Про ПРО-2

Системы противоракетной обороны. Прошлое, часть 2.

США начали работы над системой противоракетной обороны практически одновременно с СССР - в 1957 году. Главным конструктором нового "щита" Америки стал Вальтер Дорнбергер - бывший генерал-лейтенант Вермахта, давний сотрудник Вернера фон Брауна, активно участвовавший в разработке немецких баллистических ракет V-2. Технологический уровень, который определял возможности сторон по созданию более или менее совершенных систем вооружения был близок, но, тем не менее, американцы пошли иным, более простым путем.

"Система "А" Григория Кисунько была построена по принципу ювелирной точности. Радиолокаторы точного наведения, захватывавшие цель после обнаружения ее РЛС дальнего обнаружения "Дунай-2", давали место цели с точностью до пяти метров. Боеголовка ракеты-перехватчика, содержащая 16000 готовых поражающих элементов из карбида вольфрама, обеспечивала поражение цели и разрушение ядерного заряда прямым попаданием на расстоянии нескольких десятков километров от прикрываемого объекта.

Такой подход американцы сочли рискованным. По их мнению, баллистические ракеты следовало сбивать как можно дальше от цели, чтобы снизить риск промаха. Техническое задание на систему ПРО, получившую название Nike Zeus предусматривало дистанцию перехвата в 320 километров и максимальную высоту - в 150 километров. Точное наведение перехватчика на столь сложную цель как баллистическая ракета на таких расстояниях было практически невозможно.

Летные испытания продемонстрировали точность перехвата баллистической цели в один километр. В результате ракету Nike Zeus было решено оснастить термоядерным зарядом. Теоретически, при использовании подобного заряда, точность в один километр была достаточной для уничтожения головной части ракеты. Проблема заключалась в том, что перехват с помощью ядерного взрыва был опасен сам по себе, но американские ракетчики полагались на большую дальность действия системы Nike Zeus, которая позволяла перехватывать ракеты на расстоянии, исключающем воздействие взрыва на прикрываемый объект.

После создания экспериментальных систем противоракетного перехвата, СССР и США начали работы над новыми, более совершенными проектами. Первой рабочей системой ПРО Советского Союза стала А-35, также созданная под руководством Григория Кисунько

При создании А-35 советские инженеры, вслед за американскими, отказались от неядерного перехвата - военные сочли систему, требующую прямого попадания, слишком ненадежной. Техническое задание на новые ракеты вырабатывалось с оглядкой на заокеанского соперника - А-35 должна была перехватывать ракеты на расстоянии не меньше 300 километров. Но требования к точности А-35 оставались высокими - в отличие от американских коллег, наши разработчики не решились оснастить перехватчик зарядом, мощность которого начиналась с приставки "мега". Впрочем, такое "отставание" продлилось недолго, мощность боевых частей вскоре возросла.

Новую систему удалось упростить. За счет применения ЭВМ нового поколения и разработанного уже на основе имеющегося опыта программного обеспечения, А-35 для точного наведения на цель требовался один радар, а не три, как в экспериментальном варианте. Дальнее обнаружение цели обеспечивала РЛС "Дунай", способная засечь баллистическую ракету на расстоянии в три тысячи километров.

Также как и при создании системы противовоздушной обороны, первую систему ПРО было решено построить вокруг Москвы. Развертывание системы ПРО Москвы началось в 1962 году. 18 комплексов, расположенных вокруг столицы, должны были обеспечить перехват 18 моноблочных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), атакующих с разных направлений. Каждый комплекс имел восемь пусковых установок - четыре для первого пуска и четыре для повторного, в случае если первый окажется неудачным.

Системе А-35 не было суждено появиться на свет в первоначальном варианте. Постоянное совершенствование средств нападения - появление у противника все более высокоточных МБР, оснащение их разделяющимися головными частями индивидуального наведения - все это требовало внесения корректив.

В результате в строй была введена система А-35М сокращенного состава - восемь стрельбовых комплексов с усовершенствованным оборудованием, теоретически способная отразить два последовательных залпа по восемь моноблочных межконтинентальных баллистических ракет в каждом. В дальнейшем систему А-35 предполагалось модернизировать.

Работы по развертыванию систем противоракетной обороны и в СССР и в США были значительно скорректированы в 1972 году "Договором по ПРО", запрещавшим создание национальных систем ПРО и оставлявшим каждой стороне право на прикрытие такой системой двух (впоследствии - одного) районов на своей территории. СССР принял решение продолжить развертывание противоракетной обороны столицы и окружающих ее территорий. США решили прикрыть базу ВВС Гранд-Форкс в штате Северная Дакота, где размещались межконтинентальные баллистические ракеты. Целью договора было предотвращение дальнейшего разрастания "гонки вооружений".

США не воспользовались своим правом на развертывание базы ПРО - созданная система обороны на базе Гранд-Форкс была выведена из эксплуатации меньше чем через год. Исследователи называют много причин подобного шага, в том числе - бессмысленность системы, прикрывающей всего один район страны. В случае ядерной войны с СССР такой зонтик все равно не спас бы США, а соседей с небольшими ядерными арсеналами, для защиты от которых подобная система годилась, у США не было.

СССР же принял решение о развертывании полномасштабной системы ПРО Москвы, способной защитить столицу и прилегающие области от массированного удара межконтинентальных и оперативно-тактических баллистических ракет нового поколения. В качестве обоснования создания московской зоны ПРО выдвигалось сосредоточение в Москве и прилегающих областях значительной части людского, промышленного и научного потенциала страны.

"Сменщиком" "тридцать пятой серии" стала система А-135, разработка которой началась в 1971 году. Генеральным конструктором А-135 стал Анатолий Георгиевич Басистов, работавший в КБ-1 с 1955 года, с момента начала создания экспериментальной "системы "А".

Новая система противоракетной обороны должна была располагать двумя типа ракет-перехватчиков. Первый - 51Т6, получивший в НАТО обозначение Gorgon, предназначался для дальнего, "заатмосферного", перехвата на высотах 80-100 и дистанции свыше 600 километров. Второй - 53Т6, обозначенный на Западе как Gazelle, - для ближнего перехвата на высотах до 50 и дистанциях до 350 километров.

Строительство системы А-135 в основном было завершено к середине 80-х годов. В ходе создания системы был проведен ряд успешных испытаний, подтвердивших способность противоракет осуществлять перехват баллистических целей, в том числе таких сложных, как разделяющиеся боевые блоки индивидуального наведения. На боевое дежурство стрельбовые комплексы А-135, располагающие в общей сложности 100 противоракетами, встали в 1995 году, после длительных испытаний и доводки.

Для любых ракет необходимо целеуказание. Важной составной частью войск ракетно-космической обороны (РКО), созданных в 1967 году, стали радары и спутники СПРН - системы предупреждения о ракетном нападении. За два десятилетия в СССР была развернута сеть РЛС, обеспечивавших своевременное обнаружение баллистических ракет, летящих с любого направления. Спутники СПРН должны были обеспечить своевременное обнаружение стартующих ракет и выдачу информации на командные посты и наземные средства обнаружения. Информация от радаров СПРН стекается на командный пункт РКО и на РЛС Дон-2Н, которая осуществляет точное наведение ракет-перехватчиков.

Несмотря на свои возможности, система ПРО Москвы не способна отразить массированный ядерный удар. Ее "предел" - отражение удара со стороны второстепенных ядерных держав - Франции, Великобритании, Китая и "новоприсоединившихся", либо перехват "случайных" и провокационных пусков. На большее - просто не хватит ракет. Национальную ПРО, по мнению ряда экспертов, следовало создавать на принципиально иных технологических решениях, где ракеты наземного базирования были бы объединены с космическими, морскими и воздушными средствами. Такая система могла быть создана только с гигантскими затратами и с очень высокой степенью технологического риска.

Именно к этому решению пришел в итоге "потенциальный противник". С начала 80-х годов в США активно обсуждается программа SDI (Strategic Defense Initiative), известная у нас как СОИ - стратегическая оборонная инициатива. С легкой руки президента Рональда Рейгана эта программа получила название "Звездные войны".

Программа предусматривала строительство эшелонированной национальной системы ПРО США. Она должна была включать в себя средства космического базирования - спутники, предназначенные для уничтожения ракет и их боевых частей с помощью лазеров; воздушного - самолеты, также оснащенные лазерами и радарами дальнего обнаружения; наземного и морского - радиолокационные установки и противоракеты, размещенные на наземных базах и кораблях. Стоимость строительства системы была астрономической, по некоторым оценкам достигая триллиона долларов (необходимо помнить, что покупательная способность доллара в 1985 году была почти в два раза выше нынешней).

На технологическом уровне 80-х годов строительство такой системы было невозможно. Отразить пуск нескольких тысяч межконтинентальных баллистических ракет, большинство из которых были оснащены разделяющимися боевыми частями индивидуального наведения не получалось даже при самых благоприятных обстоятельствах. Фактически программа СОИ использовалась Вашингтоном как средство политического давления на СССР, который должен был либо принимать меры по сохранению боевых возможностей своего ядерного потенциала и идти на большие расходы, либо идти на уступки в переговорах о сокращении ядерных арсеналов. Руководство СССР приняло навязанный ему выбор и пошло на уступки. Голоса военных и инженеров, доказывавших невозможность создания системы обороны, способной нейтрализовать ядерный арсенал СССР, не были услышаны.

В 90-х годах, с заключением договоров СНВ-1 и СНВ-2 и отказом США от развертывания СОИ, завершается "предыстория" систем ПРО. Несколько лет спустя, в конце 90-х, для специалистов и систем противоракетной обороны начинается новый этап.

Продолжение следует.

Илья Крамник

Наука и техника00:01Сегодня

«Мы получим новый Чернобыль»

Главную русскую реку превратили в ядовитую помойку. Это угрожает всей России