Продолжение следует

Власти Ингушетии не смогли справиться с боевиками за лето

О том, что обстановка в Ингушетии становится взрывоопасной, "Лента.Ру" сообщала в первой половине августа. Однако с тех пор, несмотря на проведение "специальной комплексной профилактической операции по стабилизации обстановки", властям так и не удалось справиться с боевиками. Чуть ли не каждый день приходят сообщения о терактах, обстрелах и нападениях бандформирований, убийствах мирного населения и сотрудников правоохранительных органов. В силовых ведомствах винят во всем либо боевиков "президента Ичкерии" Доку Умарова, либо эмиссаров "Аль-Каеды".

Напомним, 10 августа в связи с "обострением обстановки" в Ингушетии МВД РФ ввело в республику 2,5 тысячи военнослужащих, которые были дислоцированы на окраине Малгобека. Причем тогда начальник пресс-службы внутренних войск Василий Панченков заявил, что операция продлится не более месяца. Однако время истекло, а милицейское начальство не спешит выводить "усиление", да и похвастать разгромом бандформирований или захватом главарей преступников также не может.

О том, что ситуация в Ингушетии далека от спокойной, свидетельствует активность боевиков. Они действуют небольшими мобильными группами, нападая на сотрудников силовых структур и местных жителей, в основном из числа русского населения республики.

31 августа в центре Назрани у дома культуры, где 1 сентября должны были пройти праздничные мероприятия по случаю Дня знаний, взорвался заминированный автомобиль. Погибли четыре милиционера. В тот же день вечером в городе неизвестные в масках избили двух сотрудников МВД, милиционеров пришлось госпитализировать. 5 сентября была обстреляна часть внутренних войск под Малгобеком, в результате чего ранения получили трое военнослужащих.

7 сентября в Карабулаке из автомата обстреляли сотрудника оперативного полка МВД Ингушетии Ильяса Марзиева. С тяжелыми ранениями его доставили в больницу. Преступники тогда скрылись. Стоит отметить, что днем ранее в этом городе проходила спецоперация по поиску полевого командира Магомед-Башира Албакова, в которой принимали участие 50 бойцов спецназа при поддержке бронетехники. Причем часть города была официально объявлена зоной проведения спецоперации. Однако в УФСБ Ингушетии по ее завершении заявили, что "лиц, причастных к бандформированиям, в Карабулаке обнаружено не было".

8 сентября боевики вновь обстреляли лагерь внутренних войск - погиб офицер, еще двое солдат были ранены. Во время этого второго по счету нападения бандиты, численность которых составляла, по различным данным, от 10 до 30 человек, чувствовали себя вполне вольготно. В течение пяти часов, пока продолжался обстрел части, на дороге был установлен временный блок-пост бандитов, которые разворачивали машины местных жителей, предупреждая их об опасности.

Солдатам внутренних войск позднее удалось убить двоих боевиков, да и то тех, кто остался прикрывать отход основной группы. В тот же днь был обстрелян блок-пост милиции у селения Сурхахи Назрановского района, в результате чего ранения получил один человек.

В Карабулаке 31 августа было совершено нападение на семью русской учительницы Веры Драгунчук. Тогда были убиты ее муж и двое сыновей. 2 сентября в ходе спецоперации был задержан подозреваемый в совершении этого убийства, еще один молодой человек, оказавший сопротивление, был уничтожен. До этого 16 июля в станице Орджоникидзевская в собственном доме были расстреляны учительница местной школы Людмила Терехина, ее сын и дочь. Через два дня во время похорон погибших на кладбище произошел взрыв, тогда пострадали семь человек.

В той же станице в ночь на 11 сентября была расстреляна семья цыган из трех человек. Преступников задержать не удалось. За четыре дня этого, 7 сентября, в Назрани прямо у ворот собственного дома была убита 58-летний главврач городской станции переливания крови Наталья Мударова - русская по национальности, находившаяся замужем за чеченцем. Основной версией следствия является "этнический след". Эксперты отметили, что война в Чечне также начиналась с убийства русского населения республики и очевидно, что боевики используют проверенный сценарий, чтобы "взорвать" ситуацию в Ингушетии.

Обращает на себя внимание то, что все задержанные по подозрению в участии в незаконных вооруженных формированиях являются молодыми людьми и уроженцами Ингушетии. В местных спецслужбах, пишет газета "Время новостей", полагают, что бангруппы сколачивают трое арабов - представителей "Аль-Каеды", которые проникли в республику в конце мая. По данным оперативников, за каждую вылазку молодым боевикам платят от 2 до 5 тысяч долларов.

Однако источник агентства "Интерфакс" в силовых структурах утверждает, что "западный фронт сопротивления" в Ингушетии открыл преемник убитого Аслана Масхадова на посту президента непризнанной Ичкерии Доку Умаров. Под его руководством из Чечни и других районов Северного Кавказа на ингушскую территорию проникли от восьмидесяти до ста боевиков, которые объединены в несколько мобильных бандгрупп.

По третьей версии, Ингушетия - это только "полигон" для подготовки молодых боевиков, которых позднее могут бросить в другой регион, например, в Кабардино-Балкарию. Там за последнее время уже произошло четыре теракта. Кстати, часть наблюдателей проводит параллель с событиями в Нальчике в 2005 году, когда в городе почти три дня орудовали боевики. Эксперты отмечают, что некоторые из них взялись за оружие из-за жесткой антирелигиозной политики местных властей, что сейчас наблюдается и в Ингушетии.

Ингушская администрация обвиняет СМИ в нагнетании обстановки в республике, утверждая, что местные власти держат все под контролем. Президент Ингушетии Мурат Зязиков по этому поводу выразился так: "Меня спрашивают: вот обстановка очень сложная. Ничего подобного! Я вижу одно: нагнетается ажиотаж, говорят, что в Ингушетии передвигаются бронетехника, танки, стрельба. Нет ничего этого, нет ничего!" Однако напряжение у ингушских властей все же ощущается. Ранее Зязиков ввел запрет на массовые акции протеста в республике. "Я митинги здесь не позволю. Потому что я знаю, как это начиналось в Грозном, - с митинга в пять-шесть человек, а потом все в крови", - заявил он.

Озабоченность главы Ингушетии по поводу акций протеста неслучайна. Жители республики уже начали роптать, обвиняя власти в неоправданной жесткости и откровенных подтасовках. В Карабулаке некоторые горожане считают, что силовики за убитых боевиков выдают простых людей. Так, 3 сентября сотрудники УФСБ застрелили 21-летнего Апти Далакова, которого подозревали в убийстве семьи русской учительницы. Очевидцы говорят, что операция по его задержанию напоминала обычное убийство. Это даже стало поводом для конфликта между представителями спецслужбы и местным ОМОНом.

Восьмого сентября в здании Малгобекского РОВД во время допроса скончался 30-летний уроженец села Верхние Ачалуки Юсуп Богатырев. Его подозревали в участии в банде. Прокурор Ингушетии Юрий Турыгин заявил, что следов насильственной смерти на теле задержанного не обнаружили, и, скорее всего, он скончался от сердечного приступа. Однако местные жители считают, что Богатырева пытали. Несколько акций протеста в ответ на действия силовиков уже проходили в июле, в частности, жители села Сурхахи Назрановского района говорили, что среди убитых и задержанных молодых людей, которые якобы были членами НВФ, есть невиновные.

Так или иначе, но стабилизировать ситуацию за последние несколько месяцев ингушским властям не удалось, инициативу, подхваченную в начале лета, боевики сохранили. Причем, очевидно, что они специально устраивают небольшие вылазки, чтобы сохранить общую атмосферу напряженности. Обстановкой в Ингушетии, где за последнее время было совершено 40 терактов, заинтересовалась Госдума. Комитету по безопасности поручено разобраться с тем, что происходит в республике, и доложить, "все ли сделано для обеспечения правового противостояния экстремизму".

А пока что главы кавказских республик всеми силами пытаются развеять тревожное предчувствие новой большой войны. Так, свою готовность навести порядок в Ингушетии изъявил чеченский президент Рамзан Кадыров. "Мы наведем порядок в Ингушетии как дважды два - четыре, если будет команда от Верховного главнокомандующего", - заявил он. А на вопрос о том, может ли снова "взорваться" Северный Кавказ, Кадыров парировал: "Не взорвется: запала уже нет". Надо сказать, что отсутствие "запала" - состояние временное.

Руслан Кадрматов