Первый пес государства

Четвероногие политики на мировой арене

30 ноября газета Los Angeles Times вышла с огромным материалом о смещении мэра городка Анза, штат Калифорния. Такое внимание к локальным политическим баталиям вызвала "личность" смещенного - мэром являлся козел по кличке Опи. Впрочем, появление на американской политической арене козлов, котов и лабрадоров давно уже не редкость.

За последние несколько лет как минимум в 6-ти американских городах в выборах мэра участвовали и побеждали животные. Происходит это, как правило, в тихих периферийных местечках, жители которых прекрасно понимают, что экзотический четвероногий мэр, привлекая туристов, принесет гораздо больше пользы, чем любой двуногий, даже самый деятельный.

Но если в американской глубинке влиятельные "четвероногие политики" появились сравнительно недавно, на высшем уровне они заправляют уже многие десятилетия.

Первый пес Белого дома

Еще при президенте Линкольне в Белом доме появился целый зоопарк: свинья, козлы, индюки, несколько котов и собак. Об этих отцах-основателях американской животной политики сохранились весьма отрывочные сведения. Чем дальше - тем больше известности, а соответственно, и влияния, приобретали любимцы американских президентов. Чаще всего это почетное звание носили, конечно, собаки.

Так, известно, что при Франклине Рузвельте баловнем всего Белого дома был шотландский терьер президента по кличке Фала. Линдон Джонсон вызвал у всей Америки умиление историей о том, как главной собакой Соединенных Штатов стала безродная дворняга Юки, которую президент приютил по просьбе дочери.

Однако популярность, какую приобрел в век массовых коммуникаций лабрадор Билла Клинтона Бадди, и не снилась его предшественникам. Вся страна (и даже мировые новостные агентства) следили за взаимоотношениями Бадди и кота Клинтонов, Сокса, которые в определенный момент стали излюбленной темой пресс-релизов Белого дома. У пса появился свой фан-сайт, на который президентские фотографы регулярно поставляли свежие репортажи из жизни любимца Америки. Карьера Бадди, как это часто бывает с настоящими звездами в стране великих возможностей, трагически прервалась на самом пике. Он погиб под колесами случайного автомобиля - и весть об этом печальном событии в тот же день облетела весь мир. Впрочем, так же быстро о Бадди забыли. Исчез со своего адреса и его фан-сайт.

Сегодня в Белом доме живет новая звезда - это Барни, скотч-терьер четы Бушей. PR-поддержка Барни с самого начала осуществляется на самом высоком уровне. Это не только детальные фотосъемки и репортажи обо всех событиях его собачьей жизни, - администрация президента даже выпустила несколько юмористических видеодневников Барни.

Главный кот Даунинг-стрит

Все иначе в консервативной Британии, четвероногим политическим символом которой на долгие годы стал независимый и харизматичный кот Хамфри. Он не принадлежал никому, но состоял на службе у Ее Величества и имел вполне официальную должность Главного Парламентского Мышелова. С 1989 года по 1997 год он видал премьерство Маргарет Тэтчер, Джона Мэйджора и Тони Блэра, стабильно получая из королевской казны 100 фунтов в год на свое содержание.

Если верить газете Daily Telegraph, которая все это время занималась публичным освещением деятельности Хамфри, кот пережил тяжелую опалу при Джоне Мэйджоре (причиной стали съеденные птенцы малиновки, гнездившиеся под окном у премьер-министра).

В сентябре 1995 года пресс-служба Даунинг-стрит распространила траурный релиз о смерти Хамфри, пропавшего без вести еще в июне. Однако вскоре после этого кот счастливо обнаружился в Медицинском Колледже Королевской Армии, откуда и был возвращен на свое рабочее место как раз к началу новой парламентской сессии.

Тем не менее, в 1997 году карьере Хамфри все же пришел конец. Вскоре после победы лейбористов и обоснования Блэра на Даунинг-стрит вся британская пресса занялась обсуждением конфликта между Черри Блэр и Главным Парламентским Мышеловом. У супруги нового премьера, по слухам, оказалась аллергия на кошек (по другой версии, она просто считала их негигиеничными). Несмотря на заявление главы пресс-службы Даунинг-стрит о том, что "Номер 10 - это дом Хамфри, и, как бы ни считали Блэры, это место останется для Главного Парламентского Мышелова домом", - вскоре Хамфри был отправлен на покой "в тихую домашнюю обстановку". Заместителей на почетную должность так и не нашлось.

Совсем недавно, в 2005 году, в газете Independent появилось случайное упоминание о том, что "17-ти летний Мышелов до сих пор живет и здравствует где-то в недрах Южного Лондона".

Кони и Хозяин

К нам мода на политических животных пришла совсем неожиданно. Наверное, временем появления главной четвероногой звезды на российском политическом небосклоне можно считать парламентские выборы 2003 года. Тогда вся страна узнала, что президент не спал всю ночь перед ответственным голосованием по простой и человеческой причине - разродилась его любимая собака Кони.

Вполне логичным было то, что спустя 2 месяца, во время президентского телемоста с населением один из собеседников главы государства поинтересовался судьбой выстраданных щенков. И с этого момента любовь к Кони перестала быть достоянием только лишь президентской семьи.

Осознав народный интерес, наши журналисты принялись снимать и описывать жизнь главной собаки страны с не меньшим рвением, чем их американские коллеги. Более того, Кони стала персонажем комиксов сначала в еженедельнике "Большой город", а затем в "Огоньке", и даже "написала" книгу воспоминаний (впрочем, позиционированную как обычное детское пособие для изучающих английский язык).

Если бы кому-нибудь пришло в голову довести дело до конца и провести голосование, как это сделали в городке Анза, кремлевская лабрадорша сегодня наверняка обошла бы многих самых популярных политиков. И это не удивительно. У четвероногих кандидатов есть почти все качества для успешной политической карьеры - фотогеничность, преданность хозяину, искренность и непосредственность в общении.

Екатерина Чекушина