Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Дело тихого трейдера

Эксперты сомневаются в том, что Жером Кервьель действовал в одиночку

Жером Кервьель (Jerome Kerviel), трейдер, принесший французскому банку Societe Generale убытков почти на пять миллиардов евро, признался в скрытии от руководства ряда сделок. Нельзя сказать, что признание Кервьеля в значительной степени прояснило загадочную и запутанную ситуацию, в которой оказался одно из крупнейших кредитных учреждений Европы. Судя по слухам, циркулирующим в масс-медиа и экспертных кругах, "аферу века" вряд ли можно объяснить одной только глупостью или злым умыслом 31-летнего трейдера.

24 января стало известно о потерях Societe Generale в 4,9 миллиардов евро, вызванных действиями одного из трейдеров, чье имя на тот момент не разглашалось. Сообщение вызвало панику на бирже, акции компании в течение часа рухнули на семь с лишним процентов.

Беда никогда не приходит одна, и потери банка из-за действий трейдера наложились на убытки, понесенные в связи с ипотечным кризисом. Не будь этих дополнительных обстоятельств, скандал с исчезновением пяти миллиардов был бы большой неприятностью, но не катастрофой. Но теперь – совсем другое дело. За какой-то год прибыль группы упала с 5,2 миллиарда до 600 миллионов евро. Более того, чтобы покрыть потери, банк вынужден искать сумму в 8,1 миллиарда евро. Задача эта ныне, когда ресурсы ликвидности в Европе практически на вес золота, к самым простым не относится.

Суть прегрешения Кервьеля заключалась в том, что он, безо всякого уведомления вышестоящих сотрудников, открыл позиции на фьючерсы по европейским индексам. Расчет был сделан на то, что индексы будут стабильно расти, однако обвал на рынках на прошлой неделе этим надеждам положил конец. Кроме того, трейдер пользовался для открытия позиций логинами и паролями своих коллег. Банк еще довольно легко отделался – Кервьель оперировал средствами на более чем 50 миллиардов евро и сложно сказать, какими были бы последствия, если бы деятельность трейдера не была пресечена еще какое-то время.

25 января в квартире Кервьеля был произведен обыск, а на следующий день французская полиция прочесала и штаб-квартиру Societe Generale. Что полицейские нашли во время обыска, неизвестно, говорят лишь о том, что жилье трейдера сотрудники правоохранительных органов покинули с несколькими чемоданами в руках. Спустя некоторое время Кервьель и сам явился на допрос. Полицейские сообщили, что узнали "немало полезной информации", но какой-либо конкретики вновь не последовало.

Наконец, 28 января Жером Кьервель признал свою роль в убытках Societe Generale. По его словам, действовал он в одиночку, никакой выгоды от всех этих махинаций не получил, а пытался лишь исправить ошибки, допущенные им ранее и проявить себя с лучшей стороны в качестве трейдера. Несмотря на чистосердечное признание, подследственному трейдеру теперь светит до семи лет тюрьмы.

Реакция руководства банка была неоднозначной. С одной стороны Даниэль Бутон (Daniel Bouton) назвал своего бывшего сотрудника не только "мошенником», но даже "террористом". А вот гендиректор Филипп Ситерн (Philippe Citerne) охарактеризовал его как "умственно слабого человека". "Никак не пойму, зачем ему это было нужно", - добавил руководитель. Сходится топ-менеджмент банка в одном – потеря денег есть только и исключительно результат действий злонравного Кервьеля.

Такое разночтение в мотивациях вызывает, однако, некоторые вопросы. Родственники и друзья подследственного утверждают, что он – «тихий и замкнутый человек» с ранимой психикой. Рекордная в истории банковского дела Европы афера ему была бы просто не по плечу. Сходной позиции придерживаются и адвокаты Кервьеля, задаваясь вопросом, каким образом "умственно слабый человек" умудрился в течение долгого времени водить вокруг пальца могущественную финансовую организацию.

Аналогичные вопросы вызывает этот случай и у многих представителей экспертного сообщества. Так, в интервью британской The Times экономист национального центра научных исследований Эли Коэн рассказал, что среди трейдеров преобладает мнение о невозможности совершения подобной аферы в одиночку. А пожелавший остаться неназванным бывший сотрудник Societe Generale заявил изданию следующее: "Даже среди высшего управления банка никто не верит в официальное объяснение - это всего лишь довольно жалкое прикрытие реального положения вещей".

Между тем 28 января стало известно о том, что около 100 владельцев ценных бумаг банка Societe Generale составили совместное исковое требование, в котором банк обвиняется в манипуляции ценой на акции и инсайдерской торговлей. В число подозреваемых попал, в частности, член Наблюдательного совета банка Роберт Дэй (Robert Day), который продал свои акции на сумму 85,7 миллиона долларов 9 января, всего за две недели до того, как вся эта история вскрылась. Аналогичным образом поступили и два связанных с ним фонда. Таким образом, точка в истории тихого трейдера, едва не обанкротившего один из ведущих банков Старого Света, пока отнюдь не поставлена даже признанием главного подозреваемого.

Сложная и запутанная ситуация вокруг аферы порождает самые удивительные слухи в европейских масс-медиа. Так, корреспондент радио Europe1 Жан-Пьер Элькабаш начал свое интервью с Даниэлем Бутоном с вопроса о том, пытался ли Жером Кервьель "обрушить SG в интересах одного из русских банков". Напомним, что Societe Generale планировал выкупить контрольный пакет акций "Росбанка" к середине февраля, но теперь сделка, по всей вероятности, будет отложена - российская организация до сих пор не выяснила, кто у нее собственник, а французам в ближайшее время будет не до покупок.