Новости партнеров

Прощай, оружие!

Президент Первез Мушарраф ушел с поста главнокомандующего пакистанской армией

28 ноября Первез Мушарраф официально ушел с поста главнокомандующего армией. Он выполнил данное перед октябрьскими президентскими выборами обещание более не совмещать пост главы государства и командующего вооруженными силами. На этом давно настаивали оппозиционные партии, поддержка которых необходима Мушаррафу для поддержания политической стабильности в стране и противодействия экстремизму. В этой связи некоторые наблюдатели рассматривают произошедшее как уступку демократическим силам и давлению мирового сообщества.

Это верно лишь отчасти: прежде всего потому, что Мушараффа никто не вынуждал уйти - это было его собственное решение, заранее спланированное и осуществленное им именно тогда, когда он посчитал нужным. Даже расставшись с армией - своей главной опорой - и став настоящим "гражданским" президентом, Мушарраф остается хозяином положения в отличие от тех же оппозиционных политиков, которым, несмотря на все усилия, так и не удается обойти своего главного политического конкурента.

Расставание в Равальпинди

Церемония прощания с войсками и передачи командования произошла в расположенном рядом с Исламабадом городе-гарнизоне Равальпинди, где находится генеральный штаб пакистанских вооруженных сил. Обращаясь к солдатам, Первез Мушарраф заявил: "Сегодня я говорю "до свидания" армии, форму которой носил 46 лет. Армия - это моя любовь и вся моя жизнь. Мое сердце и мои мысли всегда будут с вами". Мушарраф назвал солдат "спасителями Пакистана", еще раз подчеркнув значение армии для страны.

Затем он передал символический жезл главнокомандующего своему преемнику, бывшему руководителю могущественных армейских спецслужб ISI 55-генералу Ашфаку Кияни (Ashfaq Kiyani), назвав его "образцовым солдатом". После этого на плаце состоялся торжественный военный парад. В четверг, 29 ноября, Мушаррафу предстоит принять присягу в качестве гражданского главы государства и поставить точку в длящемся несколько месяцев политическом кризисе, вызванном президентскими выборами.

Оглядываясь назад, нельзя не заметить, как обдуманно и умело Мушарраф двигался к достижению своих политических целей: сохранить власть через переизбрание, удовлетворить требования оппозиции, защитить интересы армии, и, разделив властные полномочия между различными политическими силами, тем самым создать единый фронт против мусульманских радикалов, которые дестабилизируют ситуацию в Пакистане. Мушарраф показал себя не просто умелым политическим стратегом, но и тактиком, особенно если учесть многочисленные и порой неожиданные препятствия.

Конечно, еще не все решено. В январе 2008 года предстоят парламентские выборы, которые могут пройти удачно, а могут обернуться новым политическим кризисом. До парламентских выборов также могут произойти события, грозящие поколебать планы Мушаррафа: свою лепту в это дело могут внести оппозиционные политики, как например неутомимый и непримиримый Наваз Шариф, который уже призвал эти выборы бойкотировать, или исламские террористы, активизировавшиеся на севере страны. Ситуация в целом далека от стабильности. Однако пока Мушаррафу удавалось осуществлять задуманное.

Выборы в четыре руки

Еще за год или два до предстоящих президентских выборов 2007 года Мушарраф начал секретные переговоры с находящейся в добровольном изгнании Беназир Бхутто - бывшим премьер-министром и лидером самой многочисленной оппозиционной Пакистанской народной партии (ПНП). Армия, какой бы сильной она не была, даже захватив власть в результате "бескровного" военного переворота 1999 года, нуждалась в поддержке широких слоев населения, чтобы избежать политической изоляции внутри страны и в мире. Тревожный звоночек прозвенел в июле 2007, когда радикалы забаррикадировались в Красной мечети Исламабада, и армия вынуждена была прибегнуть к штурму.

Переговоры с Бухтто проходили достаточно тяжело. Бывший премьер очень дорожила своим образом политика, выступающего против военной диктатуры, и не раз публично заявляла о том, что не пойдет на сотрудничество с Мушаррафом. Однако общие цели - спасти обладающий ядерным оружием Пакистан от прихода к власти мусульманских радикалов и установления теократии, борьба с террористами Талибана, окопавшимися в северных районах страны - оказались сильнее обоюдных противоречий. Кроме того, по некоторым данным, немаловажную роль сыграло посредничество США и ряда ближневосточных арабских государств, в частности ОАЭ.

Хотя о договоренности официально так и не было объявлено, об этом говорили так часто, что, в конце концов, она превратилась в "секрет Полишинеля". Бхутто согласилась сотрудничать с Мушаррафом и не чинить препятствий его переизбранию, в обмен Мушарраф, став президентом, должен был отказаться от поста главнокомандующего и поддержать Бхутто на парламентских выборах, назначив ее затем премьер-министром.

Все развивалось по заранее намеченному плану, Мушарраф сделал официальное заявление, что уйдет из армии, после того как будет переизбран. Уже тогда он назвал имя Ашфака Кийяни в качестве своего официального преемника на посту главнокомандующего. С Беназир Бхутто были сняты официальные обвинения в коррупции. 18 октября она с триумфом вернулась в страну из изгнания, хотя торжественную встречу омрачил теракт: в толпе встречающих произошло два взрыва. Муж Бхутто обвинил во всем пакистанские спецслужбы, однако сама Бхутто заявление супруга прямо не поддержала.

Властители и судии

Тем не менее стало очевидно, что помимо договорившихся сторон существуют ряд сил, которые преследуют свои интересы и договариваться не собираются. Особенно это проявилось уже после президентских выборов, на которых Мушарраф одержал убедительную победу: как и ожидалось, за него проголосовало подавляющее большинство депутатов парламента, полностью подконтрольного президенту. Однако Верховный суд, который в условиях отсутствия в стране лидеров оппозиции долгое время выступал в качестве главного оппонента Мушаррафу, не спешил официально подтверждать итоги голосования.

На рассмотрении в суде лежали жалобы, поданные оппозиционерами, которые апеллировали к тому, что по конституции Мушарраф не только не может быть президентом страны, но и выставлять свою кандидатуру права не имеет, так как является военным. Компромиссный вариант, предложенный Мушаррафом: уйти из армии, как только его переизберут, в условиях накалившихся политических страстей их не устраивал. Верховный суд, таким образом, удовлетворив иски, мог аннулировать победу Мушаррафа на выборах задним числом.

Формально судьи оказались в роли арбитров, однако их ошибка заключалась в том, что они действительно поверили, что контролируют ситуацию. На что они в данном случае рассчитовали, сказать трудно. Было бы наивным полагать, что Мушарраф и армия, заинтересованные в сохранении своего политического влияния, согласятся на аннулирование итогов выборов. А уповать на то, что в грядущем открытом противостоянии, которое наверняка приведет к серьезным потрясениям демократические силы одержат победу, было не только недальновидно, но отчасти безответственно, кризис мог легко стать неуправляемым.

В конце октября один из помощников президента сообщил, что Верховный суд не согласен на компромисс и в ближайшее время заявит об аннулировании итогов выборов. Мушарраф сыграл на опережение: 3 ноября он объявил в стране чрезвычайное положение, приостановил действие конституции и распустил Верховный суд, мотивировав свой действия вмешательством судей в действия правительства и парламента по борьбе с терроризмом. В стране прекратили вещание частные телеканалы. Вскоре были отключены Би-Би-Си и Fox News, введен запрет на митинги и демонстрации.

Последнее ЧП Мушаррафа

Это был крайне рискованный шаг, который действительно походил на установление военной диктатуры и ставил под удар соглашения, достигнутые с Бхутто. Единственный плюс был в том, что Мушарраф, несмотря на "самоубийственную ситуацию", на время оставался хозяином положения и владел инициативой. Протесты на улицах, организованные юристами и адвокатами, не имели серьезных последствий для власти: протестующим не удалось привлечь на свою сторону население. Однако чтобы сохранить преимущество, надо было действовать.

Мушарраф немедленно пообещал западным дипломатам, что режим ЧП будет недолгим, что парламентские выборы пройдут в срок или же будут перенесены на месяц. Верховный суд был сформирован в новом составе и 22 ноября подтвердил итоги президентских выборов. Спустя два дня ЦИК Пакистана официально объявил о переизбрании Первеза Мушаррафа на очередной пятилетний президентский срок. Был назначен новый премьер-министр. В Пакистан разрешили вернуться одному из самых суровых критиков Мушаррафа Навазу Шарифу: он прилетел 25 ноября. Наконец, 26 ноября было объвялено о том, что Мушарраф оставляет армию и примет присягу в качестве гражданского президента.

Как отметила специалист по Пакистану из французского института CERI - Sciences Po Мариам Абу Захаб (Mariam Abou Zahab), введенное Мушаррафом чрезвычайное положение на самом деле не являлось ЧП в чистом виде. По ее словам, это некий гибрид из ЧП и законов военного времени. В целом, как показало развитие событий, ничто не указывало на то, что Мушарраф пытается укрепить военную диктатуру. Напротив, он предпринимал формальные шаги по скорейшему установлению гражданского правления.

Кажется, это понимает и Беназир Бхутто, несмотря на открыто декларируемое несогласие с действиями Мушаррафа и угрозами отказаться от достигнутых ранее соглашений. Разумеется, сразу после объявления режима ЧП она заявила о том, что страна скатывается к диктатуре, и даже намеревалась созвать своих сторонников на массовые акции протеста. Один из митингов был намечен в Равальпинди, другой - в Лахоре, откуда протестующие намеревались двинуться "Долгим маршем" на Исламабад. Однако ничего из этого не вышло. Бхутто посадили под домашний арест, и акции протестов не состоялись.

При этом власти указывали на то, что на Бхутто готовится покушение, и что в ходе демонстрации ее могут убить. В целом, не такая уж нелепая отговорка: смерть такого лидера как Бхутто - неважно от чьей руки - могла повлечь за собой абсолютно неконтролируемые последствия. Сама Бхутто пыталась вырваться из-под домашнего ареста и даже сообщила СМИ о том, как ее помощницы голыми руками распутывали колючую проволоку, которой власти оцепили ее дом, однако в итоге все же осталась под арестом. При этом она использовала каждую возможность для того, чтобы отмежеваться от Мушаррафа, заменив активные действия на улицах медийной активностью.

В принципе, как отметила та же Мариам Абу Захаб, Бхутто восприняла введение ЧП как необходимое зло и не оставила свой цели в третий раз стать премьер-министром. Зло, которое скоро может закончиться. После того как Мушарраф ушел с поста главнокомандующего, пошли слухи, что режим чрезвычайного положения может быть отменен в ближайшие дни. Если это правда, то все получится так, как того хотел Мушарраф: он гражданский президент, опирающийся на поддержку армии, государственные институты работают исправно, скоро пройдут выборы и в стране появится законное демократическое правительство.

Пришлось, правда, после почти полувека службы уйти из армии. Но до новой президентской присяги у Мушаррафа есть один день, чтобы взгрустнуть.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры