Желтый туман на черно-белых клетках

Итоги чемпионата мира по шахматам

Чемпионат мира по шахматам в Сан-Луисе не только состоялся (во что многие не верили вплоть до прибытия гроссмейстеров на аргентинскую землю), но и завершился. С точки зрения интриги в борьбе за корону соревнование получилось необычайно скучным: все, как оказалось, решилось уже в первом туре из четырнадцати, а какая-либо интрига начала пропадать после четвертого и окончательно завяла к концу первого круга.

Обсуждалось все, что угодно – кто попадет на вторую и третью ступень пьедестала, сумеет ли уйти с последнего места Юдит Полгар, какую позицию в турнирной таблице займет победитель предыдущего первенства ФИДЕ Рустам Касымджанов – и только вопрос: "Кто будет чемпионом мира?", - не стоял на повестке дня. Всем было ясно, что помешать выиграть титул болгарину Веселину Топалову может помешать только чудо.

Многие комментаторы отмечали, что соперники Топалова на этом турнире выглядели на голову слабее в "домашней подготовке", и недоумевали – отчего так велико преимущество болгарина над не самыми слабыми шахматистами планеты? Первые интервью нового чемпиона расставили все по местам: это не соперники были готовы хуже, это Веселин был готов лучше.

Разница отнюдь не стилистическая. Вот цитата из интервью Топалова "Спорт-Экспрессу": "Чтобы стать чемпионом мира, одного таланта мало. Нужна команда. Не хочу никого обижать, но разве можно было приезжать на чемпионат мира только с женами, как приехали в Сан-Луис Касымджанов и Адамс? Думаю, в моем успехе главную роль сыграли следующие факторы: то, что у меня есть профессиональная команда, то, что я один из немногих, у кого уже много лет есть менеджер, и то, что у меня есть очень солидный спонсор".

Вообще современные шахматы – это тоже своего рода бизнес: не раз приходилось слышать от сильных игроков, что при достижении определенного уровня ключевую роль в дальнейшем росте играют объемы "инвестиций". Конечно, это не значит, что при наличии денег из любого работоспособного любителя можно сделать Гарри Каспарова, но путь к "лавровому венку" чемпиона деньги облегчают изрядно.

Помнится, шахматное издание "64", комментировавшее матч на первенство мира Каспаров – Ананд, дало финальному обзору броский заголовок "Виши Ананд играл босиком", сравнивая разницу в предматчевой подготовке Ананда и Каспарова с разницей в "оснащении" сборных СССР и Индии по футболу во время поездки советской команды на восток в 50-х годах, когда индийцы выходили на поле без бутс.

Так вот, большинство соперников Топалова в Сан-Луисе тоже играли "босиком", а сам Веселин, как он откровенно признался в том же интервью, "не создал ни одного шедевра, просто играл очень ровно и набирал очки". Чему предшествовала подготовка на горном курорте, включавшая в себя физические упражнения и построение дебютной стратегии под каждого из соперников. Без наличия спонсоров такой уровень подготовки не обеспечить.

Топалов хоть и назвал в числе своих любимых шахматистов Морфи, Алехина и Каспарова, по отношению к соперникам действовал скорее в соответствии с заветами Ботвинника: тот в матчах стремился создать определенный задел в очках уже на старте, а затем дожидался, "когда партнер начнет нервничать и потеряет терпение".

Задача болгарского гроссмейстера была сложнее, ибо партнер у него был не один, а целых семь, но он легко проделал с ними в первом круге то же самое, набрав фантастический результат – 6,5 из 7 очков! Остальные партии – включая перспективную дебютную новинку Ананда против Адамса или интереснейшую игру против того же Адамса в исполнении Свидлера – просто оказались в тени того, что демонстрировал новый чемпион.

Все причастные к чемпионату и просто интересующиеся шахматным миром дружно поздравили Веселина Топалова и столь же дружно задались вопросом: а что будет дальше? Выяснилось, что, несмотря на несомненный успех "аргентинского танго", будущее шахмат по-прежнему окутано туманом, имеющим ярко выраженный золотистый оттенок – по цвету денег. Потому что внезапно оказалось, что, отпраздновав локальный успех, организатор двухкругового турнира на первенство мира – ФИДЕ – совершенно не представляет себе, что с этим успехом делать дальше. Об этом говорят какие-то странные метания как функционеров международной шахматной федерации, так и нового чемпиона в видении ближайших перспектив.

По вопросу матча чемпиона мира с Владимиром Крамником президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов высказался уже в ходе турнира в Сан-Луисе, заявив, что такой матч возможен при наличии доброй воли самого чемпиона и наличии призового фонда как минимум в два миллиона долларов США, который должен обеспечить Крамник. Сразу же после завоевания титула Топалов заявил, что не видит причин уклоняться от такого матча, что готов на деле доказать, что он – настоящий чемпион мира, и что матч интересен ему в творческом плане.

Крамник в интервью радиостанции "Маяк" также был оптимистичен: "Ко мне возвращается мотивация. Сейчас ситуация в отношениях с ФИДЕ не такая уж беспросветная, и у меня появилась надежда, что матч все же состоится". Многочисленные любители шахмат уже предвкушали преодоление более чем десятилетнего раскола и определение наконец единого чемпиона мира. Увы, радовались они недолго.

Уже на следующий день в интервью ИТАР-ТАСС Топалов развеял все иллюзии: "Владимир Крамник - выдающийся шахматист современности, один из лучших игроков последних десяти лет. Но в настоящий момент он седьмой по рейтингу ФИДЕ, и я не думаю, что он имеет право бросать мне вызов. Когда я был номером семь, мне не приходило в голову, что я вправе бросать вызов первому номеру. У нас сейчас достаточно большая разница в рейтинге, 60 пунктов в шахматах - это много. Это просто другой класс. Если между нами и будет игра, то это будет просто коммерческий матч", - в достаточно жесткой манере указал он Крамнику его место.

Совершенно непонятно, как увязываются слова про "другой класс" со словами про "творческий интерес" к матчу с Крамником. Более-менее проясняет дело еще одна фраза из интервью нового чемпиона изданию "СПОРТ-ЭКСПРЕСС". Объясняя свое решение принять предложенную Рустамом Касымджановым ничью в позиции, где у него были основания играть на победу, Топалов заявил, что выполнил установку своего менеджера Сильвио Данаилова, который рекомендовал ему согласиться на ничью, если конкуренты также разойдутся миром.

Видимо, если менеджер в состоянии указать своему подопечному стратегию борьбы в конкретной партии, то и скорректировать тон его высказываний тоже не проблема. Вспомним, что при подготовке планировавшейся в Ялте встречи Каспаров – Пономарев в команду украинского гроссмейстера также входили Топалов и Данаилов. Матч в итоге так и не начался.

Поразительно, но и метания по второму вопросу – о дальнейшем розыгрыше чемпионского звания – также без Данаилова не обошлись. Именно ему принадлежит идея провести следующий цикл розыгрыша с участием четырех победителей Сан-Луиса и четырех участников, отбирающихся по итогам Кубка мира и так называемого турнира "последнего шанса".

Конечно, эта система, как заметил известный шахматный журналист Майк Кроутер, может оказаться лучше идеи с кандидатскими матчами, призовой фонд для которых должны будут изыскивать сами участники, однако быстрота, с которой ФИДЕ согласилась рассмотреть изменение регламента розыгрыша чемпионата, уже внесенного в официальный справочник Международной шахматной федерации, поражает.

После успешно проведенного соревнования в Аргентине ФИДЕ – и это очевидно – вернула себе утраченные позиции. Теперь никто не может сказать, что чемпион мира определяется в блиц-партиях, что турнир проводится в "неправильной" стране (вспомните отказ Ливии выдавать въездные визы для участия в чемпионате мира 2004 года гражданам Израиля), что победил не сильнейший. В том, что Топалов своей игрой заслужил титул чемпиона мира без всяких приставок, сомнений нет. Но шахматисты почему-то не спешат этому радоваться. И на то есть причины.

Оказалось, что чемпионат мира перечеркнул все усилия Крамника по организации матча с Леко в Бриссаго – матча, в котором Владимир едва не потерпел поражение. Оказалось, что игра в Сан-Луисе ничего не значит с точки зрения организаторов супертурниров – прекрасно сыгравшего Свидлера не сочли нужным приглашать в Вейк-ан-Зее, да и вообще список участников голландского турнира был составлен до Сан-Луиса, на который решили не оглядываться. Соответственно и у остальных гроссмейстеров оптимизма никакого.

Посмотрим на комментарии на сайте ChessPro. Вот Евгений Бареев: "Ну, выявят они чемпиона, а что дальше? Нам просто необходима четкая система на долгие годы. Система жизненная, которая существовала бы не от турнира к турниру или от выборов до выборов президента ФИДЕ! Теперь все зависит от предвыборных инициатив Илюмжинова. Взбодрились, провели что-то – и снова ушли в спячку на четыре года! На олимпиаде в Турине он в очередной раз переизберется, после чего будет творить все, что ему заблагорассудится: всюду будут Макропулос и Азмайпарашвили и опять шахматистам станут "выкручивать руки". Для меня совершенно очевидно, что ждет нас в следующие четыре года".

А вот еще более резкий Теймур Раджабов: "ФИДЕ удается добывать деньги на свои мероприятия, но они появляются спонтанно, в случайном порядке – без четкой программы, графика и расписания. Отсюда и неразбериха. Очевидно, что ФИДЕ нужен профессиональный менеджмент. А пока его нет, так у нас и будет... С приближением лета бросят клич: "Ребята! Быстро собирайтесь, появились бабки, все едем в Африку!" А ближе к зиме тот же клич, но уже в противоположном направлении: "Все на Северный полюс! Закаляйтесь!"

Очевидно, что шахматному миру нужна стабильность, которой пока не видно. Как заметил тот же Бареев, "все уже устали от бардака". А пока этот самый бардак продолжается, не теряет своей актуальности грустная шутка одного из чемпионов по версии ФИДЕ Александра Халифмана: "Когда в каком-либо обществе говорят, что здесь присутствует чемпион мира, я невольно оглядываюсь по сторонам".

Андрей Сенцов