Недодоговорились

ФАТХ и ХАМАС начали очередные безнадежные переговоры

Движения ФАТХ и ХАМАС, разделившие власть в Палестинской автономии, договорились начать переговоры о создании единой системы власти - как на западном берегу реки Иордан, так и в секторе Газа. Но противоречия между "заклятыми друзьями" за последнее время остроты не потеряли, а потому в осуществимость договоренностей практически никто не верит.

Переговоры между представителями ХАМАСа и ФАТХа в столице Йемена Сане шли непросто и несколько раз оказывались на грани срыва. Однако мощное давление, оказываемое на переговорщиков со стороны президента Йемена Али Абдаллы Салеха, а также представителей других арабских государств все же принесло определенные плоды: 23 марта противоборствующие стороны договорились начать прямые переговоры о дальнейшей судьбе автономии. Основой для переговоров стал план преодоления палестинского раскола, разработанный президентом Йемена.

Йеменская инициатива предусматривает проведение внеочередных выборов на всей территории автономии. По итогам волеизъявления граждан планируется создать правительство национального единства, в которое войдут представители ФАТХа и ХАМАСа, а также других палестинских группировок. Итогом процесса должно стать воссоздание единых органов государственного и административного управления - как в секторе Газа, так и на Западном берегу.

Дополнительно стороны выдвинули друг другу ряд условий дальнейшего ведения диалога. Так, ХАМАС потребовал выпустить из тюрем своих сторонников, помещенных за решетку сторонниками ФАТХа, контролирующего Западный берег. Фатховцы же потребовали восстановить юрисдикцию своего правительства в секторе Газа. Оба эти условия пока не выполнены в силу их взаимной неприемлемости для обеих сторон.

Йеменский план производит впечатление разумной "дорожной карты", способной действительно привести к объединению расколотой автономии и устранению нынешнего двоевластия в ней. Все бы хорошо, но он практически не учитывает два важнейших фактора ближневосточной реальности: всего богатства внутреннего мира его исполнителей и внешнего влияния (прежде всего - американского и израильского).

А как показывает практика, никакие планы палестинского объединения не работают, если в них четко не прописаны два фундаментальных положения: кто в результате будет главным и как объединенное руководство будет строить отношения с Израилем. Именно неурегулированность этих двух вопросов ранее приводила к срыву многочисленных договоренностей между двумя организациями.

ФАТХ, руководство которого уже долгие годы считает себя единственной силой, обладающей правом представлять палестинцев на международной арене и занимать все ключевые места в официальных органах власти, никогда не согласится с результатами выборов, отдающих победу ХАМАСу.

Именно это произошло в 2006 году. Тогда, после победы исламистов на парламентских выборах, глава автономии фатховец Махмуд Аббас принялся создавать параллельные структуры власти, которые лишили правительство ХАМАСа большей части полномочий.

ХАМАС, в свою очередь, чувствуя, что его лишают честно полученной власти, пытался всячески блокировать работу институтов, созданных Аббасом и оспаривать все принимаемые ими решения. В результате ситуация скатилась сначала к двоевластию, затем - к полному хаосу, а кульминацией противостояния стал вооруженный захват власти исламистами в секторе Газа.

Победа на выборах ФАТХа представляется менее вероятной, но все же возможной. Но с таким развитием ситуации не согласится уже ХАМАС, который, вне всяких сомнений, не признает подобного результата голосования и объявит его подтасованным. Кроме того, ни один из серьезных специалистов по Ближнему Востоку даже не рассматривает возможности добровольной передачи ХАМАСом ФАТХу контроля над сектором Газа, где исламисты власть "честно украли".

Более того, по опросам общественного мнения, популярность ФАТХа на Западном Берегу падает, а ХАМАСа, напротив, растет. Это дает основания исламистам рассчитывать, что через какое-то время они могут получить все, даже если для этого придется осуществить сценарий, опробованный в 2007 году в секторе Газа.

Таким образом, мирный и добровольный раздел власти даже при наличии подписанных сторонами документов представляется крайне маловероятным. Похоже, это понимают и сами участники диалога: в контролируемых ФАТХом СМИ сторонников ХАМАСа именуют не иначе как "ренегатами", "мятежниками" и "преступниками", а исламисты партнеров по переговорам называют "гангстерами", "израильскими марионетками" и изо дня в день разоблачают склонность верхушки ФАТХа к присваиванию денег, выделяемых международным сообществом на нужды всех палестинцев.

Причем эта риторика не только не прекратилась на время переговоров, а даже усилилась. Так, в день подписания йеменских документов на сайте ХАМАСа появилась заметка под характерным заголовком "На воре шапка горит. Ещё раз о коррупции в ФАТХ..." Комментарии, как говорится, излишни.

Второй по значимости вопрос, требующий обязательного урегулирования в рамках объединительных переговоров между ФАТХом и ХАМАСом - отношение будущего руководства автономии с внешним миром, и, прежде всего, с Израилем.

ФАТХ, как известно, официально придерживается мнения, согласно которому на Ближнем Востоке есть место как для еврейского, так и для арабского государства. Что там на самом деле думают по этому вопросу лидеры ФАТХа - большой вопрос: некоторые подчиненные Аббаса не стесняются говорить, что формальное признание Израиля - это "военная хитрость", позволяющая выиграть время и обеспечить себе сносный уровень безопасности до того момента, когда придет время решительных действий.

Как бы то ни было, ФАТХ во всем мире (в том числе в США и Израиле) официально признается организацией, с которой можно и нужно вести диалог, помогать ей политически и финансово, и даже выделять ей оружие и боевую технику.

Отказываться от формального признания Израиля, которое несет с собой деньги, оружие, приятные встречи и доброе к себе отношение в руководстве ФАТХа не намерены. Работать в кабинете министров, который будет всего этого лишен, даже если он будет звучно именоваться "правительством национального единства", вменяемому представителю администрации Аббаса не захочется. Поэтому функционеры ФАТХа из всех сил настаивают на том, что новое руководство автономии в обязательном порядке должно признать право еврейского государства на существование.

Однако в ХАМАСе Израилю в таком праве категорически отказывают. Максимум, на что готовы пойти исламисты - это заключение долговременного (сроком на 10 или даже 20 лет) перемирия с Израилем, которое позволит подготовиться для решающего удара по ненавистному "сионистскому образованию".

Признание права евреев на собственное государство было бы отходом от основополагающего принципа ХАМАСа, согласно которому все земли от Иордана до Средиземного моря должны быть объединены в исламское государство. В ФАТХе считают это перебором - у подчиненных Аббаса интересы лежат скорее в финансовой, нежели идеологической или религиозной сфере.

В самом Израиле, об отношении к которому палестинцы все не могут договориться, возможность восстановления отношений между соперничающими группировками вызывает некоторую озабоченность. Если с Аббасом там еще готовы разговаривать, то с коктейлем из коррупционеров из ФАТХа и исламистов ХАМАСа, коим может оказаться правительство национального единства, Иерусалиму беседовать будет не о чем.

Уже сейчас в неофициальных разговорах израильские чиновники заявляют, что сближение ФАТХа с ХАМАСом приведет к замораживанию мирного процесса и распространению всех ограничений, наложенных на сектор Газа и на Западный берег. Аббасу предлагают выбор: либо он будет заигрывать с исламистами и потеряет все, либо продолжит бойкотировать их и получит шанс на создание собственного государства.

В результате сама возможность заключения какого-либо соглашения между ФАТХом и ХАМАСом представляется маловероятной. Ну а на соблюдение договора (если он все же появится), надеются только самые отчаянные оптимисты (они же - плохо информированные люди).

Судя по всему, единства палестинцы могут добиться только в одном случае. Для этого одна из группировок должна полностью выкорчевать другую. Как показывает опыт, единая система власти в секторе Газа появилась после фактической ликвидации там ФАТХа. А на Западный берег относительная стабильность пришла после того, как все более или менее заметные местные лидеры ХАМАСа оказались на нарах.

Однако на переговорах, которые начнутся 9 апреля (предположительно в Дамаске), такой вариант выхода из кризиса, скорее всего, рассматриваться не будет.

Мир00:02Сегодня
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма