Хамовнический вердикт

Суд отклонил иск о защите репутации Третьяковской галереи от высказываний министра культуры

24 апреля Хамовнический суд Москвы признал слова министра культуры Александра Соколова о "порнографии" и "коррупции" в Третьяковской галерее "суждением", а не "обвинением", и на этом основании отклонил иск о защите деловой репутации музея. Третьяковка недовольна решением суда и собирается его оспорить.

Конфликт между Соколовым и Третьяковской галереей возник осенью 2007 года. Когда галерея в начале октября собралась вывезти свою выставку "Соц-арт: политическое искусство в России с 1972 года" в Париж, министр публично назвал представленные на этой выставке произведения "порнографией" и "позором для России". Он заявил, что "предпринял все что мог", чтобы "Соц-арт" не выпустили за границу. В результате выставка попала в Париж, но ряд особо скандальных экспонатов туда все-таки не взяли. В частности, во Францию не поехали картина "Эра милосердия" (на которой изображены целующиеся милиционеры), автопортрет художника Мамышева-Монро в образе Гитлера, а также серия изображений про половой акт прапорщика со сверхсрочником (объединенные под названием "Слава России").

25 ноября, уже после гастролей "Соц-арта", газета "Московский Комсомолец" опубликовала заметку, в которой цитировались новые высказывания Соколова по поводу скандальной экспозиции. На этот раз министр не ограничивался характеристикой экспонатов, а строил предположения относительно того, каким образом "порнография" попала в Третьяковскую галерею. Исходя из этих рассуждений, можно было подумать, что государственный музей поместил свой бренд на картинах современных художников небезвозмездно.

Проще говоря, прозвучало слово "коррупция", и почти тут же на министра культуры были поданы сразу два иска. Один - лично от директора Третьяковки Валентина Родионова, второй - от Третьяковской галереи как юридического лица. Родионов в своем заявлении требовал, чтобы Соколов выплатил ему символическую компенсацию в размере одного рубля и принес публичные извинения. По словам директора галереи, заявления касательно "порнографии" и "позора России" еще можно было стерпеть. "Но высказывание о коррупции - это уже чересчур!", - заявил Родионов.

Соколов выразил удивление по поводу претензий музея и, комментируя ситуацию, фактически повторил свои прежние слова. Он сказал, что под вывеской Третьяковской галереи нельзя демонстрировать "явные несоответствующие их уровню поделки". И добавил, что такое поведение руководства музея "вполне может быть рассмотрено как коррупция, потому что это автоматически поднимает цену такого рода произведений".

Иск Валентина Родионова с самого начала сталкивался со всевозможными трудностями. В декабре ответчик не явился на слушания по делу, потом по ходатайству Соколова дело перенаправили из Таганского суда в Хамовнический. А в марте Родионов и вовсе отозвал иск, мотивируя это тем, что не хочет, чтобы дело "приняло межличностный характер выяснения отношений между двумя руководителями".

Тем временем по иску Третьяковской галереи в качестве соответчика была привлечена газета "Московский Комсомолец". Действительно, в заметке, опубликованной на сайте МК, большинство приписываемых Соколову фраз не были оформлены как цитаты. Что касается все-таки взятых в кавычки предложений, то этот текст, по словам адвоката министра, "не соответствует тому, что на самом деле говорил и имел в виду Александр Соколов, а фразы, которые оспариваются в иске, вырваны автором статьи из контекста". Автор заметки Ян Смирницкий на это ответил, что первоначально материал вышел в сокращенном виде из-за недостатка места на полосе, но позднее в одном из номеров был опубликован полностью. По словам журналиста, цитаты приведены на страницах МК точно, о чем свидетельствует имеющаяся у него диктофонная запись.

Впрочем, скоро разбирательство по делу завершилось победой Соколова. Суд принял решение, что министр просто высказывал частное мнение и никого ни в чем не обвинял. При этом судья отклонил результаты лингвистической экспертизы статьи в МК, которые истец использовал как доказательство своей правоты. Было заявлено, что "эксперт в анализе статьи вышел за пределы своих полномочий".

"Прикрываясь якобы оценочными суждениями, люди получают возможность фактически обвинять других людей в чем угодно, в данном случае в коррупции, что не может рассматриваться как нормальное явление", - прокомментировал ситуацию адвокат Третьяковской галереи Александр Макаров. Он заявил, что решение Хамовнического суда будет обжаловано в Мосгорсуде.

Напомним, что в 2005 году из-за такой же "оценки" на Александра Соколова подал в суд глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Этот иск касался обвинения в коррупции, которое Соколов озвучил в эфире телеканала ТВЦ. Тогда дело закончилось мировым соглашением. Швыдкой признал, что министр "не обвинял конкретных должностных лиц бывшего министерства и нынешнего агентства по культуре и кинематографии и не предъявлял им конкретных претензий, а высказал общее оценочное суждение".