Новости партнеров

На краю

Ситуация в Ингушетии заставила МВД РФ увеличить свое присутствие в республике

Ингушетия ко второй половине лета 2007 года как-то уж слишком стала напоминать Чечню образца приблизительно восьмилетней давности - не проходит дня, чтобы оттуда не сообщали о взрывах, обстрелах, нападениях и похищениях. Причем атаке подвергаются не только рядовые граждане и простые сотрудники милиции, но даже глава республики Мурат Зязиков и его родственники. Не намного спокойнее обстановка и в соседнем Дагестане. Складывается впечатление, что ситуация на грани выхода из-под контроля не только местных, но и федеральных властей, и тенденция ее развития такова, что пороховая бочка Северного Кавказа может взорваться в любой момент. Попытка обойтись местными силами для нормализации обстановки в Ингушетии не принесла результата. Судя по всему, попыткой предотвратить новую кавказскую войну объясняется то, что 10 августа МВД России более чем в три раза увеличило свое присутствие на территории Ингушетии.

Горячая точка

Вот только краткая криминальная сводка из Ингушетии и Дагестана за последние полтора месяца.

  • В ночь на 20 июня в ингушском городе Карабулаке административное здание и территория мобильного отряда МВД России, а также расположенный рядом пункт постоянной дислокации ОМОН при МВД Ингушетии были обстреляны со стороны лесного массива из гранатометов и автоматического оружия с расстояния нескольких сотен метров.
  • Вечером 29 июня в Карабулаке была взорвана бомба, при этом погиб один человек. За полчаса до взрыва неизвестные из автоматического оружия обстреляли автомашину "УАЗ" с сотрудниками ОМОН МВД Ингушетии.
  • 2 июля в центре Махачкалы совершено покушение на депутата Народного собрания Дагестана, председателя совета директоров ОАО "Даггаз" Магомедгусейна Насрутдинова.
  • 3 июля был расстрелян из автомата заместитель главы администрации Карабулака Хаваж Даурбеков. От полученных ранений Даурбеков скончался на месте.
  • В ночь на 6 июля произошел обстрел из автоматов и гранатометов ингушской станицы Троицкая, где дислоцируется 503-й мотострелковый полк, входящий в состав 58 армии, дислоцированной в Ингушетии.
  • В ночь на 16 июля в ингушской станице Орджоникидзевская были убиты учительница местной средней школы номер 2 Людмила Терехина и двое ее детей, Мария и Вадим. Они были обнаружены в своем доме с огнестрельными ранениями головы.
  • Вечером в тот же день в Назрани неизвестные из ручного противотанкового гранатомета РПГ-27 обстреляли дом начальник охраны президента Ингушетии Мурата Зязикова Рустамбека Зязикова, который одновременно приходится президенту двоюродным братом: Рустамбек - сын похищенного в марте 2007 года дяди президента, считавшегося самым влиятельным человеком в окружении главы республики. О местонахождении Урусхана Зязикова, несмотря на то, что за информацию о нем обещана награда в два миллиона рублей, до сих пор ничего не известно. Обстрелянное здание находится в непосредственной близости от дома президента Ингушетии.
  • 18 июля на кладбище станицы Орджоникидзевская, во время похорон учительницы Людмилы Терехиной и двух ее детей, убитых за два дня до того, произошел взрыв, в результате которого пострадали десять человек.
  • Утром в тот же день произошел взрыв на спортплощадке одной из школ дагестанского города Кизилюрт, когда сотрудники милиции проводили там занятие по физической подготовке. В результате четверо милиционеров погибли, еще восемь были ранены.
  • 21 июля в Карабулаке был застрелен главный специалист министерства по межнациональным отношениям и общественным связям республики, известный в Ингушетии религиозный и общественный деятель, соратник Мурата Зязикова Ваха Ведзижев.
  • В тот же день появились сообщения об обстреле в Магасе кортежа самого Зязикова, но они были опровергнуты местной милицией и президентской пресс-службой.
  • 23 июля в селении Средние Ачалуки Малгобекского района Ингушетии обстрелян служебный автомобиль сотрудников Назрановского ГОВД, в результате чего один милиционер убит и еще один получил ранения.
  • 24 июля в центре Назрани неизвестными обстрелян автомобиль с военнослужащими Минобороны РФ.
  • В ночь на 26 июля в Назрани был обстрелян пункт постоянной дислокации полка внутренних войск МВД РФ.
  • Вечером в тот же день в Махачкале была подорвана машина заместителя муфтия центральной мечети города Урмагомеда Рамазанова.
  • Вечером 27 июля из автоматического оружия и гранатометов со стороны населенного пункта Али-Юрт Назрановского района было обстреляно здание администрации президента Ингушетии и региональное управление ФСБ РФ.
  • В тот же день на железнодорожном перегоне Кади-Юрт - Хасавюрт в районе административной границы Чечни и Дагестана, был подорван ремонтный поезд с щебнем.
  • В ночь на 30 июля все в том же ингушском Карабулаке произошел мощный взрыв, а в Малгобеке неизвестный бросил гранату в группу сотрудников милиции.
  • 31 июля по пути из Владикавказа в Моздок, недалеко от ингушского селения Нижние Ачалуки, был обстрелян автобус, в котором находились прикомандированные из Калмыкии милиционеры. В результате один милиционер был убит, а еще трое ранены.
  • Рано утром 3 августа в Буйнакске был убит заместитель начальника РОВД подполковник милиции Абдулмашид Расулов. Его расстреляли из автомашины ВАЗ-2106, когда он шел на работу.
  • Вечером 7 августа был расстрелян из автоматического оружия в подъезде своего дома сотрудник РУВД города Малгобек в Ингушетии Алихан Албаков.
  • Этот перечень говорит сам за себя.

    Над пропастью

    Федеральные власти, глядя на происходящее, не сидели сложа руки. 21 июля милиция республики была переведена на усиленный режим несения службы, а 25 июля министр внутренних дел Рашид Нургалиев отдал распоряжение о начале на территории Ингушетии специальной комплексно-профилактической операции (СКПО), о чем и объявил на встрече с личным составом МВД Ингушетии в Назрани его заместитель Аркадий Еделев. По словам Еделева, в рамках СКПО в "солнечной и прекрасной Ингушетии" предстоит решить три задачи. Во-первых, необходимо искоренить "бандитов на улицах и дорогах". Во-вторых, следует уничтожить действующие до сих пор "определенные осколки бандподполья", вышедшие с территории Чечни, где проводится контртеррористическая операция. "И третья задача, я считаю, самая главная, определяющая, - это обеспечение мирного, созидательного и спокойного труда жителей Ингушетии", - объяснил замминистра. Планируется, что операция будет проходить до конца августа.

    Однако никаких результатов начавшаяся война с преступностью в Ингушетии - ни усиление паспортного контроля, ни проверки автотранспорта - пока не принесла. Как будто в насмешку, в последующие два дня после объявления СКПО было совершено сразу два дерзких нападения на силовые ведомства республики - гранатометный обстрел полка внутренних войск в Назрани, а затем обстрел зданий администрации Зязикова и УФСБ.

    И вот 10 августа на территорию Ингушетии были введены дополнительные подразделения внутренних войск МВД, а также стянуто несколько десятков единиц бронетехники, которые размещены в Сунженском и Малгобекском районах республики. Группировка внутренних войск МВД в республике была увеличена почти до 2,5 тысячи человек, в то время как до сих пор в Ингушетии было всего 700 военнослужащих 126-го полка внутренних войск. Кроме того, весь личный состав МВД Ингушетии, и так переведенный на усиленный режим, будет находиться на рабочих местах до 22:00 и работать без выходных дней.

    Укрепили и соседнюю Северную Осетию - к границе с Ингушетией стянуты дополнительные силы батальона оперативного реагирования МВД, чтобы не оставить боевикам лазейки. Здесь всех милиционеров также перевели на экстренный вариант несения службы, усилены меры безопасности на рынках и в других местах большого скопления людей.

    Между тем глава Ингушетии, явно не справляющийся с ситуацией и сам, как и его ближайшее окружение, неоднократно становившийся мишенью боевиков, заявил, что "по докладам руководства правоохранительных органов Ингушетии обстановка в республике спокойная и контролируемая. Напряжение, которое нагнетают некоторые СМИ - искусственное и надуманное".

    В то же время руководитель представительства президента Чечни в Южном федеральном округе генерал-лейтенант Григорий Фоменко высказал в пятницу на пресс-конференции в Ростове-на-Дону несколько иное мнение по этому вопросу. Он полагает, что "сегодня криминальная ситуация в Ингушетии и Дагестане намного хуже, чем в Чечне", так как из Чечни, на территории которой, отметил Фоменко, бандформирования полностью ликвидированы, боевики перебазировались, собственно, в Дагестан и Ингушетию.

    В таком контексте, если вспомнить происходившие в этом же регионе события августа-сентября 1999 года, с которых началась вторая чеченская война, то возникают нехорошие предчувствия и ассоциации - опять Кавказ, грядущие выборы и все такое. Вот и Зязиков считает, что все творящееся в подведомственной ему республике - "попытка определенных сил в России и за рубежом сделать Ингушетию площадкой для решения каких-то своих узких задач".

    Не исключено, что Зязиков прав, и задачи эти даже можно себе вообразить. Но политическая ситуация в России 2007 года все-таки коренным образом отличается от ситуации восьмилетней давности. Путинскому преемнику новая затяжная и совершенно безнадежная война на Северном Кавказе не только не нужна, не выгодна ни с каких сторон, но даже просто противопоказана. Особенно ввиду близости Сочи к этой вечно горячей точке. Так что остается только надеяться, что балансируя на грани, договариваясь с местными элитами и теми, "кому война - мать родна", гоняя боевиков туда-сюда, туша возникающие очаги, России все же удастся пройти над пропастью в это опасное время года и не рухнуть в очередной раз в пекло под названием "кавказская война".

    Татьяна Щеглова