Скажи-ка, дядя, ведь недаром...

Неизвестные похитители отпустили дядю главы Ингушетии без выкупа

В канун большого мусульманского праздника - окончания священного месяца Рамадан - на Северном Кавказе благополучно завершилась история с похищением Урусхана Зязикова, дяди президента республики Мурата Зязикова. Похитители требовали за освобождение несколько десятков миллионов долларов, но, в итоге, выкуп не потребовался.

Урусхан Зязиков был похищен 23 марта 2007 года в Назрани по дороге в мечеть. В нападении участвовали трое или четверо вооруженных мужчин в военной форме, которые насильно усадили 79-летнего старика в машину и скрылись. При этом в ходе захвата дяди ингушского президента был ранен еще один родственник главы республики Муса Зязиков. Вскоре один из родственников похищенного предложил два миллиона рублей за любую информацию о его местонахождении или о личностях преступников.

С самого начала предполагалось, что похищение имеет политическую подоплеку и за ним стоят боевики из исламистского подполья. Для обычных преступников требовать выкуп за столь значительную фигуру было бы слишком рискованно. Кроме того, что похищенный является близким родственником президента Ингушетии, он, по некоторым данным, был еще и самым влиятельным человеком в окружении главы республики. Утверждалось, что все ключевые назначения в Ингушетии проходят только с его одобрения. Как безусловный факт можно принять лишь то, что начальником охраны Мурата Зязикова является сын Урусхана Зязикова Рустамбек.

Похищение родственника президента республики стоило кресла главе ингушского МВД Беслану Хамхоеву. Его место занял Муса Медов, работавший прежде заместителем министра. Неизвестно, какова его заслуга в освобождении Урусхана Зязикова, но при нем оперативная ситуация в республике покатилась по наклонной. В начале августа из-за возросшего числа терактов в Ингушетию пришлось ввести дополнительный контингент внутренних войск, который, впрочем, был выведен в начале октября. Кроме того, на должности трех из четырех заместителей главы республиканского МВД были прикомандированы оперативники из Москвы и Петербурга.

В силовых структурах полагают, что за операцией по похищению дяди ингушского президента стоял лидер чеченских боевиков Доку Умаров. Более того, спецслужбы располагали сведениями о том, в каких местах на территории Ингушетии и соседней Чечни прятали Урусхана Зязикова. Однако от силового варианта освобождения пришлось отказаться, так как существовала серьезная опасность для жизни заложника.

Решено было вступить в переговоры с похитителями, и они, по всей видимости, увенчались успехом. Вечером 11 октября Зязикова привезли в родовое селение Барсуки и оставили рядом с мечетью, где его и обнаружили сотрудники милиции. По словам бывшего заложника, похитители обращались с ним "неплохо", хотя и не давали ему ни побриться, ни помыться. Их лиц Зязиков не видел, так как они всегда были в масках, при этом в разговоре они использовали русский и чеченский языки.

Скорее всего, что такой исход мог был достигнут только неформальными методами, которые на Северном Кавказе имеют свой специфический оттенок. Источники в силовых структурах утверждают, что переговоры шли долго и тяжело. Участвовали в них и сотрудники ФСБ, и милиция, и военные. Еще в середине лета, спустя три месяца после похищения, Мурат Зязиков утверждал, что преступники не выдвигали каких-либо требований или условий освобождения его родственника. Вместе с тем, он не исключил, что за похищением стоят "определенные силы" в Ингушетии.

Остается неясным, идет ли речь в данном случае об исламистском подполье или клановых трениях. Очевидно, что для клана Зязиковых назначение главой республики его представителя означало выход на лидирующие позиции среди местной элиты, которые до этого удерживали родственники прежнего президента Руслана Аушева.

Нельзя исключить, что сменой власти остались недовольны и другие кланы. Если это так, то освобождение Урусхана Зязикова знаменует собой достижение неких договоренностей. Впрочем, оппозиция ингушским властям утверждает, что за заложников в течение трех месяцев частями выплачивался выкуп.

С этой точки зрения причастность чеченских боевиков во главе с Умаровым представляется менее вероятной, поскольку политических требований не было выдвинуто, а само похищение родственника президента, конечно, пошатнуло авторитет последнего, но было скорее внутренним делом клана. Беспрецедентное для Кавказа похищение пожилого человека вряд ли могло быть продиктовано лишь финансовыми или политическими мотивами. Неисключено, Урусхан Зязиков провел эти полгода в качестве "почетного гостя" у неких конкурентов клана и для его освобождения Зязиковым пришлось пойти на какие-то уступки.

С родственниками Зязикова неприятности происходят уже не в первый раз. Весной 2006 года был похищен тесть президента и депутат народного собрания Ингушетии Магомед Чахкиев. По официальным данным, его удалось освободить через месяц с небольшим в результате спецоперации, однако, по неофициальной информации, за него был заплачен выкуп.

В июле этого года из противотанкового гранатомета был обстрелян дом Рустамбека Зязикова, который, как уже говорилось, является сыном Урусхана Зязикова и начальником президентской охраны. Его дом стоит в непосредственной близости от дома самого Мурата Зязикова. К счастью, в результате обстрела никто не пострадал.

Как происшествия с родственниками Мурата Зазикова, так и не прекращающиеся нападения на силовиков и гражданских лиц свидетельствуют о слабости нынешнего главы Ингушетии, особенно в сравнении с его предшественником Русланом Аушевым или президентом соседней Чечни Рамзаном Кадыровым. В случае с похищением Чахкиева боевики попытались представить это как демонстрацию своей силы: спустя месяц к ингушским властям обратился некий Хабибулла, представившийся эмиров местного ваххабитского джамаата и потребовавший отставки Зязикова и прокурора республики.

Проверить догадки о том, кто стоит за нынешним похищением, правоохранительные органы смогут уже в эту пятницу, 12 октября, когда отдохнувший и пришедший в себя Урусхан Зязиков даст первые официальные показания. Боевики уже поспешили приписать себе заслугу в его освобождении, заявив, что он был амнистирован шариатским судом в честь праздника Ураза-Байрам и в связи с тем, что пожилой заложник принес покаянную молитву Аллаху.