Наступательно-оборонительное оружие

Поставки Ирану российских ЗРК вновь взывали споры о "наступательном" и "оборонительном" потенциале различных видов оружия

Со времени начала первых международных переговоров о сокращении вооружений люди ведут спор о категориях "оборонительного" и "наступательного" вооружения. Этот спор благополучно пережил XX век и перешел в XXI, иногда затухая, иногда вспыхивая вновь в связи с очередным обострением того или иного конфликта. Очередной всплеск интереса к теме был вызван поставками в Иран зенитно-ракетных комплексов "Тор" российского производства и скандалами по поводу наращивания Россией "наступательного потенциала Ирана".

Основные протесты по поводу сделки с Ираном высказывают США и Израиль, являющиеся традиционными противниками Ирана. В ответ Россия, в лице министра обороны Сергея Иванова, неоднократно заявляла о том, что поставляемые Ирану комплексы являются "исключительно оборонительным" оружием.

Впервые попытка официально отнести те или иные виды вооружения к наступательным или оборонительным была предпринята после Первой мировой войны, когда Версальским договором были наложены ограничения на развитие вооруженных сил Германии. В частности, к "наступательным" видам оружия были отнесены тяжелые артсистемы, танки, боевые самолеты и подводные лодки. Договор лишал Германию права иметь, производить и приобретать данные виды вооружения.

Уже тогда было ясно, что подобное искусственное разграничение оружия на оборонительное и наступательное не имеет смысла. В частности, об этом заявил в одной из своих речей Уинстон Черчилль, чьи слова вынесены в эпиграф.

Тем не менее, дискуссия об "оборонительном" и "наступательном" вооружении продолжилась и после Второй мировой войны. Некоторые публицисты (например, небезызвестный Владимир Резун, пишущий под псевдонимом "Виктор Суворов"), пытались делать обобщающие заключения об агрессивности устремлений тех или иных государств на основе их программ перевооружения.

Такой же подход у многих политических деятелей и журналистов наблюдается и сейчас в отношении государств - "потенциальных противников". При этом зачастую логика рассуждений становится весьма странной.

Так, системы ПВО исторически считаются "оборонительным" оружием, тем не менее, российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр, критикуя в своем выступлении на радиостанции "Эхо Москвы" поставку Ирану ЗРК "Тор", назвал эти комплексы наступательным вооружением, мотивируя это тем, что "изначально "Торы" были созданы для прикрытия советских танковых группировок в ходе наступления на страны НАТО". По этой логике, близкие по характеристикам к "Тору" ЗРК "Кроталь", состоящие на вооружении армий НАТО, видимо, наступательным оружием не являются.

Используя подобную логику, можно присвоить звание "оборонительного" или "наступательного" любому виду оружия по желанию комментирующего. Тем не менее, следует понимать, что не существует ни строго оборонительных, ни чисто наступательных видов вооружения.

Например, не могут считаться оборонительным оружием мины - в сочетании с системами дистанционного минирования они могут использоваться для прикрытия флангов механизированных соединений в наступательных боях, а морские мины - для блокады портов и морских коммуникаций в агрессивной войне.

С другой стороны, выдвинуть определение "наступательное оружие" нельзя даже в адрес таких, казалось бы, "агрессивных" систем, как баллистические ракеты, особенно - с ядерными боеголовками. Эта двойственность подчеркивается тем, что, будучи, с одной стороны, "стратегическими наступательными вооружениями", с другой стороны, ракеты с ядерными боевыми частями составляют "силы ядерного сдерживания".

Ракеты и мины не являются исключением. Их, как и любое другое оружие можно использовать как для агрессии, так и для защиты, как в наступательных боевых действиях, так и в обороне - все зависит от принятой тактики и стратегии использования вооруженных сил страны.

Поэтому, исходя из вышесказанного, остается повторить вслед за Уинстоном Черчиллем: "Более правильной классификацией явилось бы запрещение оружия массового уничтожения, применение которого несет смерть и ранения не только солдатам на фронте, но и гражданскому населению - мужчинам, женщинам и детям, находящимся далеко от этих районов. Вот в каком направлении объединенные нации, собравшиеся в Женеве, могли бы, мне кажется, действительно надеяться продвинуться вперед...".

Илья Крамник

Наука и техника00:01 6 ноября
Солдаты 339-го пехотного полка армии США в Великобритании перед отправкой в Архангельск. 1918 г.

«На этом настоял лично президент»

Зачем американская армия высадилась в раздираемой Гражданской войной России