Новости партнеров

Гражданская или безнадежная?

Ливан выбирает между затяжной и заранее проигранной войной

Пока мир с интересом наблюдает за развитием израильского наступления в Ливане, в руководстве этой страны намечается раскол. Члены правительства не могут прийти к общему мнению по вопросу о том, каковы должны быть его действия в случае начала полномасштабного вторжения.

Развилка с двумя тупиками

Премьер-министр Фуад Синиора полагает, что мировое сообщество и, прежде всего, Израиль, должны помочь Бейруту разоружить радикальное исламистское движение "Хизбалла" и установить суверенитет центрального правительства и на шиитском юге Ливана.

В то же время министр обороны Ливана Элиа Мурр заявил, что в случае полномасштабного вторжения его подчиненные встанут на сторону "Хизбаллы" и будут совместно с боевиками отражать израильское нападение.

Причин столь глубокого расхождения мнений внутри правительства, как минимум, две: во-первых, неоднородность самого правительства, в которое, по традиции, входят представители различных религиозных общин Ливана.

Во-вторых, действия самого Израиля, который подвергает бомбардировкам не только объекты шиитских радикалов, но и христианские и суннитские города и кварталы, а также объекты ливанских вооруженных сил.

Однако по какому бы пути ни пошло ливанское руководство, оно неизменно окажется в проигрыше. Войну против Израиля можно назвать заранее проигранной, а попытка разоружения "Хизбаллы" грозит возобновлением гражданской войны.

Религиозный коктейль Молотова

Ливанские руководители, как правило, по большинству вопросов как внешней, так и внутренней политики имеют отличающиеся точки зрения. Каждый из лидеров, при принятии решений, вынужден учитывать даже не столько общенациональные интересы, сколько отношение собственной общины к тому или иному вопросу.

Некий баланс интересов достигается тем, что все общины имеют своих представителей во власти. Теряя в чем-то одном, каждая из них приобретает в другом. Хотя взаимные обиды и выяснения отношений в такой ситуации - дело обычное, относительной стабильности государственной системы добиться все же удалось.

"Хизбалла" и ее союзник - движение "Амаль", как партии, представляющие самую крупную религиозную общину страны - шиитов (35-40 процентов от всего населения), имеют определенные преференции в этой системе отношений.

В обмен на их отказ от вооруженной борьбы за власть и относительное невмешательство в дела остального Ливана, "Хизбалле" дали возможность по своему разумению управлять южными районами страны и долиной Бекаа - местами традиционного проживания шиитов. Кроме того, "Хизбалла" и "Амаль" сформировали собственные (достаточно влиятельные) фракции в парламенте страны.

Такое положение - существование шиитского квазигосударства со своими законами, полицией и даже армией в общеливанских границах - было более или менее приемлемо для всех жителей этой страны. Однако и это хрупкое равновесие постоянно находилось под дамокловым мечом резолюции ООН номер 1559, в тексте которой содержится требование к властям Ливана разоружить все военизированные группировки, действующие на территории этой страны - более чем прозрачный намек на вооруженные отряды "Хизбаллы".

Однако четкий механизм разоружения прописать в резолюции "забыли". В результате Ливан со своей армией, в которой самолеты не летают, а танки не стреляют, был оставлен один на один с экстремистами, которым из соседней Сирии широким потоком шли вооружения, боеприпасы, деньги и инструкторы.

Разоружать "Хизбаллу" силой ливанское правительство не смело, так как еще неизвестно, кто кого мог разоружить. Силой убеждения официальный Бейрут также многого достичь не мог: лидеры "Хизбаллы" и слышать не желали от сдаче оружия, покуда все их вопросы с Израилем не разрешены.

Кроме того, в Бейруте никто не желал и не желает вступать в открытое противостояние с наиболее многочисленной общиной страны: все хорошо помнят уроки гражданской войны, в ходе которой, к слову, "Хизбалла" и появилась на свет. Тогда после долгих лет боевых действий некогда процветающая страна оказалась в руинах, а часть ее территории была оккупирована - Израилем на юге и Сирией - в долине Бекаа.

Поэтому официальный Бейрут и лидеры "Хизбаллы" некоторое время жили в относительном мире - как бы не замечая присутствия друг друга. Все понимали, что такое положение вечно длиться не может. Рано или поздно религиозные и политические противоречия должны были вспыхнуть с новой силой.

Ливанский раскол

Катализатором этого события стало новое обострение на границе с Израилем. Уже сейчас половина населения Ливана на чем свет стоит клянет "Хизбаллу" за ее провокации, требуя у правительства разобраться, наконец, с рассадником экстремизма и источников многих бед на юге страны.

Прочие ливанцы приветствуют захват "Хизбаллой" солдат ЦАХАЛа и видят в шиитской группировке единственную силу, способную добиться освобождения ливанских заключенных из израильских тюрем и отразить вторжение на территорию своей страны.

Напряжение между представителями обоих лагерей растет, и те и другие в качестве доказательства своей правоты приводят разрушения, оставленные бомбами и ракетами в Бейруте и, особенно, на юге страны. Правда одни утверждают, что происходящее - следствие проделок подчиненных шейха Насраллы, а другие же винят во всем Израиль.

Если ситуация будет развиваться в том же русле, что и сейчас, то до выяснения отношений при помощи автоматов останется совсем недолго. Рвущиеся вокруг бомбы не очень способствуют долгому и обстоятельному диалогу.

При этом налицо тенденция увеличения сторонников в лагере тех, кто обвиняет в постигших Ливан несчастьях Израиль. Христиане, друзы и сунниты со все меньшим пониманием относятся к израильским бомбардировкам, так как в результате ударов с воздуха гибнет все больше их единоверцев и все чаще разрушаются их дома.

Убийство израильтянами двух десятков солдат правительственной армии, в которой сторонники "Хизбаллы" не служат, наверняка не добавляет понимания израильской позиции со стороны ливанских христиан, друзов и суннитов.

Очевидно, что в Бейруте постепенно берут верх те силы, которые выступают за прямое противостояние с Израилем в случае широкомасштабного наземного вторжения. Так, президент Ливана Эмиль Лахуд выразил надежду на то, что премьер-министр отдаст приказ вооруженным силам противостоять вторжению. По его мнению, так поступило бы руководство любой другой страны, подвергшейся нападению.

При этом Лахуд отметил, что вооруженные силы его страны, конечно, не обладают возможностями для ведения наступательной войны против Израиля, но "на своей земле они смогут многое и будут защищать ее".

Премьер-министр страны Фуад Синиора все так же не желает вовлечения ливанской армии в конфликт между "Хизбаллой" и Израилем. Но под ударами израильской авиации его точка зрения, которая, конечно, оставляет возможность для относительного спокойствия нешиитскому населению страны, стремительно теряет сторонников.

Как создать врага

Заявление ливанского президента о готовности защищать свою страну скомкало планы израильского военного командования, которое неоднократно заявляло о своем нежелании воевать против ливанской армии.

Конечно, по оснащенности и боевой выучке вооруженные силы не идут ни в какое сравнение с ЦАХАЛом и оказать израильтянам заметного сопротивления не смогут.

Но с политической точки зрения такой поворот событий совсем не устраивает Иерусалим. У израильского правительства есть свои планы относительно роли вооруженных сил Ливана в развивающихся событиях.

Согласно некоторым сообщениям, Израиль намерен очистить от боевиков "Хизбаллы" 30-километновую зону вдоль своей северной границы. Такая глубина операции должна обеспечить невозможность ракетных обстрелов городов севера Израиля.

Но, как неоднократно заявляли военные и правительственные чиновники, оккупировать ливанские земли ЦАХАЛ не будет. Держать под своим контролем столь обширную территорию в условиях крайне враждебно настроенного местного населения и дорого и непросто. Эту задачу израильтяне и планировали поручить правительственным войскам Ливана.

Однако в том случае, если Бейрут примет решение бросить свою армию на отражение нападения, Израилю будет достаточно некомфортно передавать контроль над приграничной полосой тем людям, против которых они только что сражались. В результате ЦАХАЛу, возможно, придется задержаться в южном Ливане на долгие годы. Уход оттуда будет равнозначен приглашению в адрес "Хизбаллы" вернуться обратно.

Иерусалим, который в начале конфликта мог рассчитывать если не на союзничество, то хотя бы на нейтралитет центрального правительства Ливана и вооруженных сил этой страны, рискует получить в их лице еще одного врага.

Яростная реакция Израиля на захват своих солдат, выразившаяся в массированных бомбардировках, может обернуться значительными сложностями в дальнейшем.

Другие материалы
Экономика00:03Сегодня

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?