Почти договорились

Россия и Иран преодолели разногласия по строительству АЭС в Бушере

Россия и Иран 22 апреля объявили о преодолении разногласий по финансовым вопросам, мешавшим с начала 2007 года строительству АЭС в Бушере согласно графику. Прорыв в переговорах был зафиксирован подписанием двустороннего протокола о комплексе мер, направленных на осуществление стабильного финансирования стройки. Однако недоговоренности, очевидно, все еще остались - на май назначен новый раунд переговоров.

Почти экономика

Стройка Бушерской АЭС, которая ведется с 70-х годов прошлого века, является для Ирана аналогом строительства в России трассы Чита-Хабаровск. Годами и десятилетиями все говорят о необходимости объекта, что вот-вот он будет достроен, торжественно сдаются отдельные его части, но окончательному завершению работ вечно что-то мешает. И трасса, и станция остаются в вечно строящемся состоянии - как какой-нибудь средневековый собор.

2007 год должен был стать последним в почти полувековой истории строительства Бушера: в сентябре станцию планировалось сдать в эксплуатацию. Иранцы с нетерпением ждали этого события: напечатали деньги со схематическим изображением атома, ввели в календарь что-то вроде Дня ядерной промышленности и науки, объявили на весь мир, что в 2007 году их страна присоединится к клубу ядерных держав.

Но что-то опять пошло наперекосяк. То ли в суете забыли перевести деньги ведущему строительство "Атомстройэкспорту", то ли в эйфории наговорили того, что не понравилось Кремлю, но стройка была снова заморожена. В марте вместо ожидаемого ядерного топлива иранцы получили из России письмо, суть которого сводилась к двум словам: "Где деньги?".

Легко понять досаду иранцев: у них праздник уже на носу, а тут - какие-то деньги… Сначала, естественно, пошумели: дескать, это вы что-то напутали, у нас тут все сходится, деньги переведены, а вы, русские, вообще - ненадежные партнеры и вымогатели.

В ответ на это Москва дала понять, что с такими разговорами нетрудно нарваться и на "спор хозяйствующих субъектов", так что платить все равно придется. В Тегеране обиду проглотили и понемногу стали средства переводить. Для придания процессу должной динамики из Москвы прозвучали слова о том, что деньги идут, но как-то мало. Иранцы скрепя сердце отправили больше, а следом приехали сами - обсуждать, как в дальнейшем избежать подобного.

Диалог, по скупым свидетельствам близких к нему людей, шел непросто - иранцы упирались изо всех сил. Но в России смогли подобрать нужные слова, и деньги пошли. Подписанный 22 апреля протокол призван зафиксировать эту отрадную для россиян тенденцию.

Ирану пообещали, что станцию все-таки достроят, правда, уже не к сентябрю, а к ноябрю.

При том, что противоречия вроде бы преодолены, переговоры по Бушерской АЭС будут продолжены - в Тегеране в мае пройдет следующий их раунд. О чем еще будут говорить россияне с иранцами, не очень понятно. Однако можно сделать предположение, что о поставках ядерного топлива. И, скорее всего, они закончатся провалом.

Совсем политика

В марте 2007 года в западных СМИ появилась информация о том, что Россия "приняла политическое решение" не отправлять в Иран ядерное топливо. При этом газеты ссылались на слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова, которые он якобы произнес в феврале на встрече с европейскими коллегами. Москва информацию о "политическом решении" опровергла, однако топливо на Бушерскую станцию так и не поступило.

Другие сведения из западных источников - о том, что Москва якобы увязывает отправку топлива с подчинением Тегерана требованиям ООН о прекращении обогащения урана - также были опровергнуты как Россией, так и Ираном. Однако постоянное оттягивание завершения строительства АЭС кажется вполне логичным проявлением именно такой политики. В принципе, Россия может до бесконечности придираться к Ирану по тому или иному поводу, лишь бы добиться очередного переноса поставок ядерного топлива.

Очевидно, что на Москву оказывается серьезное давление со стороны стран Запада, которые очень не хотят появления в Иране действующей атомной электростанции. Да и в самой России, похоже, задумались о том, стоит ли отправлять ядерное топливо в страну, которая откровенно игнорирует все резолюции ООН, касающиеся именно этой проблемы.

Если обогащенный уран отправится в Бушер, российская политика относительно Ирана во всем мире покажется, по меньшей мере, двуличной: с одной стороны Москва голосует за санкции против Тегерана, а с другой - сама же снабжает Иран ядерными материалами.

Нетрудно представить, какой шум вызовет в США, Европе и Израиле возможное прибытие российского ядерного топлива в Иран. Россию обвинят в прямой поддержке иранской ядерной программы, которая де-факто объявлена вне закона. Едва ли скандалы подобного рода нужны Москве, а особенно сейчас - в преддверии назначенных на декабрь парламентских выборов.

Поэтому наиболее вероятным развитием событий пока остается очередной срыв поставок в Бушер обогащенного урана, новый обмен взаимными претензиями и новые вялотекущие переговоры между Россией и Ираном.

Начнется этот этап, по всей видимости, уже в мае, когда российская делегация прибудет в Тегеран.