет колесить антивоенный автобус Джейн Фонды на растительном масле. Что может произойти 24 сентября в Вашингтоне, когда туда прибудут три автобуса (а в случае удачного развития событий - три десятка автобусов) с активистами, распевающими антивоенные песни, трудно недооценить. Хотя и наивно было бы ждать от Америки 2000-х повторения Вудстока.

Вьетнамское дежа-вю

Как отмечают американские аналитики, основное отличие двух последних американских войн в том, что во время Вьетнама на службу призывали в обязательном порядке (хотя студенты, то есть дети самых активных представителей среднего класса, и тогда были освобождены от воинской обязанности), а иракская кампания целиком полагается на контрактную армию. По большому счету сын Синди Шиэн сам выбрал эту войну - хоть мать его и утверждает теперь, что Кейси был введен в заблуждение ложью президента.

В остальном события развиваются очень похоже: и в той, и в другой войне первое время внимание общества занимают исключительно герои, прибывшие с полей войны, отважные солдаты, побывавшие в кровавой мясорубке. Их встречают на трапе самолета (в худшем случае в ящиках, накрытых американским флагом), президент говорит трогательную речь о жертвах на благо отечества. Патриотическое самосознание растет. В этот момент Америка большей частью поддерживает милитаристские настроения Белого дома.

Однако когда количество жертв переваливает определенный психологический рубеж, возникают совсем другие герои. Эти тоже воюют - но за мир, и с собственным правительством. Как правило, как раз в это время большинство американцев начинают подозревать, что вторгаться в чужую страну с целью привить ей любовь к американской демократии было ошибкой (кстати, 33 процента населения США, настаивающих сегодня на выводе войск из Ирака - это даже больше, чем было противников войны во Вьетнаме в 1968 году, когда антивоенные выступления достигли своего пика).

Впрочем, законы, по которым Америка чествует своих про- и антивоенных героев, за последние сорок лет не изменились: чем больше препятствий такому герою пришлось преодолеть, тем больше у него почитателей и паблисити. Так, например, не будь призывник Дэвид Миллер приговорен в 1965 году к 2-м годам тюремного заключения за уничтожение повестки из военкомата, не было бы у него сотен последователей, которые по всей стране принялись собираться и охапками поджигать злополучные повестки. Точно так же страшно даже представить, каким пшиком обернется Объединенное Ралли за Мир и Справедливость, если Буш вдруг возьмет да и выйдет к "палаточным активистам" перед тем, как уехать в Вашингтон.

Хотя журналисты из президентского пула утверждают, что Синди играет наверняка и Буш к ней не выйдет. Одной из главных личных особенностей Буша, по их мнению, является его полная беспомощность при столкновении с резкой критикой. Бывший администратор Агентства по защите окружающей среды, например, рассказал прессе, что Буша тщательно оберегают от любых неприятных встреч и новостей извне. Например, известен случай, когда Пентагон тут же уволил генерала, доложившего президенту в начале войны о том, что оккупация Ирака может потребовать участия нескольких сотен тысяч солдат.

Таким образом, в сентябре мы, скорее всего, увидим, во что выльется Большое автобусное ралли Синди Шиэн по стране, общественным мнением которой хотя бы в течение некоторого времени может управлять любая кухарка.

Екатерина Чекушина