Новости партнеров

Вторая "холодная" война

Президент Буш намерен победить Иран, не прибегая к военной силе

Несложно заметить, что за последнее время обычные в практике Белого дома обвинения в адрес Ирана, который администрация Буша неизменно причисляет к пресловутой "оси зла", приобрели иной смысл. Если ранее Джордж Буш и его подчиненные разглагольствовали лишь об иранской поддержке мирового терроризма и его нежелании свернуть свои ядерные программы, то теперь речь идет о не столь масштабных, но более конкретных провинностях Тегерана, которые могут вызвать вполне определенную реакцию Вашингтона.

Еще после выступления Буша в ознаменование очередной годовщины терактов в США стало ясно, что политика Белого дома на Ближнем Востоке меняется. Уже тогда определения "терроризм" и "нефть" были почти незаметно заменены на "раннюю стадию борьбы с тиранией" и "творческий потенциал ближневосточных народов". К Новому году Вашингтон еще более конкретизировал свои претензии к Ирану, объявив, что его происки на территории Ирака и во всем регионе угрожают жизни американских граждан и интересам США в целом.

25 декабря 2006 года в Ираке были арестованы двое иранских дипломатов, которых считали представителя Корпуса стражей исламской революции. Чуть позже они были отпущены, так как эта акция носила, скорее всего, демонстративный характер. 10 января, представляя свою новую стратегию в Ираке, президент Буш пообещал разрушить систему помощи иракским экстремистам, созданную Тегераном, и уже 11 января на севере Ирака американские военные провели обыск в представительстве Ирана и задержали нескольких его сотрудников.

14 января вице-президент США Дик Чейни призвал Иран не вмешиваться в события, происходящие на территории Ирака, и перестать дестабилизировать работу правительства страны, а через пару дней президент отдал приказ о направлении в Персидский залив второй авианосной группировки во главе с атомным авианосцем "Джон Стеннис", увеличив таким образом свое военное присутствие в регионе до уровня 2003 года, когда началась операция в Ираке.

Все тот же Чейни открыто заявил, что усиление группировки объясняется желанием администрации США воспрепятствовать распространению влияния Ирана в регионе. И тут же был организован "нечаянный" слив в СМИ информации о том, что Белый дом еще осенью 2006 года разрешил американским военным в Ираке захватывать и убивать граждан Ирана, подозреваемых в поддержке шиитских боевиков и организации терактов.

Наконец, 29 января сам Джордж Буш пообещал "твердо ответить" на любые попытки Тегерана угрожать безопасности или жизни не только американцев, но и граждан Ирака. Президент подчеркнул, что в случае необходимости США готовы принять "меры военного характера" и у них для этого "достаточно сил и решимости".

И апогеем всей этой информационной кампании стала угрожающая статья в кувейтской газете Arab Times, в которой, естественно, со ссылкой на источники в администрации США, утверждалось, что удар по Ирану будет нанесен уже в апреле 2007 года и даже указывались первоочередные цели грядущего нападения и его тактика. И все это на фоне постоянных разъяснений Белого дома о том, что ни о каком прямом вторжении в Иран речи быть не может, и все подобные обвинения не имеют под собой основания.

Как и следовало ожидать, растущее давление на Иран вызвало беспокойство в контролируемом демократами Конгрессе. Так, глава сенатского большинства Гарри Рейд (Harry Reid) почти сразу же после оглашения новой стратегии заявил, что президент не имеет права принимать единоличное решение о проведении военных операций против соседних государств с территории Ирака, для этого ему потребуется одобрение Конгресса. Его поддержал руководитель комитета по внешней политике Сената Джозеф Байден (Joseph Biden), направивший официальное послание такого же содержания госсекретарю Кондолиззе Райс. И так далее.

Что же скрывается за столь упорным желанием Буша и его соратников "побряцать" оружием в столь непростой для них момент, когда в самих США проходят массовые манифестации противников войны, а Конгресс грозит не допустить отправки дополнительных контингентов в Ирак?

Конечно, можно предположить, что Буш, будучи человеком прямым и принципиальным, не намерен отказываться от своих планов довести начатое в Ираке до конца и установить полный контроль над регионом Персидского залива. Ради этого он готов пожертвовать неизвестным количеством американских солдат, остатками собственной популярности и популярностью своей партии, ибо только потомки смогут по достоинству оценить его дела. Однако, зная, что члены семейства Бушей при всей их экзальтированности отличаются большим прагматизмом, в подобное верится с трудом.

Ведь не трудно предположить, что любая даже самая молниеносная и самая бескровная военная акция против Ирана, не подкрепленная куда более вескими мотивами, чем это было в случае с Ираком, означает не только еще один серьезный удар по репутации США в мире, но и однозначный проигрыш республиканцев на следующих выборах президента. Буш не может этого не понимать.

Поэтому более логичным выглядит другое объяснение. Невыполнение многих предвыборных обещаний избирателям, популистская экономическая политика, которая привела к ухудшению положения беднейших слоев населения, привели в конечном счете к поражению сторонников президента Ирана на муниципальных выборах, прошедших в стране в декабре 2006 года.

Даже в городском совете Тегерана его сторонники потеряли большинство, удержав лишь ограниченное количество мест. Конечно, Махмуд Ахмадинеджад еще пользуется поддержкой религиозного лидера страна аятоллы Хаменеи, но и она уже не столь безоговорочна, как это было ранее.

Вероятнее всего, администрация США уверовала в то, что режим Ахмадинеджада не столь силен, как это хочет показать официальный Тегеран. Поэтому военные угрозы, зазвучавшие в новом году с примечательной частотой, и активно распускаемые слухи о готовящемся вторжении, - это лишь хорошо продуманная информационная война, которая должна испугать прежде всего простых иранцев, голосовавших на прошлых президентских выборах за Ахмадинеджада. А без их поддержки его режим теряет весь свой вес, который он до сих пор имел в глазах политической элиты страны.

Помимо демонстрации военных перспектив несговорчивости иранского правительства, США предпринимают активные дипломатические усилия, конечной целью которых также является демонстрация гражданам Ирана отсутствия поддержки их лидера со стороны крупнейших мусульманских государств региона. Прибывшая в середине января в Кувейт Кондолизза Райс добилась от представителей Саудовской Аравии, Катара, Бахрейна, Объединенных Арабских Эмиратов, Омана, Египта и Иордании совместного заявления о недопустимости вмешательства во внутренние дела Ирака со стороны Ирана.

Видимо осознав сложность своего положения, сам Ахмадинеджад предпринял попытку найти новых союзников в Латинской Америке и, прежде всего, "побрататься" с президентом Венесуэлы Уго Чавесом, договорившись с последним о создании особого инвестиционного фонда, с помощью которого обе страны намерены освободиться "от ярма империалистов".

В этой ситуации Вашингтону лишь остается ждать, ибо главный враг Ахмадинеджада - это сам Ахмадинеджад и его экономическая некомпетентность, которая становится все более очевидной. "Холодная" война уже доказала однажды свою эффективность в сокрушении противника куда более могущественного, чем Иран, и может сделать это снова. И уж на ее проведение верховному главнокомандующему США не требуется разрешений Конгресса.

Андрей Воронцов